СИМФЕРОПОЛЬ/АКЪМЕСДЖИТ (QHA) -

Глава ЦИК Курултая крымскотатарского народа Заир Смедляев в интервью QHA рассказал о проведении Второго Курултая, а также о первом майдане возле Верховной Рады Украины.

QHA: В свое время вы были членом Организации крымскотатарского национального движения. Расскажите, как вы начинали борьбу за возвращение крымских татар на родину.

 Заир Смедляев: К середине восьмидесятых годов 20-го столетия начался период активизации крымскотатарского национального движения. На этапе, когда основной являлась проблема возвращения в Крым, вроде было все понятно, но когда власти стали искать среди активистов наиболее сговорчивых и пытаться через них тормозить возвращение в Крым, возникла необходимость урегулирования вопросов, связанных с представлением интересов крымскотатарского народа.

QHA: В создании ОКНД принимали участие различные инициативные группы со всего Советского Союза, которые в итоге объединились для создания национального движения. Вы в нем были с самого начала?

Заир Смедляев: С целью объединить несколько различных течений, функционировавших в национальном движении  на территории СССР, была создана ЦИГ (Центральная Инициативная Группа), которая позже создала ОКНД (Организацию крымскотатарского национального движения). В нее вошли члены инициативной группы, поддерживающие устав и программу ОКНД.

В ОКНД было фиксированное членство, и члены организации уже должны были руководствоваться решениями, которые принимались на съездах и заседаниях Центрального Совета ОКНД.

2 мая 1989 года была создана ОКНД, председателем которой был избран Мустафа Джемилев.

С момента своего создания ОКНД выступала за инициативное возвращение на Родину  в Крым, и по ее призыву поднялась массовая волна возвращения крымских татар. Тогда же возникает необходимость возрождения традиционных национальных институций, и организация выступает одним из инициаторов возрождения Курултая – представительного органа всего крымскотатарского народа, который избирается самим народом.

QHA: До создания Второго Курултая некоторые крымские татары выступали за сотрудничество с советской властью. Много было сторонников такого подхода к решению проблем народа?

Заир Смедляев: В организационном комитете Курултая были представлены разные люди. Были представители ОКНД, представители компартии и люди, которые занимали высокие должности в государственных структурах. Там также были люди, работавшие в «догужиевской»  и «янаевской» государственных комиссиях. Возглавлял оргкомитет бывший министр строительства Узбекистана Сервер Омеров.

После разработки положения о выборах делегатов Курултая крымскотатарского народа и утверждения центральной избирательной комиссии было объявлено о проведении выборов делегатов национального съезда.

Против проведения выборов делегатов Курултая и созыва Второго Курултая выступала только «Ферганская группа», члены которой называли себя НДКТ (Национальное движение крымских татар). Несмотря на столь громкое название, они представляли всего лишь определенную часть населения.

QHA: Руководство СССР и местные власти выступали против проведения Второго Курултая. Как вам удалось переубедить советскую власть в необходимости проведения съезда?

Заир Смедляев: Работали по всем направлениям: с одной стороны  идеологически, а с другой  через массовые мероприятия.

В конце концов процесс пошел и вопрос с помещением для проведения Курултая был решен.   

Однако после опубликования проектов документов Курултая, крымские власти заявили, что в них предусматривается создание параллельных структур власти и отказались давать официальное разрешение на проведение съезда. Тогда у здания крымского облисполкома крымские татары провели демонстрацию, в результате чего получили разрешение на проведение Курултая. Все это происходило накануне развала СССР.

Тогда были приняты первые документы Курултая и декларация «О национальном суверенитете крымскотатарского народа».

QHA: Руководство ОКНД пригласило диаспоры крымских татар принять участие в съезде. Сколько организаций откликнулось?

Заир Смедляев: Диаспоры тоже проявляли активность. Например, в Соединенных Штатах диаспора на тот момент была достаточно влиятельной и принимала деятельное участие в организации съезда.

Одним из показателей того, что это нужно народу, был тот факт, что финансирование всех мероприятий осуществлялось самим народом. Тогда каждый крымский татарин, который участвовал в выборах Курултая, вносил свой вклад.

QHA: Каждый крымский татарин тогда делал благотворительный взнос?

Заир Смедляев: Да. Люди приходили и поддерживали нас. Мало того, что они принимали участие в выборах, так еще и финансировали Курултай.

Это очень важно, когда сам народ участвует в судьбе своего представительного органа и финансирует процесс избрания. Тогда было выбрано около 255 делегатов.

Система выборов была двухступенчатой, как в США. Крымские татары в местах компактного проживания выбирали себе одного выборщика от 30 избирателей. Этот выборщик затем принимал участие в региональных конференциях, на которых выбирали делегатов Курултая.

QHA: На Втором Курултае была высокая явка избирателей?

Заир Смедляев: Это был такой энтузиазм и подъем!

В то время много крымских татар еще оставалось в разных регионах Советского Союза, ведь процесс переселения соотечественников продолжался. 

QHA: Известно, что во время проведения Второго Курултая собралось так много людей, что части из них пришлось стоять снаружи….

Заир Смедляев: Действительно, людей было очень много. Были представители американской, латвийской, литовской, белорусской, узбекской, казахской и турецкой диаспор.

На Курултае был принят ряд документов, в числе которых декларация «О национальном суверенитете крымскотатарского народа». Из числа делегатов Курултая был избран Меджлис крымскотатарского народа в количестве 33 человек и его председатель  Мустафа Джемилев.

Меджлису было поручено реализовывать решения Курултая и представлять интересы крымскотатарского народа в крымских госорганах власти и на международном уровне.

Курултай  реагировал и на все наиболее резонансные события, происходящие в мире.

В 1991 году была череда суверенитетов  Украина, прибалтийские страны и республики Средней Азии обрели независимость.

В 1991 году Чечня объявила о своей независимости, после чего последовали печально известные события  первая и вторая чеченские войны. Курултай делал заявление по событиям в Чечне и Беслане, где говорилось о недопущении кровопролития и уничтожения народа. Тем более что Чечня для нас братский народ, который пережил такую же трагедию, как и наш народ, – депортацию.

Когда проходил референдум относительно украинского суверенитета, крымские татары приняли в нем участие и поддержали независимость страны.

QHA: В 90-х годах была предпринята попытка осуществить переворот в Крыму с целью его присоединения к России. Что вы помните о тех событиях?

Заир Смедляев: Основной организованной силой, которая противодействовала отторжению Крыма от Украины, были крымские татары и Меджлис крымскотатарского народа. Мы также участвовали в президентских выборах Украины, голосуя на них за кандидатов от демократических объединений.

Единственный раз, когда в Крыму проводились выборы президента, где кандидатами баллотировались пророссийски настроенный Юрий Мешков и опытный политик Николай Багров, мы поддержали Багрова.

Тогда шли сложные переговоры по Крыму. Потом уже в Верховном Совете Крыма, где были наши депутаты, которые видели всю деструктивную политику президента Мешкова, поддержали прекращение полномочий президента и упразднение его статуса в Крыму.

QHA: После того как вы поддержали Украину, ответила ли он вам тем же?

Заир Смедляев: Тот сепаратизм, который был здесь и о котором мы неоднократно говорили, – его никто не замечал.

В 1992 году Курултай дал поручение разработать конституцию Крыма, а также закон о статусе крымскотатарского народа и признании Меджлиса.

Нас тогда не слышали. Мы выезжали в Киев, где в 1992 году прошла масштабная акция «Киев-92». Каждая крымскотатарская семья тогда сдавала деньги на проведение этой акции. Это был многодневный пикет, который проходил у стен Верховной Рады Украины. Участники акции передали руководству Верховной Рады Украины заявление с требованиями о проведении в ближайшие дни встречи с делегацией Меджлиса и необходимости принятия руководством Украины (или президиумом Верховного Совета) политического заявления о восстановлении в Крыму национальной государственности крымскотатарского народа.

Утром 18 марта 1992 года здание парламента Украины и прилегающая к нему площадь были оцеплены усиленными нарядами милиции с собаками. Неподалеку находились автобусы с омоновцами. 19 марта состоялся разгром палаточного городка.

20 марта 1992 года на Михайловской площади состоялся многотысячный митинг. В нем приняли участие и крымские татары – участники акции «Киев-92». На митинге выступил Рефат Чубаров, рассказавший о зверском избиении крымских татар, а также об их тяжелейшем положении на фоне продолжающегося безнравственного спора о Крыме между Украиной и Россией. Митинг принял резолюцию, в которой были указаны требования о признании права крымскотатарского народа на восстановление своей национальной государственности. Участники митинга осудили действия властей, санкционировавших избиение крымских татар, и потребовали привлечь к ответственности организаторов побоища.

В эти же дни участники акции «Киев-92» заявили, что от депутатов Верховной Рады Украины, отгородившихся от народа дубинками и газом, а потом и вовсе сбежавших «на каникулы», нет смысла ждать каких-то серьезных политических решений. Не пожелав более оставаться в роли просителей, они решили закончить мирную акцию. На последнем своем митинге, проводившемся в рамках акции «Киев-92», крымские татары приняли резолюцию, которую можно назвать итоговым результатом еще одной попытки договориться с властями.

При этом, завершая акцию, крымские татары заявили, что украинский народ не может нести ответственность за действия парламента, не услышавшего боль и чаяния крымскотатарского народа.

QHA: Вам не было обидно, что вы протягиваете руку украинским властям, а они вам – нет?

Заир Смедляев: Конечно, это неприятно, когда все учения силовики проводили на крымских татарах. Мы были их условными противниками, поэтому нас называли мусульманскими экстремистами, о нас говорили, что националисты незаконно заняли землю, требовали освободить территорию от экстремистских группировок.

Однажды в ходе таких учений в дом к Мустафе Хаирову ворвались силовики и бросили светошумовую гранату, в результате чего ему оторвало руку.

Мы об этом говорили и писали, но нас никто не слушал. Это традиционно так происходит: крымские татары нужны лишь для того, чтобы справиться с какой-то проблемой в Крыму.

Когда Ющенко приезжал в Крым и его не пускали местные пророссийски настроенные казаки, то мы ему делали коридоры в аэропорту, чтобы он мог провести агитационную кампанию. Но когда он стал президентом, то дал казакам дополнительные полномочия, а нам предложил отказаться от декларации «О национальном суверенитете», пообещав взамен заниматься нашими мелкими бытовыми проблемами. В тот момент он для меня умер как политик.

QHA: Это означает, что при украинской власти продолжались притеснения крымских активистов?

Заир Смедляев: Да, было и такое, что в результате организованной тут провокации пророссийскими скинхедами были арестованы крымскотатарские активисты, в числе которых был Куртсеит Абдуллаев. В Крыму репрессии по отношению к крымским татарам были практически всегда. В 2006 году на плато Ай-Петри бульдозеры сносили строения крымских татар, а командовал этим всем руководитель главного управления Министерства внутренних дел Украины в Крыму Могилев.

Были попытки погромов на улице Балаклавской, также были попытки со стороны пророссийских объединений самовольно сносить домики на полянах протеста. И тогда крымская власть была не на нашей стороне.

QHA: В 2013 году впервые вместо Мустафы Джемилева главой Меджлиса был избран Рефат Чубаров. Как проходила предвыборная кампания?

Заир Смедляев: Тогда наибольшим избирательным блоком был «Миллий хакъ», который возглавлял Рефат Чубаров. А Мустафа Джемилев избирался в Бахчисарае.

Всего в избирательном списке было 14 партий и организаций, из них 3% барьер преодолели лишь 8.

Курултай состоит из 250 делегатов, из которых 200 выбираются по мажоритарным округам, а 50  по партийным спискам. Соответственно, эти квоты распределились пропорционально полученным голосам. Наибольшее количество получил избирательный список блока «Миллий хакъ». Кандидатами на пост председателя Меджлиса были выдвинуты две кандидатуры  Рефат Чубаров и Ремзи Ильясов.

В соответствии с Регламентом Курултая вначале выбирается председатель, а потом 32 члена Меджлиса крымскотатарского народа.

После проведения процедуры тайного голосования и подсчета голосов, Рефат Чубаров, набрав на 12 голосов больше, чем Ремзи Ильясов, стал председателем Меджлиса.

QHA: Как показали события 2014 года, крымские татары правильно сделали, что выбрали Рефата Чубарова вместо Ремзи Ильясова…

Заир Смедляев: Понимая, что международное сообщество будет упрекать крымских татар в том, что с их стороны не было никаких попыток взаимодействия с фактической властью на местах в поисках компромиссов, было принято решение делегировать во «власть» своих представителей.  Если бы не была представлена там наша делегация, то как можно было бы говорить о том, что это представительство неэффективное?  Крымские «власти» для своей легализации хотели показать, что крымские татары так же представлены в ней, хотя фактически они ничего там не решали. Поэтому позже было принято решение об отзыве крымских татар из власти и заявлено о том, что, те, кто там остался, представляют лишь самих себя.

На протяжении веков целью российского государства было уничтожение крымских татар. Оно также поэтапно уничтожало и тюркские народы, которые проживали и проживают на ее территории.

Рано или поздно процесс уничтожения крымских татар начался бы, и нам нужно было время для того, чтобы люди осознали и увидели, что представляет собой эта «власть». И международное сообщество тоже поняло бы, что крымские татары в своей борьбе ненасильственным путем могут оказаться на грани уничтожения, если не будет поддержки.

QHA: Возможно ли собрать сессию Курултая в ближайшее время? 

Заир Смедляев: Считаю, что нет! Проводить сессию Курултая в условиях, когда каждый делегат может быть подвержен репрессиям, означает, что результаты этого Курултая не будут объективными.

Крымские власти пытались воздействовать на членов Меджлиса для изменения его структуры. Надо отдать должное членам Меджлиса, которые в своем большинстве остались верны национальным интересам и отвергают такого рода предложения. Затем начались новые попытки воздействия на делегатов Курултая с целью переформатирования Меджлиса и переизбрания его председателя, но и они потерпели фиаско. Вследствие чего было принято решение о признании Меджлиса крымскотатарского народа экстремисткой организацией и запрещении его деятельности на территории Российской Федерации.

Попытки подменить Курултай и Меджлис были и будут продолжаться, равно как и попытки его дискриминации. Им нужно дискредитировать Меджлис, а потом международному сообществу рассказывать о невозможности возобновления деятельности "преступной" организации.

Сейчас начались новые провокации в отношении крымских татар с целью их дискредитации в обществе как якобы криминального элемента. Началась новая волна репрессий против крымскотатарских активистов с подбрасыванием оружия, боеприпасов, обвинениями якобы в вымогательстве. Я не исключаю того, что завтра кого-то из активистов назовут ворами и насильниками. В советское время в КГБ это практиковалось, поэтому они будут это делать и сейчас.

Элина Сулима

QHA