КИЕВ (QHA) -

Архиепископ Симферопольский и Крымский Климент уже остерегался того, что расположение собора святых Владимира и Ольги привлечет внимание новых бизнесменов, прибывших с оккупационной властью. Как оказалось, не только бизнесмены позарились на территорию храма, но и самопровозглашенные «правители» Крыма, которые и управляют Фондом имущества. Об этом он детально рассказал в своем интервью корреспонденту QHA.

QHA: Сколько длится борьба с оккупационными властями за собор святых и равноапостольных князей Владимира и Ольги?

Климент: Эта борьба за собор продолжается с 1996 года. С того дня, как только Фонд имущества заселился в эти помещения, которые находятся в Симферополе по ул. Севастопольской, 17-А. И церковь они начали терроризировать с первого декабря 1996 года. С тех пор они все время пытаются выселить нас из этих помещений. При Украине они с нами судились четыре раза, чтобы их забрать. Все время судила одна и та же судья Соколова, которая как при Украине работала, так и сейчас работает.

Руководство Фонда имущества все время пытается крутить аферы с помещениями, которые находятся на первом этаже церкви.

QHA: О каких именно помещениях в соборе идет речь?

Климент: Последнюю аферу, которую они прокрутили - это, когда они одновременно сдали трем арендаторам первый этаж. Они совершенно не считаются с тем, что есть в постановлении Верховной рады Украины, согласно которой мне передано 1400 кв. м. площади. Сейчас по факту Фонд имущества занимает только 200 кв. метров, то есть, 200 метров они забрали себе, отобрав их у меня. С оставшихся 1200 кв. м. они у меня забирают 112 кв. метров, то есть, по сути, весь первый этаж.

Сейчас, когда произошел переворот в 2014 году, то руководство Фонда имущества не изменилось, а в нем остались те же люди - Хорозова, Семенова, и те же представители юридического отдела.

QHA: Сейчас Фонд имущества судится с вами, чтобы отобрать первый этаж собора?

Климент: С 2015 года до октября 2016 постоянно шли судебные процессы. Фонд имущества пытался судиться с подразделением крымской епархии, духовным православным центром, который занимал первый этаж. Для того, чтобы выселить нас и передать помещение фирме «Разум» - это центр делового сотрудничества. Директор этой фирмы - некий Борисов, который приехал из России, из Курска.

QHA: То есть, Фонд имущества сотрудничает с частными фирмами, зарабатывая немалые деньги на аренде земли?

Климент: Сейчас это министерство сотрудничает с этим Борисовым, разрабатывая различные аферы, обманывая крымчан. Например, Борисов берет в аренду государственную землю в Фонде имущества, то есть, у властей Крыма, а затем эту землю сдают в аренду людям. Люди, получив земельный участок, платят деньги за то, что они являются членами того или иного кооператива, доплачивая отдельно за аренду земли. То есть, вместо того, чтоб раздать землю людям по закону, они находят частного партнера, и, таким образом, государство отказывается раздавать государственную землю крымчанам.

Ни один человек в Крыму не может оформить земельный участок, потому что это бесконечная бумажная волокита. Также никто не может купить квартиру, потому что это также волокита. Но находятся такие Борисовы, которые берут в аренду гектары крымской земли по договоренности с Фондом имущества и сдают ее людям. Эти гектары земли преимущественно находятся у моря - это северный берег Крыма. То есть, в таких городах, которые недоступны простым смертным.

Далее Борисов создает садовый или дачный кооператив, зазывая людей войти в него. Люди не только платят до ста тысяч рублей за членство в этом кооперативе, но и делают ежемесячный взнос, и отдельно вносят деньги за землю, которая не дается в постоянное пользование. То есть, в этом кооперативе крымчане могут взять часть земли либо в аренду, либо в субаренду.

QHA: То есть, люди за государственную землю платят немалые деньги?

Климент: Да. Борисов взял в аренду землю и передал ее в субаренду, а затем эти деньги, наверное, делит с крымской "властью".

И этих аферистов они пытаются посадить у меня на первом этаже. Это фирма «Разум» Фонда имущества, то есть, я лишен права на это помещение. Каждый раз, когда подымается этот вопрос, то руководство Фонда имущества с придыханием говорит, что "Вот вы понимаете, что это человек с материка". То есть, Борисов - человек из России. И он как бы "Бог", приехавший из России в Крым, и теперь на полуострове все должны валяться у его ног.

Когда мы проиграли в октябре суд, и 8 ноября в два часа дня, когда уже никого в управление епархии не было, ибо в управлении рабочий день длится до двух часов, пришла делегация из шести человек, из них две женщины и четыре мужчины. Они сразу начали качать права, чтобы им открыли все двери и кабинеты, ибо они будут делать ревизию о целесообразности использования этих помещений. Потому что у них есть постановление суда, согласно которому они могут забрать первый этаж.

Постановление об освобождении помещения на первом этаже касается не епархии, а духовного центра, который там находился. В его подчинении была аптека и кондитерский магазин, но их уже нет в соборе полтора года. То есть, когда начались все эти события (аннексия Крыма - ред.), то люди, которые были на первом этаже, свернули всю свою работу и вывезли все свое имущество. Они отказались работать при России, после чего эти помещения автоматически перешли мне по закону.

QHA: Они просто арендовали залы на первом этаже, а после их переезда, эти помещения перешли снова в управление епархии?

Климент: Во-первых, я имею право собственности до 2030 года на 1400 кв. м. Во-вторых, по договору аренды между мной и Фондом имущества Крыма, которое было составлено в 2004 году, мне принадлежит 409 кв. м на первом этаже согласно технического паспорта, где общая площадь первого этажа 415 кв. м. То есть, как ни крути, а первый этаж согласно всех документов, которые я имею, принадлежит мне.

А кому передавал Фонд имущества эти помещения, и с какими фирмами он составлял договора по этому поводу, управление епархии к этому не имеет никакого отношения.

Но они продолжают настаивать на том, чтобы мы освобождали помещения, а иначе придут судебные исполнители. Хотя по требованию суда к нам приходили судебные исполнители - посмотрели и составили акты, показав, что на территории управления епархии не находятся предприятия и организации, указанные в решении суда, и составили акт. Они отдали этот акт Министерству земельных отношений, но эта государственная структура была недовольна проверкой, и они решили устроить такую ​​экзекуцию.

Я помню, как в 2006 году эти же шесть человек приходили, и составили акты по использованию помещений. А потом на основании того, что управление епархии не так использует помещение - подавали в суд. То есть, Министерство имущественных и земельных отношений будет мне диктовать, как я должен использовать свои помещения.

QHA: Если Фонд имущества займет все помещения на первом этаже, то чем это обернется для управления епархии?

Климент: Они хотели опечатать первый этаж, прикрываясь решением суда. Если они это сделают, то я не смогу попасть в управление епархии. Тогда мы будем иметь ограниченный доступ к церкви, потому что на первом этаже находятся все коммуникации. То есть, все функциональное обеспечение помещения находится на первом этаже.

QHA: Вы платите за аренду?

Климент: Фонд имущества платит очень символическую аренду, а мне насчитали за аренду 90 тысяч рублей.

QHA: Вы обращались к так называемому премьер-министру Крыма Аксенову?

Климент: Я в марте 2015 года общался с Аксеновым, он мне пообещал, что этот вопрос будет решен. Но, к сожалению, это были лишь пустые обещания. Он - это человек, который не отвечает за свои слова.

QHA: Это значит, что крымская власть делает все, что ей заблагорассудится?

Климент: В этом также виновато правительство Украины. Министр культуры и директор департамента по делам религий и национальностей Юраш - такие же преступники, как и крымские "власти".

QHA: В чем вина украинского правительства перед крымским управлением епархии?

Климент: Патриарх Филарет обратился с просьбой к правительству Яценюка, чтобы тот принял соответствующее решение относительно этого помещения, которое находится на первом этаже в соборе святых и равноапостольных князей Владимира и Ольги.

Министерство экономического развития и торговли Украины ответило, что все документы, которые нам предоставлялись при Украине, до сих пор действуют.

Потом я написал Гройсману, и снова Министерство экономики пишет такое же письмо.

Затем, в 2015 году, были парламентские слушания, на которых депутаты поручили Министерству культуры разработать план необходимых мероприятий по защите этого помещения.

Также было заседание комитета культуры и духовности ВРУ по этому вопросу, но он снова поставил его на повестку дня и сказал разработать необходимый механизм.

Тогда я сам обратился с просьбой помочь разрешить этот вопрос к Министерству культуры и Министерству по вопросам временно оккупированных территорий и ВПЛ.

И в результате получил ответ от министра культуры Нищука о том, что данный вопрос не входит в компетенцию Министерства.

QHA: Вы хотели, чтобы украинская власть подтвердила, что данное помещение - это украинская собственность?

Климент: Это помещение уже более 20 лет находится в аренде, и у нас есть все необходимые документы. К 1996 году это помещение было в собственности украинского государства, а затем это помещение по распоряжению министра культуры было передано Автономной республике Крым.

Мы хотели, чтобы вместо аренды это помещение передали в собственность управления епархии или предоставили особый статус, подтвердив сначала, что это была собственность Украины. И далее в международных судах мы могли бы защищать свою собственность.

QHA: Были еще какие-то подобные спорные помещения, которые пытается забрать в управлении епархии крымская "власть"?

Климент: Перед выборами на Маковея у меня обострилась ситуация в селе Октябрьском Первомайского района, где помещения Храма Воскресения Христова, которые были законно переданы в 2002 году православной общине Киевского патриархата, уже в 2015 году были снова поставлены на баланс сельского совета. После чего председатель поселкового совета пытался завладеть этим помещением, потому что оно будто бы принадлежит сельскому совету.

Но у нас есть постановление, которое было принято еще при Украине, и оно принадлежит нам.

Дошло до того, что в 2016 году люди не могли попасть в храм, потому что сельский глава поменял замки и пытался забрать это помещение. Тогда я обратился к Поклонской, которая мне написала, что помещения находятся на балансе сельского совета.

Хотя я показывал все документы, согласно которым сельский совет снял это помещение со своего баланса, и передал нам, а они все равно мне пишут, что оно до сих пор на балансе сельсовета.

QHA: В соборе святых и равноапостольных князей Владимира и Ольги есть старинные иконы или дорогие вещи?

Климент: У меня очень красиво расписан храм, и, к тому же, позолоченный иконостас. Кроме того, есть коллекция старинных икон, и коллекция старопечатных книг.

Я собрал большую коллекцию картин крымских художников (Цветкова, Боссоли, Волошин, Богаевский). Это все национально-культурное наследие Украины.

У меня есть картины и современных украинских художников, картины которых находятся по всему миру. А Министерство культуры считает, что это не входит в их компетенцию.

Сохранение Львовской Евангелии 1646 года тоже не входит в компетенцию сохранения культурного наследия Украины. И все это находится в Крыму, но Министерству культуры безразлично, что там находится.

Беседовала Элина Сулима

Фото: интернет

QHA