СИМФЕРОПОЛЬ/АКЪМЕСДЖИТ (QHA) -

Неправительственная общественная организация «Шторм» начала свой волонтерский путь в 2014 году. За это время она смогла помочь более чем 750 людям. В основном волонтеры информируют и осуществляют сопровождение граждан в государственные учреждения и суды.

Волонтер и глава «Шторма» Елена Антонова, которая на данный момент проживает в Крыму, в беседе с корреспондентом QHA раскритиковала государственную систему предоставления помощи крымчанам в админцентрах, находящихся в Херсонской области. Также она отметила, что новые законы на оккупированной территории Крыма не работают. К тому же чем сложнее закон, тем больше возникает схем для коррупции...

QHA: По словам представителя Миграционной службы Украины, ведомство готово к изменениям, но его действия сковывает украинское законодательство. Вы вносили какие-то предложения с целью упростить процедуру получения украинских документов для крымчан?

Елена Антонова: У нас есть механизм, который мы хотели им предложить, но пока нас никто не слушает. Мы даже предлагали сделать дорожную карту. Мы могли бы подсказать, как все должно работать и как можно сделать это максимально просто. Но при этом нам говорят о том, что нет денег, а потому нет специалистов, которые бы запустили эту работу.

Хотя если задаться целью, то можно найти волонтеров, которые бы создали мобильный сайт, благодаря которому можно было бы подавать документы в электронном виде, проводить скайп-интервью и делать многие другие вещи.

Например, 18-летнего ребенка можно вывезти на материковую часть Украины для получения паспорта, но проблема в том, что он должен будет прожить там месяц до установления личности. Нет механизма. Каждый украинский чиновник поступает так, как ему заблагорассудится. В любой город приезжаешь в ГМС (Государственная миграционная служба. – Ред.), и в каждом своя структура работы с крымчанами. Некоторые просто отказываются, говоря, что этим занимаются в Херсоне – езжайте туда. В Одессе или Запорожье вообще боятся людей, приезжающих из Крыма, потому что не знают, как с ними работать.

В нашей практике на сегодняшний день еще нет ни одного ребенка 18 лет, который бы получил паспорт. На вопрос, что делать с 18-летними, чиновник отвечает: «У меня нет механизмов». Восемнадцатилетние дети – почти не выездные. Очень жаль, но они остались вне закона. И это самая большая проблема на сегодняшний день.

Зато на прошлой неделе один 16-летний ребенок получил документ. А четвертого числа мы привезем из Крыма 18 человек: будут ехать дети 16 лет, и одна пара распишется.

Каждую неделю мы привозим от одного до семи человек. Берем в аренду машины, чтобы возить детей из Крыма.

QHA: Сколько детей получили паспорта в октябре?

Елена Антонова: Пятнадцать человек – они уже являются гражданами Украины.

А за все время существования нашей общественной организации мы помогли стать гражданами Украины 311 детям.  

QHA: Елена, скажите, пожалуйста, вступление в силу 1 декабря нового закона об ID-паспортах (биометрических) поможет решить ряд сегодняшних проблем или все останется по-прежнему?

Елена Антонова: После вступления в силу закона об ID-картах большая часть детей из Крыма останется там, они не смогут получить украинские паспорта.

Чтобы получить ID-карту, ребенок должен будет 21 день находиться на материковой части Украины. И эти три недели он должен где-то жить, что-то кушать, а еще его нужно будет как-то «отмазать» от школы.

Оформление ID-паспортов для оккупированных территорий должно остаться в прежнем формате. То есть если ребенок выехал на материковую часть Украины и захотел поменять паспорт – то поменял, а если не захотел, значит, живет со старым паспортом, пока что-то не изменится.

Но мы верим в то, что что-то изменится, иначе нет смысла делать то, что мы делаем.

QHA: Крымским детям выдают загранпаспорта для пересечения админграницы с Украиной. Сейчас эта норма закона действует?

Елена Антонова: Загранпаспорт тоже делается по доверенности. Но если ребенок выезжает на оформление с одним из родителей, то доверенность нужна не во всех случаях. Ее делают в особых случаях. И вообще, зачем ребенку, проживающему в Крыму, заграничный паспорт?!

QHA: Так это обязательная процедура или нет?

Елена Антонова: Это обязательная процедура потому, что это бизнес. На этих паспортах многие заработали очень большие деньги. Вы декларации народных тружеников видели?

Количество загранпаспортов увеличилось в разы. То же самое будет и с ID-картами, и кто-то будет зарабатывать на них неплохие деньги.

Я слышала, как чиновник говорит о том, что в РФ выдают паспорта с 14 лет, значит, и наши дети должны получать их с 14 лет.

На самом деле у наших детей, живущих в оккупированном Крыму, нет альтернативы – они должны взять российский паспорт, хотят они этого или не хотят. И в 90% случаев детей берут этот паспорт, потому что это единственный выход.

А когда ребенок хочет получить украинский паспорт и говорит, что он гражданин своей страны – его страна начинает придумывать разные уловки и вводить непонятные законы, которые все усложняют. Но ничего сложного нет, в Грузии выдают паспорт в течение 15 минут.

Хотите проверить на честность и порядочность госчиновников – пускай работают спецслужбы при пересечении админграницы с оккупированной территорией Крыма. Пусть там проверяют. А выдача документов – это должна быть выдача документов.

QHA: То есть все упирается в коррупцию и бюрократическую машину: пока не дашь взятку, никто ничего делать не будет. Я Вас правильно поняла?

Елена Антонова: Да, потому что никому ничего не нужно. Потому что сидит чиновница на свою зарплату и ждет, пока вы дадите ей на лапу. Если вы дали на лапу госчиновнику, значит, ваш вопрос решится.  

Я привожу сюда инвалидов, людей на колясках – а мне госчиновник, который и так не бедный, начинает рассказывать, что если вы дадите 200 долларов, то все будет отлично...

Мы арендуем офис в Херсоне и месяц не можем подключить свет. А знаете, по какой причине? Потому что они потеряли наши документы, и мы еще месяц должны ждать. А если вы дадите 200 долларов сверху, то они подключат свет в течение недели.

Мы сейчас собираем деньги на ремонт херсонского офиса, необходимо 100 тысяч гривен. Нам пока удалось собрать 10 тысяч, но мы не сдаемся.

Вот это – наша сегодняшняя жизнь. Чиновники работают, исходя из своих меркантильных желаний.

QHA: Сейчас многие крымчане хотят дать своим детям украинское гражданство?

Елена Антонова: На сегодняшний день количество родителей, которые хотят получить документ украинского образца для своего ребенка, выросло в разы. На самом деле, у некоторых из них есть меркантильные намерения, они думают: «А вдруг вернется все, как было? Пусть лежит на всякий случай». Это следствие не только российской пропаганды, но и отсутствия какой-либо информации, а также препятствий со стороны украинской власти. 

Например, чтобы привезти ребенка на один день оформить паспорт гражданина Украины, нужно потратить на двоих 5 тысяч рублей (1600 гривен) на дорогу, плюс что-то с собой взять перекусить. И это минимальные затраты. А если люди нанимают такси, то дорога им обходится в 6-7 тысяч рублей (2000-2300 гривен).

При этом каждый второй ребенок в Крыму хочет иметь паспорт гражданина своей страны, потому что они родились и выросли в Украине. У них в голове заложено, что Крым – это Украина, и они  украинцы.  

Нужно максимально работать над тем, чтобы обеспечивать документами наших детей и вывозить их на материковую Украину на учебу – подальше от этой ужасной пропаганды.

QHA: Относительно свидетельств о рождении – не всегда родители с маленькими детьми могут поехать на материковую часть Украины...

Елена Антонова: Ситуация усложнилась, когда у прокуратуры отобрали полномочия представления интересов малолетних детей. И теперь, чтобы получить документ о рождении, один из родителей должен приехать на материковую Украину и подать иск в суд. Потом вернуться домой и ждать, пока его вызовут в суд, если смогут с ним связаться. Дело могут рассматривать год.  

QHA: Это действительно очень долго.

Елена Антонова: Да, это отбивает охоту у многих людей делать какие-либо документы. Это сложно и дорого. Да и маленького ребенка не оставишь надолго.  

QHA: Украинские госчиновники начали говорить о том, что в КПП на админгранице с Крымом должны работать нотариусы. По Вашему мнению, они смогут решить проблемы, которые сейчас существуют?

Елена Антонова: В этом нет никакого смысла, потому что для того, чтобы попасть к нотариусу на КПП, все равно нужно проехать две границы и потратить деньги.

Если нотариус оформляет доверенность на пересечение ребенком границы, то тогда это не административная граница с полицейскими и СБУ – там должны стоять пограничники. А что это значит? Значит, мы согласились с оккупацией Крыма, мы поставили границу, и это уже другое государство. Тогда включается закон о нотариальной доверенности родителей при пересечении границы.   

Зачем ребенку, проживающему в Крыму, показывать нотариальную доверенность, передвигаясь по своей собственной стране? Это называется нарушением прав человека, в данном случае – ребенка.  

QHA: А парень, которого из Херсона отправили в Ростов для подтверждения личности, уже получил паспорт?

Елена Антонова: Он там три месяца просидел, а потом кое-как вернулся, потому что жить было не за что. Он вернулся без ничего, потому что МИД дало бумажку о том, что такого человека в реестре нет, и начал просить у меня помощи. Я связалась человеком из МИД Украины, он пообещал помочь, но прошло полтора месяц, а человек до сих пор без документов. 

А Ростов – это прямое нарушение пересечения границы, и человек, который возвращается из РФ в Украину, платит штраф. Мало того что представительство президента посылает людей в Ростов, так когда человек возвращается назад, он еще за это и платит!

QHA: Много таких кричащих случаев, как история с Ростовом?

Елена Антонова: Их валом, и там не только Ростов. Дети-сироты, которые остались без документов и не могут получить гражданство Украины, потому что их свидетельства о рождении остались в детских домах и на них поставили российские печати. Матери-одиночки, которые никак не могут выехать, и их дети пропустили срок подачи документов до 18 лет – и теперь мальчики получают российские паспорта и становятся военнообязанными РФ. И они вынуждены идти служить в армию оккупантов из-за отсутствия альтернативы.

Беседовала Элина Сулима

ФОТО: интернет

QHA