КИЕВ (QHA) -

Важно не только победить в правовом конфликте, но и суметь воспользоваться своей победой. Эту истину знает любой мало-мальски опытный адвокат. К сожалению, наше государство уже два года не может использовать позитивный для Украины вердикт одного из договорных органов ООН касательно соблюдения прав человека в аннексированном Крыму.

Речь идет о Заключительных замечаниях Комитета ООН по правам человека от 31 марта 2015 года по очередному, VII отчету РФ, направленному в этот Комитет (документ CCPR/C/RUS/CO/7). Выводы Комитета – как наблюдательного и мониторингового органа Организации Объединенных Наций – можно рассматривать как безапелляционную и имеющую юридическую силу констатацию нарушения прав человека в Крыму со стороны оккупационной власти.

Права эти зафиксированы в Международном пакте о гражданских и политических правах – одном из фундаментальных действующих международных соглашений, и ни одна страна, считающая себя цивилизованной, не вправе игнорировать выводов мониторингового Комитета ООН.

Данный документ, очевидно, мог бы существенно помочь Украине в процессах и в Международном уголовном суде, и в Европейском суде по правам человека, и в деле с иском в Международный суд ООН, где Киев выдвинул претензии к Москве в несоблюдении ею двух ратифицированных обеими странами универсальных конвенций ООН  о ликвидации всех форм расовой дискриминации (1965 г.) и о борьбе с финансированием терроризма (1999 г.).

Согласно международному праву, страна, осуществившая оккупацию (и тем более аннексию), отвечает за соблюдение целого спектра прав человека на оккупированной территории, она обязана не нарушать права коренного народа. И юридически обязывающий документ вышеупомянутого Комитета ООН, безусловно, важен для международной общественности в деле принуждения агрессора к соблюдению фундаментальных прав человека.

Отчего же Украина до сих пор не воспользовалась объективным и потому очень важным для нее – как в сфере международного права и дипломатии, так и в вопросе противодействия российской пропаганде – документом ООН? Именно с этого вопроса корреспондент QHA начал беседу со специалистом по международному праву, профессором Борисом Бабиным.

Борис Владимирович, как же так случилось, что об этом вердикте Комитета ООН не знает не то что широкая украинская общественность, но и квалифицированная ее часть в виде многих экспертов – юристов и политологов?

– Дело в том, что этот документ возник не по инициативе Украины. Россия, как и иные страны, должна периодически подавать в Комитет отчеты о соблюдении ею Международного пакта 1966 года. И по данным отчетам, с учетом альтернативных отчетов правозащитных структур, материалов индивидуальных жалоб в Комитет и ответов государства на вопросы, поставленные Комитетом, рождаются очередные Заключительные замечания. Данный очередной отчет РФ обсуждался в 2012-2014 годах, и события в Крыму, таким образом, попали в сферу действия Комитета автоматически. Причем сам документ CCPR/C/RUS/CO/7 готовился в 2014 году, и на этапе создания его текста компетентные органы Украины в процесс, по сути, вовлечены не были.

Важно понимать, что Комитет действует по четко обозначенной правовой процедуре, и процесс в нем напоминает судебный. Все источники информации (кроме сведений о заявителях, опасающихся за свою безопасность) Комитетом указываются. Вся процедура подготовки таких важных документов, как Заключительные замечания, отражена в иных, процедурных, документах, и они тоже есть в свободном доступе. Поэтому, основываясь на данных материалах, можно утверждать, что наш МИД данный процесс «проспал».

На последнем этапе, с февраля 2015 года, ряд украинских правозащитных организаций и украинский омбудсмен подключились к обсуждению отчета, ими были предложены альтернативные отчеты Комитету. Но это обсуждение было несколько запоздалым, и хотя сыграло определенную политическую роль, на текст Заключительных замечаний повлиять уже не смогло. К сожалению, после обсуждения проекта Заключительных замечаний никто из украинских правозащитников и уж тем более – никто из представителей украинских госорганов – окончательной судьбой документа не интересовался.

Можно ли спустя два года компенсировать потерянное время? Могут ли выводы Комитета иметь какой-то прикладной характер? В какой форме Украина и украинские СМИ использовать это решение в своей контрпропагандистской работе?

– У нас есть время до 2019 года, когда Комитет примет новые Заключительные замечания по РФ. Для Украины стратегически важно, во-первых, признание Комитетом эффективного контроля РФ как над Крымом, так и над «ДНР» и «ЛНР». Поскольку Комитет по правам человека упоминает факт эффективного контроля РФ над Крымом как очевидный, то этот орган ООН, признавая статус Крыма как части Украины, в данном документе требует от РФ следующее:

- принять эффективные меры по расследованию всех утверждений о серьезных нарушениях прав человека, в частности о похищениях, насильственных исчезновениях, произвольных задержаниях и жестоком обращении, в том числе совершенных «силами самообороны Крыма», привлечь виновных к суду, а жертвам или их семьям обеспечить эффективные средства правовой защиты, включая надлежащую компенсацию;

- обеспечить на практике всем жителям Крыма пользование свободой выражения мнения и информации, включая свободное пользование интернетом, в соответствии с обязательствами государства-участника Международного пакта 1966 г.;

- обеспечить жителям Крыма надлежащие транспарентные процедуры пересмотра решения о своем гражданстве; рассмотреть возможность разрешения жителям сохранить свое украинское гражданство, даже если они заинтересованы в получении гражданства России;

- принять меры к тому, чтобы жители Крыма, сохранившие украинское гражданство, не подвергались дискриминации в любой сфере общественной жизни и получали на основе равенства полный доступ к общественным услугам;

- уважать права меньшинств и коренных народов и принять меры к тому, чтобы, в частности, крымские татары не подергались дискриминации и преследованию, а также пересмотреть юридическое обоснование уголовных дел, возбужденных против ряда крымскотатарских лидеров и активистов;

- уважать и обеспечивать на территории Крыма свободу религии и убеждений и воздерживаться от любых действий, способных подорвать ее, в соответствии с обязательствами государства-участника Международного пакта 1966 г.

Важно понимать, что это не просто благие пожелания. Согласно ст. 40 Международного пакта, государства-участники (в том числе и РФ) обязаны учитывать замечания Комитета и реагировать на них. В этом состоит ключевое отличие документа CCPR/C/RUS/CO/7 от «крымских» резолюций 2014-2016 гг. Генассамблеи ООН, Парламентских ассамблей Совета Европы, ОБСЕ и НАТО или от мониторинговых докладов по поводу Крыма различных международных структур. Все они носят или политический, или промежуточный характер, и только Заключительные замечания 2015 года на сегодня стали финальным, юридически определенным и обязывающим международным актом по Крыму.

Именно как такой акт, обязательный для РФ и не исполняемый ею, необходимо использовать документ CCPR/C/RUS/CO/7, в частности, для просвещения крымчан об их правах, гарантированных данным решением. И для такого просвещения очень важна роль СМИ.

Могут ли адвокаты задержанных в Крыму активистов воспользоваться этим решением?

– Да, безусловно. В документе прямо упомянуто нарушение прав Мустафы Джемилева, Олега Сенцова, Рефата Чубарова. И очень жаль, что адвокаты по этим процессам, судя по всему, еще не применяли механизмы данного документа.

Статья 23 Замечаний называется просто: «Нарушения предусмотренных Пактом прав в отношении жителей Автономной Республики Крым и города Севастополя», и в ней описываются нарушения прав властями РФ, упоминается противоправная поспешная форма навязывания крымчанам российского гражданства, дискриминация крымских татар, мусульман и иных групп лиц, злодеяния «самообороны» и прочее.

Поэтому документ применим ко всем делам, связанным с проблемами гражданства крымчан, с их дискриминацией органами власти РФ, с преследованием украинских и крымскотатарских активистов. Я настойчиво предлагаю адвокатам прилагать этот документ и выдержки из него (благо есть официальный текст CCPR/C/RUS/CO/7 на русском языке) в общении с судебными и правоохранительными органами РФ по данным делам. По своему правовому значению этот акт в РФ подобен решениям Европейского суда по правам человека. То есть от него, конечно, могут отмахнуться в конкретном процессе, но это будет серьезным нарушением, как минимум – в глазах Европейского суда.

Цивилизованные страны и международные органы уважают прецедентное право. И хотя мониторинговый вывод Комитета ООН не является решением международного суда, могут ли материалы Комитета быть применимы в реальной судебной практике – внутренней и международной?

 Как я уже говорил, Заключительные замечания Комитета по правам человека – документ не политический, а сугубо международно-правовой. Упомянутый Комитет отвечает за контроль над исполнением государствами Международного пакта о гражданских и политических правах примерно так же, как страсбургский Евросуд контролирует исполнение Европейской конвенции о правах человека, а гамбургский Международный трибунал по морскому праву – исполнение соответствующей Конвенции ООН 1982 года. И если, например, в Гамбурге и Страсбурге до окончательных решений по Крыму Украине еще очень далеко – то Комитет ООН, в точном соответствии с правилами Пакта, свое мнение в упомянутых Заключительных замечаниях уже высказал.

Стоит отметить, что, согласно ч. 4, 5 ст. 40 Международного пакта о гражданских и политических правах ООН, Заключительные замечания (замечания общего порядка) Комитета не просто обязательны к рассмотрению государством, касательно которого они вынесены. Более того, любая страна – например, Украина или любое другое государство, обеспокоенное ситуацией с правами коренного народа Крыма, демократией или правами человека в Крыму  может до 2019 года предоставить свои соображения по фактам и нарушениям, признанным в данных замечаниях.

К сожалению, МИД Украины, как это, увы, бывает слишком часто, «безмолвствует», и на его адекватную позицию я бы не рассчитывал. Достаточно сказать, что положения документа CCPR/C/RUS/CO/7 с 2015 года не были использованы ни в одном публичной документе МИД, на него нет ссылок и в доступных публике материалах, поданных МИД и Генпрокуратурой Украины в Международный уголовный суд, Международный суд ООН и арбитраж по морскому праву. Рациональных объяснений этому нет. Но что еще более интересно – украинские правозащитники в своей работе за последние годы тоже ни разу не ссылались на Заключительные замечания Комитета.

Это разительно отличает их от российских коллег, которые данным документом с момента его принятия активно пользуются в судах РФ и на международных площадках (конечно же, не в отношении крымских событий, а применимо к дискриминации в РФ Свидетелей Иеговы или сексуальных меньшинств, о чем также речь идет в Заключительных замечаниях).

Боюсь, что среди прочего это связано с тем, что в Заключительных замечаниях Комитет признал эффективный контроль РФ над оккупированными районами Донбасса, а это мешает «авторитетным» правозащитным структурам зарабатывать на «донецких» исках против Украины и на связанных с данными исками грантах.

Но я бы настойчиво рекомендовал заявителям в Европейский суд, судящимся с РФ в связи с событиями как в Крыму, так и на Донбассе, ссылаться на данные Заключительные замечания. Для Европейского суда по правам человека документ, принятый его «старшим братом» Комитетом ООН по правам человека, безусловно, будет иметь юридически обязывающий характер.

В ситуации, когда на МИД Украины и на «авторитетных» украинских правозащитников в деле борьбы с российской агрессией полагаться не стоит, всем здравомыслящим структурам (например, Междлису крымскотатарского народа) следует активно работать с внешнеполитическими органами государств, действительно обеспокоенных событиями в Крыму. Очень важно, чтобы в Комитет, согласно ч. 5 ст. 40 Международного пакта, поступали отзывы от стран ООН касательно фактов неисполнения РФ требований Заключительных замечаний 2015 года. Это поможет зафиксировать не только нарушения Россией норм Пакта, но и ее отказ устранить и прекратить данные нарушения в незаконно оккупированном и аннексированном Крыму.

И конечно, требования Заключительных замечаний касательно прав коренного народа могут активнее использоваться Меджлисом крымскотатарского народа, а также иными структурами в своей внешнеполитической деятельности.

Беседовал Александр Воронин

ФОТО: интернет

QHA