КИЕВ (QHA) -

Про дефицит инвесторов, рост инфляции и обманчивую статистику в интервью радио «Hayat» рассказал директор Крымского экспертного центра Алексей Стародубов.

РадиоHayat: В апреле 2018 года в аннексированном Крыму, в Ялте, прошел, как его назвали местные СМИ, международный инвестиционный форум, на котором так называемая власть полуострова рапортовала о том, что экономика Крыма показывает 10-процентный рост. Верите ли вы подобным месседжам?

Алексей Стародубов: Конечно же, это неправда, и сложно говорить о каком-то экономическом росте на сегодняшний день. Мы с сожалением можем констатировать, что на сегодня экономика полуострова уже интегрирована в экономические процессы, которые проходят на территории Российской Федерации в целом. То есть речь идет о режиме санкций, запрете по выходу на рынки заимствования, всевозможных  ограничениях по поставкам высокотехнологичного оборудования.

Поэтому все те события, о которых вы сейчас вспоминали – Ялтинский или Санкт-Петербургский экономические форумы – это своего рода внутренние мероприятия, при помощи которых Россия пытается показывать, что она еще как-то поддерживает связь с внешним миром и открыта для иностранных инвестиций. Это самопиар. То, что происходило в Крыму в 2014 году, отнюдь не способствует повышению инвестиционной привлекательности этого региона.

Сегодня Крым – это даже не серая, а черная  экономическая зона, поскольку туда невозможно перечислить ни евро, ни доллары. И когда речь идет о ялтинском международном форуме, это звучит комично. А когда говорят о 10% роста экономики Крыма при полном изменении структуры валового регионального продукта, которое произошло за последние 4 года, это даже выглядит утопично.

РадиоHayat: Иными словами аннексированный Крым демонстрирует вымышленную статистику, которая призвана показать потенциальным инвесторам, насколько «безопасно» вкладывать деньги в проекты на полуострове?

Алексей Стародубов: Предлагаю разобрать по пунктам, почему крымская экономика не может демонстрировать 10-процентный рост. На полуострове, прежде всего, нет промышленности, сельского хозяйства, финансового сектора, нет транспортной инфраструктуры, то есть элементов структуры валового регионального продукта, которые были свойственны украинскому Крыму, когда работали порты, АПК, который имел возможность поставлять свою продукцию на экспорт.

Из того, что было в украинском Крыму, остались только социальный и государственный секторы. То есть люди, которые работают в этих двух направлениях, действительно влияют на формирование экономики. На упомянутом вами ялтинском форуме жители полуострова связывали свое дальнейшее экономическое будущее с активностью внутренних инвесторов, которые, по сути, являлись чиновниками различных госучреждений Российской Федерации.

То есть о частных капиталовложениях речь вообще не идет. Однако когда из арсенала финансовой деятельности государства исчезают инвестиции и экспорт, говорить о росте экономики на 10% можно лишь в контексте политических манипуляций, а не математически обоснованных выводов аналитиков и экспертов.      

РадиоHayat: Вы затронули очень важный блок вопросов, связанный с экономическим ростом и развитием крымских портов. По информации Майдана закордонных справ, портовая инфраструктура полуострова, за исключением Керченского порта, где построен мост и функционирует  паромная переправа, с 2014 по 2018 гг. постепенно разрушается. Что ожидает порты полуострова в ближайшие годы, особенно учитывая недружественную политику РФ в Азовском море? 

Алексей Стародубов: К сожалению, мой прогноз не оптимистичный. В свое время я был членом украинско-российской рабочей группы, которая  рассчитывала экономические перспективы строительства крымского моста еще до аннексии. Тогда к единому выводу члены комиссии не пришли, потому что мост всегда рассматривался не только через призму экономики, но и через призму геополитических рисков.   

Сегодня, после того, как произошла аннексия полуострова, а усилий украинских дипломатов и юристов не хватило для запрета строительства Керченского моста в международных судах, мы имеем проект, который реализован РФ достаточно быстро. Это приведет в ближайшем будущем к замедлению развития Мариупольского и Бердянского портов. Хотя эти порты находятся в акватории Керченского пролива – в нашей эксклюзивной экономической зоне, где ситуация будет со временем еще более обостряться.

Уже сейчас очевидно, что Российская Федерация будет ограничивать проходы украинских судов и кораблей под Керченским мостом. Это обусловлено тем, что РФ относится к конфликтам более серьезно, чем Украина, и будет ожидать от нас, образно говоря, диверсий или других недружественных действий.

Радио Hayat: В 2019 году на экономическое развитие Крыма Москва планирует выделить 143 млрд рублей, а в 2020 году – почти 150 млрд рублей. При этом многие аналитики говорят о небывалом уровне коррупции на полуострове. Почему в Крыму так воруют, и при этом Кремль не принимает карательных кадровых решений? 

Алексей Стародубов: Давайте сразу обратим внимание, что Украина – не Россия, то есть РФ имеет такой азиатский стиль управления государством в силу территории, исторически сложившихся аргументов. В ситуации, когда Крым пытаются планомерно интегрировать в состав Российской Федерации на протяжении последних четырех лет, аннексированный полуостров ничем не отличается от любого другого российского региона.

Что касается коррупции и разворовывания средств, то эти методы для нас очевидны и неприемлемы в принципе, даже с учетом того, что в Украине высокий уровень коррупции. Делать это так открыто, на виду у всех даже наши украинские чиновники себе не позволяют. Для тех же, кем руководит Кремль, это уже типично и достаточно характерно.

С точки зрения московского руководства в Крыму сейчас идет постоянная ротация чиновников, создается видимость какой-то эффективной борьбы: кого-то ловят на взятках, сажают в тюрьму за противоправные действия. То есть видимость борьбы создается, но с точки зрения нормального гражданского общества, конечно же, такая всего лишь видимость неприемлема. Думаю, что имитация того, что закон имеет силу в Крыму, будет и дальше продолжаться, потому что по-другому там просто не умеют работать.

РадіоHayat: В 2015 году финансирование Севастополя из Федерального бюджета было приостановлено, потому что все средства разворовывались. К тому же, согласно данных МВД РФ в Крыму, так называемые крымские чиновники воруют на 20% чаще, чем в других регионах Российской Федерации. Почему масштабы воровства на полуострове зашкаливают?

Алексей Стародубов: Средств Москва выделяет больше, а их так называемая местная власть Крыма просто не может освоить. Поймите, на протяжении последних трех лет они (крымчане – ред.) с трудом осваивали то, что выделялось, хотя это не мешало воровать. А когда полуостров вошел в составе РФ как особый регион, то там сегодня не так просто поменять даже проворовавшееся руководство. 

Многие крымские «чиновники» за свои «заслуги» во время аннексии 2014 года считают себя «героями», участниками так называемой "крымской весны". Есть рейтинговые элементы, на которые необходимо обращать внимание.  Если кому-то в другом регионе России бьют по рукам сразу и у людей есть понимание, что воровать нельзя, то в Крыму все подогрето такими внутренними, особенными крымскими процессами.

При этом московское руководство уже стало понимать, что в кадровых вопросах нужно срочно менять правила. Это четко проявилось, когда ни один из местных крымских чиновников не присутствовал на открытии Керченского моста.

Вел интервью Эдуард Солодовник

QHA