КИЕВ (QHA) -

Вот уже 30 лет Марина Иванова собирает уникальную коллекцию – старинные наряды, которые носили в прошлом и позапрошлом веках. В ее собрании более 150 женских и детских платьев, а также всевозможные аксессуары, которые выставляются в ее «Музее истории моды».

В интервью корреспонденту QHA Марина рассказала о тонкостях такого вида коллекционирования. По ее словам, это очень невыгодное вложение денег, ведь старые вещи могут в любой момент просто рассыпаться.

– Как Вы начали собирать старинные наряды?

– 30 лет назад я преподавала на курсах кройки и шитья, и мне было интересно показать работу старых мастеров своим студентам. Поэтому, когда я задавала им какой-то урок, а они говорили, что это невозможно сделать, – я доставала из шкафа платья своей прабабушки, и мы начинали разбирать, как сшить такое. Моя бабушка была очень известной портнихой, и она ничего не выбрасывала, она очень жалела ткани, вышивки. Так что у меня в коллекции есть вещи моей прабабушки, еще 1900 года. Со временем это небольшое хобби переросло в серьезную коллекцию, которую уже нужно было показывать людям.

– Что составляет Вашу коллекцию?

– У нас есть 150 полных комплектов, которые можно хоть сегодня выставить, и еще около 30-40 находятся на реставрации. На реставрации они могут быть и полгода, и год. Иногда есть какие-то половинки, например, есть лиф, нет юбки. Или есть шляпка, но к ней нет платья. Полный комплект – это платье и все аксессуары к нему. В одном есть веер, в другом сумочка, где-то фата или шляпка. Мы наряжаем манекен так, как бы женщина в те времена вышла на улицу.

Я собираю и детскую одежду. Она очень редкая, ее вообще мало кто собирает, во всех музеях мира очень мало детских вещей. И когда ты находишь где-то на блошином рынке очень красивое детское платье – это как будто ты выиграл в лотерею. К манекенам-мальчикам мы ставим велосипедик, к девочкам – колясочку. А если колясочка стоит – в нее хочется и куклу положить.

У нас обширная коллекция, в которой, можно сказать, отразился женский быт, женская жизнь, женское счастье.

– Кто носил эти вещи?

– Эти платья в то время были довольно дорогими, их носили 7-10% населения, то есть буржуазия. Это наряды ручной работы из дорогого кружева, они отделаны мехом, вышивкой из бисера, стразами, бархатом.

– Где Вы находите старинные наряды?

– Когда-то у нас в Киеве был очень хороший блошиный рынок. Там можно было не только купить платье, но и поговорить с бабушками, которые могли рассказать его историю, показать фотографии... Сейчас, к сожалению, таких вещей в Украине осталось очень мало, поэтому я езжу по всему миру. Недавно с мужем были во Франции, где я купила несколько красивых корсетов. А когда мы в прошлом году были в Вене, я купила несколько кукол.

Кроме того, моя семья много чего мне передала по наследству. И друзья мне много дарят, и люди приносят в музей. В прошлом году три бабушки подарили большое количество каких-то мелких вещей.

– От чего зависит, купите Вы платье или нет?

– Иногда бывают платья, которые мне просто не по карману, которые стоят и пять, и пятнадцать тысяч долларов. Расстраиваешься, что не можешь купить, конечно. Но я выбираю как портниха. Я даже больше не коллекционер, не критик моды – я ищу какой-то новый прием, смотрю, чтобы платье было интересным, какие-то детали, вышивка, кружево красивое, цвет, бархат… Смотрю, чего у меня нет в коллекции, чтобы людям показать.

– Расскажите о самой интересной покупке платья.

– Недавно был интересный случай. Мне позвонила пожилая дама, которая не знала, что я коллекционер, и предложила купить у нее очень красивую юбку для скачек. Мы с ней встретились на лавочке около парадного, она очень переживала, боялась меня домой пускать – много аферистов, видимо.

Когда она показала мне юбку, я увидела, что это действительно уникальная работа. И когда я начала восхищаться ею, женщина поняла, что я специалист. Тогда она вынесла мне очень красивый бархатный жакет, который был в ансамбле к этой юбке. Ее внучка порезала его на восемь частей. Там были потрясающие рукава из очень красивого французского кружева «шантильи» на бело-молочном газе. Они были в идеальном состоянии. А вот пиджак нам пришлось аккуратно, как пазл, сложить. Сейчас мы его выставляем с юбкой как полный комплект.

– У Вас есть любимое платье, самое ценное?

– Ну вы представляете – из 150 выбрать? Наверное, самое ценное не по деньгам, а просто последнее. Например, красный бархатный полонез, который здесь на выставке, с асимметричной застежкой и бежевым кружевом. Просто оно последнее, оно еще новое, ты его еще изучаешь, исследуешь.

Я рассматриваю работу портнихи как ювелирное искусство. Я иногда удивляюсь: кто их научил, как они смогли такое сделать? Мне даже хотелось бы посмотреть не на женщин, которые это носили, а на портниху, которая, возможно, полтора года вручную вышивала это платье.

– Платья из Вашей коллекции снимались в каких-нибудь фильмах?

– Все время просят, но я стараюсь не давать – это все-таки музей, эти платья очень ветхие, хрупкие. Платья мы не даем. Но наши сумки и шляпки участвовали во французском фильме «Далеко от Сансет-бульвара» про актрису Любовь Орлову. Он, кстати, в Каннах занял первое место.

– В чем сложности такого вида коллекционирования?

– Это – неправильное вложение денег. Я занимаюсь дизайном и ремонтом квартир и 50% того, что зарабатываю, трачу на свой музей. У нас в Украине никто не собирает платья. А почему? Потому что ты сейчас вкладываешь огромные деньги, которые через пять лет могут просто разрушиться. Приведу пример: у нас есть платье 1854 года, оно уникальное, его расписывали вручную. Тогда как раз вошли в моду анилиновые красители. Мы его достаем из коробки, а там просто песок под этим платьем. То есть ткань разрушается не кусочками, а просто песком, который уже никак не склеить, не зашить, не пришить. Мы просто на него смотрим, укладываем в коробку – и все.

– Как же Вы храните наряды?

– Платья не любят сухости – трескаются. Они не любят, когда влажно, – на них нападает грибок. Не любят свет – начинают тускнеть. Но они не любят, и когда темно. То есть мы с ними носимся, как с маленькими детьми. У нас есть большой склад на 170 метров: чистый, сухой, не пыльный, не грязный.

– Что Вы планируете делать дальше со своей коллекцией?

– Самое главное – это все-таки сделать музей. Он уже зарегистрирован. У нас очень сильная, просто колоссальная коллекция, но у нас нет помещения. Это большая проблема для костюмов, потому что их нельзя все время перевозить из одного музея в другой. Мы стараемся, обращаемся в мэрию, чтобы нам дали хотя бы небольшое помещение и склад. Потому что раз нам уже досталась такая коллекция, ее нужно сохранить. Это большой труд. Это все-таки не самовар, не пластинки, не книги – это очень хрупкие вещи, и неизвестно, что будет с ними через 20-30 лет.

Мы хотим каждые три-четыре месяца показывать новую коллекцию: зимнюю, детскую, белье, корсеты, обувь, сумочки, 40-50-х годов... У нас большое количество планов, и когда нам выделят помещение, мы сможем их все реализовать. Тогда, я уверена, наш музей сможет конкурировать со многими музеями мира.

Алина Сахненко

ФОТО: QHA

QHA