КИЕВ (QHA) -

На Донбассе главную роль в жизни большинства людей играет шахта или завод. Все события вращаются вокруг них. А центральной фигурой городка или поселка является директор шахты или завода, который оказывает влияние на жизнь каждой местной семьи. Дети заканчивают школу и идут по стопам родителей – становятся шахтерами или рабочими. Жизнь человека определена с рождения. На протяжении десятилетий история повторяется, поскольку люди не имеют средств и возможностей, чтобы разорвать порочный круг.

Около трех лет назад в их размеренную жизнь ворвалась война, неся смерть и разрушения. Дети, живущие в зоне АТО, оказались один на один с жестокой действительностью. С началом боевых действий на Донбассе многие волонтерские и общественные организации стали активно оказывать помощь населению. В частности, детям помогают получить профессию, организовывая для них спецкурсы или поездки за границу.

Одним из таких обучающих проектов стал «Желтый автобус», в рамках которого для детей из прифронтовых зон проводят кино-мастер-классы. Волонтерам удалось задействовать около двух тысяч учеников из Марьинки, Мирнограда, Красногоровки, Николаевки.

Профессионалы вовлекают детей в волшебный мир кино. Они учат их снимать документальные фильмы и задействуют в сюжетах маленьких актеров.

Волонтеры «Желтого автобуса» планируют открывать творческие мастерские с оборудованием для съемок и интернетом по всей Украине, преследуя цель объединить детей с общими интересами из разных регионов.

О проекте «Желтый автобус», а также о разрушенных школах и постоянных артобстрелах в прифронтовых зонах в интервью корреспонденту QHA рассказал оператор «Вавилона'13» Юрий Грузинов.

QHA: Вы часто бываете в зоне АТО, в том числе в населенных пунктах, где идут обстрелы. Как людям удается выживать?

Юрий Грузинов: Все зависит от тактики войны, а еще от того, насколько далеко ты находишься от нулевого блокпоста. Обстрелы происходят из тяжелой артиллерии (гаубиц, минометов, танков), а легкое стрелковое оружие уже не принимается в расчет. Потому что в том же Широкино АК калибра 5,45 не достреливает до позиций – только калибр 7,62 достигает цели. 

А, например, в Марьинке и Красногоровке бои идут непосредственно на границе города – в конце переулка находится террикон, и там сидит снайпер. И дети утром ездят на велосипеде от переулка к переулку, не выезжая на простреливаемую зону, но снайпер все равно сидит на своем месте...

Люди каждое утро просыпаются и говорят: вот Петровича разбомбило, а Василичу в огород снаряд прилетел. Или ты смотришь на детскую площадку футбольного поля, а рядом стоит дом, и забор этого дома очень сильно посечен осколками, и ты понимаешь, что если бы в момент обстрела на площадке были дети, то это стало бы большой трагедией для их родителей...

Я не знаю, что случается с инстинктом самосохранения у людей, но они его потеряли, так как они погрязли в разборках, выясняя между собой, кто начал стрелять первым. Те начали стрелять или эти, а вот те хотят войны, а эти хотят мира. В данной ситуации мне уже все равно, кто начал стрелять. Здесь дети.

После всего увиденного ужаса войны живущие там дети стали намного взрослее. Они в свои малые годы уже знают, что такое смерть и боль.

QHA: Вы создали проект «Желтый автобус», чтобы помочь детям вырваться из пасти войны?

Юрий Грузинов: Вообще в тех регионах получилось так, что вся жизнь местных жителей вращается вокруг шахты или завода. Жизнь существует вокруг этого предприятия, а главный царь города – директор этого предприятия. Шахта помогла родителям получить квартиру, потом их ребенок пошел учиться, и снова шахта помогла купить книги. После окончания школы шахта организовала выпускной, и конечно, окончив высшее учебное заведение, человек идет работать в ту же шахту. 

Эти люди замыкаются в своем кругу, они рождаются и умирают в городе, где все работают на шахте. Вся их жизнь проходит в шахте.

Конечно, это может быть не только шахта, а и огнеупорный или обогатительный завод – но жизнь все так же оборачивается вокруг этого предприятия.

На Донбассе живут очень талантливые дети. И пока они не выросли и не застряли в шахтах или на заводах, они готовы учиться. Они действительно хотят вырваться, но у них нет такой возможности. Поэтому основная задача «Желтого автобуса» – дать ребятам из нулевой зоны эту возможность. Дать им возможность дистанционно выучить украинский язык и сдать ВНО на оккупированных территориях, потому что после окончания школы им некуда будет идти со старым аттестатом. А у них должна быть возможность поступить в украинский университет благодаря интернет-обучению. Ведь сейчас компьютерный век.

QHA: Вы решили передать детям из прифронтовых зон свой киноопыт?

Юрий Грузинов: Почему кинопрофессия?.. Потому что мы знаем эту сферу лучше всего.

Например, прошлый год закончился тем, что дети сняли десять фильмов. Из них пять короткометражек уже были представлены на международных конкурсах и фестивалях, и некоторые из них получили награды.

Фильмы очень разные, это зависит от мироощущения их авторов. Дети выступают режиссерами, операторами, актерами, художниками-постановщиками, звукорежиссерами и монтажерами. Они все делают сами, а мы только предоставляем им техническую возможность и подсказываем, как правильно снимать фильмы.

Для ребят это все – игра, но благодаря ей они по-настоящему получают новую профессию, причем до сих пор практически не преподаваемую в Украине. Есть несколько университетов, например Карпенко-Карого, но извините – это учебное заведение, в котором преподают 80% не снимающих преподавателей. И что они могут дать ученикам? Им нужна практика и хоть какое-то развитие, ведь на дворе уже XXI век.

Операторы сейчас снимают на цифровые камеры, а монтажеры монтируют в программах, которые может освоить даже девятилетний ребенок. Более того, сейчас уже появились монтажные программы для телефонов, поэтому вполне может хватить смартфона, которым можно не только снимать, но и монтировать видео.

QHA: На каких именно фестивалях были представлены детские фильмы?

Юрий Грузинов: Например, фильм «Сны» получил награду на Международном детском кинофестивале Одесской киностудии.

QHA: О чем снимали фильмы дети из зоны АТО?

Юрий Грузинов: Это были очень разные истории. И их надо смотреть, чтобы сложить свое мнение.

В общем, мы отобрали 44 ребенка из Красногоровки и Станицы Луганской, дали им тему «Синяя птица» – и они снимали аллюзии на эту сказку. Ребята снимали свое современное видение истории, где канва заключается в том, что где бы ты ни искал свое счастье, оно всегда рядом – это семья.

Кто-то снял фильм о первой любви, кто-то – о добре и зле, кто-то – о мистике, а кто-то – вообще об айфономании.

Еще один фильм был снят по сказке «Алиса в стране чудес» – это тоже современная аллюзия, и она была снята в Киеве с киевской школой проката, где детей учат монтажу.

Не надо забывать, что дети сейчас смотрят много видеоконтента, на котором они учатся и, перерабатывая, накладывают на свои фильмы.

Также мы организовывали для детей летний кинолагерь, в котором известные украинские кинематографисты обучали их киномастерству.

До этого мы приезжали в города в зоне АТО и проводили творческие мастер-классы по режиссуре, операторскому искусству, актерскому мастерству и журналистике.

Сейчас мы планируем проводить мастер-классы по IT-технологиям, чтобы масштабировать интернет-сеть, благодаря чему дети смогут поддерживать между собой связь.

QHA: Сколько людей принимает участие в подобных мастер-классах?

Юрий Грузинов: На эти мастер-классы с нами ездит порядка десяти мастеров. Это профессиональные кинорежиссеры и театральные режиссеры, гримеры, костюмеры, анимационщики, монтажеры, звукорежиссеры. Среди них Ярослав Пилунский, Ярослав Мостовой, Сергей Брежестовский.

QHA: Дети сразу отнеслись к вам с доверием или у них были какие-то сомнения?

Юрий Грузинов: Это с самого начала были совершенно открытые люди без масок. Они гораздо взрослее, чем дети здесь, и даже если было какое-то недоверие, то такое: «Ага, вы на наших фильмах имя и деньги зарабатываете».

QHA: Какова возрастная категория маленьких киношников?

Юрий Грузинов: Возраст от 9 до 14 лет. Мы брали всех заинтересованных детей, мы не могли никому отказать.

QHA: Что в будущем им даст такой опыт, смогут ли они сами снимать фильмы, работать в киноиндустрии?

Юрий Грузинов: В том-то и дело, что «Желтый автобус» – не одноразовый проект, это новый институт довузовского образования. 

Сейчас в Украине отсутствует институт довузовского образования. И вообще, наше современное образование ничем не отличается от образования, существовавшего сто лет назад. Люди создали роботов, помогающих не только на предприятиях, но и по дому, а в ближайшем будущем начнут вставлять импланты в мозг. Все, что сняли фантасты, уже существует в реальной жизни: и искусственный интеллект, который обыгрывает Каспарова, и машина, собирающая кубик Рубик быстрее человека. Но, к сожалению, система образования так и не поменялась, не вышла за пределы школы. Есть какие-то университетские подготовительные курсы, но ты должен точно знать, зачем ты туда идешь.

Поэтому проект «Желтый автобус» набирает творческих детей и сопровождает их дальше, вплоть до окончания университета, а также помогает им трудоустроиться.

Многие волонтерские организации возят детей за границу, например, вывозят из Марьинки в Германию на две недели, а потом возвращают домой. Таким образом они не помогают детям выбраться из круговорота их «шахтерской» жизни, а еще больше их травмируют, не давая ничего взамен.

Нас это не интересует. Мы хотим достать ребенка из его обычной среды существования и показать, что можно жить по-другому. Мы помогаем детям с Донбасса стать профессионалами и мастерами.

Беседовала Элина Сулима

QHA