КИЕВ (QHA) -

 

Завтра исполнится ровно год с того дня, как два политузника, заместители председателя Меджлиса крымскотатарского народа Ильми Умеров и Ахтем Чийгоз обрели свободу.

В сентябре 2017-го крымский «суд» приговорил Чийгоза к 8 годам колонии строгого режима. Причина: участие в митинге в поддержку территориальной целостности Украины 26 февраля 2014 года. Через несколько часов после митинга российские военные заняли здание крымского парламента, у стен которого он и проходил.

Две недели спустя вынесли приговор и Умерову — два года колонии-поселения за его высказывания в телеэфире. Умеров якобы с экрана призывал к нарушению территориальной целостности России.

Освободили их при участии турецкой стороны. Сначала политузников отправили в Анкару, откуда они вылетели на материковую Украину. С первых же часов на свободе Умеров и Чийгоз говорили, что обязательно приедут в Крым. Однако за этот год им так и не удалось там побывать. Как не удалось ознакомиться и с «указом о помиловании» либо каким-то другим документом российского «правосудия», на основании которого Россия отпустила их. Документы, на основании которых были освобождены политузники, засекречены, а их отсутствие оставляет без ответа вопрос «могут ли они поехать в оккупированный Крым без риска опять оказаться за решеткой по надуманным обвинениям»?

С вопроса о том, почему это освобождение украинских политзаключенных в Крыму и в России оказалось пока последним, QHA и начало беседу с Ильми Умеровым и Ахтемом Чийгозом.

ИЛЬМИ УМЕРОВ

Относительно освобождения политузников.

— К сожалению, российская сторона не идет ни на какие переговоры, потому что там все решает один человек — Путин. В нашем случае это было вмешательство и просьба крымскотатарской диаспоры Анкары. После того, как мне вынесли приговор, мои соотечественники посчитали, что я не выдержу этого тюремного наказания и начали активно просить Эрдогана принять какие-то меры. И нас освободили: Ахтема – из тюрьмы, а я до тюрьмы не дошел. У меня был приговор, который вступил в силу, был определен день, когда я должен был сам приехать в Керченскую колонию. Но в этот промежуток времени как раз совершенно неожиданно для нас и произошло освобождение.

Об изменениях за год

— Что для нас изменилось? По большому счету — ничего. Все наши усилия направлены на то, чтобы тема Крыма не исчезала из информационных потоков, а находилась на первых страницах. Это главная задача, которой мы занимались в течение этого года. 

За это время мы побывали в США, Канаде, во многих европейских странах, в структурах ООН, ЕС, ОБСЕ, Парламентской ассамблеи Совета Европы, во многих международных организациях. И везде ставили вопрос возвращения Крыма, его деоккупации.

Но есть одна сторона в этом процессе – это позиция Украины. Желательно, чтобы Украина свою позицию тоже демонстрировала. Есть созданная Петром Порошенко рабочая группа, которая разработала проект изменений в Конституцию о статусе Крыма. Изменить статус Крыма на национальную автономию нужно уже сейчас, не дожидаясь деоккупации.

Параллельно с изменениями в Конституцию необходимо принять еще как минимум два закона – о коренных народах и о статусе крымскотатарского народа. Еще в сентябре прошлого года президент Порошенко обещал внести эти вопросы в повестку дня. Продолжения пока нет. А если Украина не демонстрирует позицию своими делами, то ей все тяжелее отстаивать эту позицию на международных площадках.

О мировой поддержке

— Есть решение Международного суда ООН в Гааге о возобновлении деятельности Меджлиса крымскотатарского народа, о возможности получать образование в Крыму на украинском языке. Россия игнорирует это решение суда. Пока мы находимся в таком положении: вроде бы весь мир нас поддерживает, а результатов нет.

О санкциях

— Мы не рассматриваем военный путь (освобождения Крыма, - ред.). Крым настолько милитаризирован, что это очень опасно. Поэтому рассматриваем только дипломатические и политические методы воздействия.

Если санкции неэффективны, надо их расширять. Возможно от индивидуальных санкций переходить на санкции в отношении государства – к формам бойкота и игнорирования России. Вот прошел Чемпионат мира по футболу в РФ, и к сожалению, ни одна страна мира по-настоящему его не проигнорировала. Некоторые просто не поехали как болельщики, но команды свои отправили. Если мир будет игнорировать такие значимые мероприятия, я думаю, России мало не покажется. Ей станет тесно.


АХТЕМ ЧИЙГОЗ

Относительно освобождения политузников.

— Не будет какого-то типового примера. Но я думаю, что-то произойдет в отношении сразу нескольких человек. Должны сойтись все обстоятельства и заработать все механизмы. Мы должны продолжать биться за них (узников Кремля, - ред.). Вот это ключевое.

Я не знаю, как это объяснить, но когда сидишь в тюрьме и ждешь какую-то дату — вот, под эту дату что-то может произойти — это выматывает. Не факт что что-то произойдет. Это выматывает и общество.

О духе и надежде

— Я связываюсь с родственниками наших политзаключенных, и даже непосредственно с некоторыми из них. Я знаю в каких условиях они там находятся.

Те, кто там сидит, должны видеть от нас надежду, видеть, что мы за них боремся. Это придаст им силы, даст дух. А когда тебя приговаривают к восьми, десяти, двадцати годам, а выходишь ты через год — это будет большим успехом и достижением и для нашего общества, и для нашего государства. И, конечно, для этих ребят.

О своем баллотировании в украинский парламент

— Я по складу такой человек, что мне необязательно нужны регалии для активного участия в жизни общества. Но если поступит такое предложение от групп, которые мне по духу, по характеру, по действиям близки, я могу его принять.

Ранее Ильми Умеров заявил, что для него является вопросом принципа ознакомиться с указом президента России, на основании которого он был выпущен на свободу, поскольку даже по российскому законодательству ему в обязательном порядке должны были предоставить этот документ.

В Меджлисе допускают, что Россия может освободить Олега Сенцова, договорившись с Америкой о его обмене на каких-то российских агентов, находящихся в американских тюрьмах.

Ахтем Чийгоз предполагает, что в скором времени на свободу могут выйти как минимум три известных узника Кремля - Роман Сущенко, Олег Сенцов, Владимир Балух.

Татьяна Иваневич

 

QHA