КИЕВ (QHA) -

Народного артиста Украины, профессора кафедры академического и эстрадного вокала Киевского университета имени Бориса Гринченко Фемия Мустафаева мы застали за роялем — маэстро как всегда за работой в окружении студентов. Он как раз готовил песни на слова Ивана Франко для нового альбома, который планирует выпустить в свет к годовщине выдающегося поэта.

В университете певец преподает уже более пяти лет. До этого ему приходилось работать и в училище Глиера, и в университете культуры (Поплавского, — ред.), однако именно институт искусств стал для певца родным. С ректором университета Виктором Огневьюком пришлось пройти немало — и не только обучая студентов. Вместе стояли на Майдане во время Революции Достоинства, а сейчас совместно помогают бойцам АТО, и не только поднимая боевой дух песнями и концертами, но и всем, в чем нуждаются воины на передовой.

В зоне так называемой антитеррористической операции Мустафаев бывал много раз. Он один из первых украинских артистов, кто поехал на Восток, и поехал не для пиара, а потому что иначе не мог, ведь для крымского татарина украинская земля уже давно стала родной. Совместно с коллегой-певицей, заслуженным деятелем искусств Анжелой Ярмолюк они уже дали около 200 концертов.

— Наша команда проверена событиями в стране и различными ситуациями. Это очень важно, когда ты знаешь, что рядом человек, который в любой ситуации не подведет, — говорит артист. — Мои поездки — это продолжение Майдана, куда мы со своими студентами вышли первыми. Я не мог быть в стороне от этого. Для меня это нормально — помогать нашим ребятам, с которыми я стоял на Майдане, мы ведь должны делать хоть что-то в этой стране. Многие спрашивают: «Зачем это тебе?». Я отвечаю — «Надо!». Это надо нашим воинам, они должны постоянно чувствовать, что о них думают не только простые люди или волонтеры, но и те, кто занимается искусством, люди, которые, казалось бы, далекие от этих кровавых событий.

Что больше всего поразило во время поездок на Восток Украины?

— Помню, как заехали к ребятам в Песках, это еще год назад было. Хотели колонки достать, аппаратуру, однако ребята говорят: «Вы что, нас сразу накроет, как начнем петь». Тогда мы решили, что споем акапельно. Мы сели вокруг большого костра и знаете, что пели? «Рідна мати моя, ти ночей не доспала»,  украинские народные песни... Такие минуты очень дороги сердцу, не забываются никогда, — говорит певец. — Помню, когда только приехали, ребята были очень насторожены, не поверили, что к ним приехал настоящий народный артист, ведь были уверены, что никому не нужны. Теперь говорят, что когда вернутся, обязательно придут на мои концерты.

— Где выступали последний раз в зоне военного конфликта?

— Вот только вернулись из концертного тура. Мы давали много концертов, но были впервые на базе «Правого сектора». В благодарность за концерт получили от ребят флаг. 14 октября, в День защитника Украины я с гордостью вывесил его на своем доме. У меня вообще очень много флагов — и крымскотатарский, и турецкий, и, конечно же, много украинских, подписанных нашими ребятами. Студенты часто просят привезти из поездки расписанный бойцами флаг.

(Флаг от бойцов «Правого сектора)

— Откуда у крымского татарина такая любовь к Украине?

— С Украиной меня связывает 50-летняя история моей жизни. Родился я в Узбекистане, куда родителей депортировали в 1944 году. Они долго скитались и остановились в совхозе имени Кирова, что в Андижанской области. Это было замечательное место под горами в прекрасной Ферганской долине, где цветут абрикосы, есть персики, виноград. Я очень хорошо помню свое детство, когда ходил по этим садам и виноградникам. Однако, как бы хорошо не было на чужбине, в родном краю лучше. И когда в 1967 году (мне тогда было 15 лет) вышел указ, который разрешал крымским татарам вернуться в Крым, родители все продали, взяли шестерых детей и уехали в Украину. Много людей остались в Узбекистане, но мои родители были очень упрямыми. Мы стали одними из первых, кто вернулся. Однако указ сразу засекретили, а из Крыма нас выгнали. Чтобы быть поближе к родной земле, мы поселились на Херсонщине в Геническом районе, вблизи Чонгара.

Часто приходилось бывать в Крыму? И сегодня Вас что-то связывает с Крымом?

— Там живут мои родственники, братья. И вообще — это моя родина, дом прадедов, это история моего народа. Все это связывает меня с Крымом, с этой прекрасной землей. Раньше часто посещал полуостров, последний раз был до оккупации, в 2014 году. Сейчас мне туда закрыта дорога, меня просто не впустят… или не выпустят.

(Фемий Мустафаев на акции, посвященной годовщине Гражданской блокады Крыма)

— Насколько трудно было в советские времена крымским татарам чего-то достичь?

— В 1975 году, когда я приехал в Киев и поступил в консерваторию, мне сказали, что крымскотатарский народ никогда не поднимется, ведь даже словаря языкового не имеет. А сейчас посмотрите. Сейчас пришло такое время — и словарь есть, и искусство, и кинематограф. Все развивается. Вот нельзя народ просто так взять и уничтожить, тем более — крымскотатарский народ, который имеет такие глубокие корни, тем более, на своей земле. Наконец обратили внимание на мой народ, ведь столько было написано неверного, искаженного. Однако, если взглянуть в ретроспективе, то у украинцев и крымских татар больше было совместных побед, чем поражений. Как говорят братья Капрановы, украинцы всегда побеждали, когда с ними были крымские татары. Это исторический факт. Хотя и сейчас замалчивают то, что много тысяч крымскотатарских воинов положили голову за Украину.

— Да, сейчас о крымских татарах заговорили во всем мире. Немалая заслуга в том и победительницы «Евровидения» Джамалы. Как Вы считаете?

— Джамала сделала очень большое дело. Она сделала очень важную вещь — благодаря ей еще больше людей узнало об Украине и крымских татарах. Это очень большая победа, я рад за нее, за Украину и наши народы. Ей повезло — она появилась в то время и в том месте, когда это было нужно, да еще и с таким багажом.

— Вам было сложнее?

— Тогда, когда я начинал, было очень тяжело. Узнав о том, что я крымский татарин, все от меня шарахались. Сколько раз меня снимали с правительственных концертов! Помню, были Дни Киева в Москве, и меня пригласили на концерт, однако в последний момент сняли с него.

Только за то, что Вы крымский татарин?

— Да, только из-за этого... Я был одним из первых, кого пригласили выступать за рубежом, в Дрезденском театре. Предложили исполнить роль Одиссея, ведь подходил по всем параметрам — высокий, черноволосый, кудрявый, с прекрасным вокалом. На то время они так и не смогли найти у себя исполнителя, который смог бы справиться с вокально-техническими сложностями этой партии Одиссея. Однако, когда пошел в Министерство, мне отказали.

— Назвали причину?

— Объяснили тем, что если театр меня выбрал, то пусть мной занимаются, средства на это выделяться не будут. Вот так. Никто не хотел брать на себя ответственность за крымскотатарского певца без прописки, которая в те времена имела большое значение. Я остался в Киеве. К счастью, мне встретилось много хороших людей, среди которых ректор консерватории, народный артист СССР Николай Кондратьевич Кондратюк, педагог Елизавета Ивановна Чавдар, директор Государственного духового оркестра Иван Алексеевич Дорошенко и дирижер Василий Иванович Охрименко. Меня взяли в Духовой оркестр на работу. Все были очень удивлены, когда услышали, как я пою «Гранаду». Меня сразу заметили, сразу включили в правительственный концерт, с которого сразу и сняли... Собственно, я имел интересную артистическую жизнь и не жалею об этом. Конечно, было бы лучше, если бы я начал творческую карьеру тогда, когда уже изменилось отношение к крымским татарам и я бы с легкостью смог выступать в каком-то театре Европы. Однако тогда было такое время.

Откуда вообще такая любовь к музыке?

— Все очень просто. Наша семья была очень музыкальной — отец играл на баяне и аккордеоне. Все дети играют, поют. Что касается меня, то в моей жизни очень много случайностей. Так и с пением. Пойти на вокал меня заставил друг Володя Репало из Казатина, с которым мы учились в Херсонском музыкальном училище. Увидев, что у меня есть голос, он привел меня к моей преподавательнице. Именно она привила мне эту любовь к пению. Вообще-то я не мечтал быть певцом. Очень любил читать и играть в футбол.

Хочется услышать Ваше мнение относительно ситуации, которая сложилась вокруг крымскотатарского ансамбля «Хайтарма», из которого оккупационная власть уже уволила 10 артистов. Насколько такое уничтожение главного ансамбля народа является показательным и чего ждать от оккупантов?

— Это все равно что взять и закрыть Национальный хор Украины имени Григория Веревки, ведь ансамбль «Хайтарма» закладывал основы культуры крымских татар, это душа нашего народа. И это нехорошая позиция этих крымских чиновников.

Чего они добьются такими репрессиями?

— Думаю, что ничего. За столько лет они не могли задавить тягу к искусству у нашего народа, и вообще к истокам. Если за столько лет мы этого не потеряли, то у них и сейчас ничего не получится.

Знаю, что Вы следите за развитием крымскотатарского кинематографа. Что Вы думаете о фильме «Мустафа», который скоро выйдет в украинский кинопрокат?

— Этот фильм очень вовремя вышел. Крымскотатарский народ имеет чрезвычайного лидера. Как кто-то хорошо сказал: «Мустафа - такой человек, который в самых нечеловеческих условиях находил в себе человечность». Это характеризует Мустафу Джемилева.

Над чем работаете сейчас?

— Готовим диск к годовщине выдающегося украинского писателя Ивана Франко с Академическим оркестром народной и популярной музыки Украинского радио под руководством Михаила Пикульского. Много романсов пришлось учить с голоса поэта, поскольку записей нет. Чуть раньше, к 200-летию Тараса Шевченко, выпустил двухдисковый альбом, который подавался на Шевченковскую премию. Также имею в активе трехдисковый альбом «Украине» и несколько дисков с классическими произведениями.

(Со студентом Ильей Хруленко)

Сегодня многие артисты говорят об аполитичности, замалчивают свое мнение, чтобы не потерять фанатов. Насколько музыка может быть вне политики?

— Человек остается человеком, кем бы он не был — музыкантом, простым рабочим или военным. Как человек может быть вне политики, когда убивают твоих единоверцев, твоих земляков, сограждан? Я не понимаю, как можно быть в стороне. Это или трусость, или непонимание, кто ты есть. Не может быть искусство вне политики, это неправильно.

(Фемий Мустафаев разговаривает с отцом без вести пропавшего в АТО Исмаила Эдемова)

Что хотели бы пожелать в это нелегкое время украинцам и крымским татарам?

— Только терпения и уверенности в том, что все будет хорошо. Сейчас очень тяжелые времена для настоящих патриотов Украины. Мы должны сделать все возможное, чтобы Украина была свободным европейским государством. И, конечно, всем мира.

Беседовала Ольга Волынец

ФОТО: QHA, Facebook Фемия Мустафаева

QHA