КИЕВ, QHA -

О подробностях депортации, попытках ветеранов-крымских татар узнать подробности преступления Сталина – во второй части интервью для радио «Hayat» рассказал историк Эльведин Чубаров.

Радио «Hayat»: Расскажите, пожалуйста, как складывалась судьба депортированных крымских татар, когда они приезжали на новое место и начинали жизнь с чистого листа?

Эльведин Чубаров: Если вернуться к людям, вывезенным, по сути, в неизвестность, их путь продолжался от трех до шести недель. Они не могли за 15-20 минут взять какие-то продукты, необходимую одежду. Смерти начались уже в самом начале пути, потому что никто не стремился кормить людей хоть какой-то нормальной пищей.

Только на 3-4 день пути конвойные принесли ведро баланды. В случае, если у людей была какая-то посуда, то они могли есть это. Было жарко, душно, не хватало воздуха, не оказывалось никакой медицинской помощи, не было воды.

В вагонах было страшно тесно. Во время поездки матерей, детей, немощных стариков облепили вши. Это было что-то ужасное, потому что ехать приходилось в так называемых телячьих вагонах, предназначенных для перевозки скота и для военных нужд – вещей, техники.

Радио «Hayat»: Как восприняло местное население приезд крымских татар после депортации на новое место жительства?

Эльведин Чубаров: В местах спецпоселений крымских татар никто практически не ждал. Более того, НКВД накануне проводило пропагандистскую работу, рассказывая о том, что едут, в прямом смысле людоеды с рогами, которые ловят, убивают и едят людей.

Поэтому местное население было в ужасе, а самые смелые брали палки и ножи и готовились на станции встречать, как им сказали, врагов, но которых почему-то привезли в их города и поселки. И когда они видели, что из этих вагонов выходят изможденные, потерявшие силы, голодные люди, у них опускались руки, приходило понимание того, что их обманули.

Радио «Hayat»: Существуют ли какие-либо фактические данные, сколько людей погибло в результате насильственной депортации в первый год на новом месте, где практически все приходилось начинать с нуля?

Эльведин Чубаров: Согласно данным НКВД, к ноябрю 1944 года, когда его структурами была уточнена численность выселенных крымских татар, в местах спецпоселений находилось 193 тысячи человек. Партийные органы дают чуть большую цифру, что-то посчитали, добавили и получилось 194 тысячи 111 человек.

Но я хочу сказать и о других цифрах, которые приводит национальное движение крымских татар. В пятидесятые-шестидесятые годы прошлого века в Узбекистане было развернуто довольно мощное всенародное национальное движение, которое создало свои структуры во всех регионах проживания – в Узбекистане, Казахстане, других республиках и даже в Москве. Инициативные группы – эти низовые органы движения – провели на местах бывших спецпоселений подворовую самоперепись.

В результате изучения всех этих данных, пришли к таким цифрам. Всего было выселено 238 тысяч 500 человек, из которых 110 тысяч человек погибло, что составляет 46,2%. Эти данные мне представляются близкими к реальности, потому что НКВД давало учет только тех, кто был непосредственно вывезен во время спецоперации 18-20 мая 1944 года.

Радио «Hayat»: Депортация крымских татар произошла в 1944 году, а вторая мировая война закончилась в 1945-ом. А до насильственного перемещения, часть крымских татар забрали в трудовые лагеря…

Эльведин Чубаров: В 1945-1946 годах численность вернувшихся с фронта составляла от 8,5 до 10 тысяч, из трудовых лагерей – тоже в этих пределах. К этим цифрам еще надо добавить несколько тысяч молодых представителей коренного народа Крыма, вывезенных на работы в Германию, а потом репатриированных из стран Европы.

После окончания войны все эти категории крымских татар возвращали не в Крым, а в места спецпоселений, потому что им был запрещен въезд на полуостров. Есть такие факты, что демобилизованные офицеры – крымские татары, уже знавшие о случившейся трагедии, – перед тем, как вернуться к своим семьям, пытались узнать от самих руководителей Крымской области, почему в отношении их народа была совершена такая чудовищная несправедливость.

Радио «Hayat»: Обвешенные орденами и медалями демобилизованные солдаты из числа крымских татар после войны подходили к руководителям разных рангов и требовали внятного ответа о депортации. К чему это приводило?

Эльведин Чубаров: Получить внятный ответ от чиновников у них не было возможности. Более того, после подобных неудачных обращений к чиновникам, к ним подходили представители соответствующих органов, старались их успокоить, вывозили за черту города. Сохранились такие сведения, что их вывозили в крымские леса и расстреливали. Места расстрелов неизвестны до сих пор.

Радио «Hayat»: В 1921 году в Крыму была автономия… Национальный момент там учитывался?

Эльведин Чубаров: В октябре 1921 года декретом ВЦИК и СНК, подписанным Лениным, была создана Крымская Автономная Социалистическая Советская республика, Крымская АССР. Тут интересный момент, автономия была создана именно из-за национального фактора. И причин тому было несколько: крымские татары уже тогда были достаточно активной политической нацией, хотя и не очень многочисленной.

Второй момент – социалистическая революция в СССР не закончилась, и она должна была, по мнению ее идеологов, и дальше продолжаться. Планировалось раздувание пожара мировой революции на сопредельные страны, в том числе на Восток. Поэтому важно было показать колониальным странам мусульманского мира положительный пример решения национального вопроса в СССР.

Радио «Hayat»: Когда во второй половине 1980-ых была перестройка и политика гласности, в кино и литературе события 40-50 годов старались показывать уже с учетом исторической правды.

Эльведин Чубаров: Конечно в перестроечное время и позднее, как и сейчас, происходило осмысление всей этой трагедии и это отражалось и в искусстве, и литературе. Есть также целый ряд произведений художественной литературы, написанных крымскотатарскими авторами.

В современном искусстве хотел бы особо отметить две художественные киноленты талантливого режиссера Ахтема Сеитаблаева – фильмы «Хайтарма» и «Чужая молитва», созданные на основе достоверных событий и личных историй. В создании фильма «Хайтарма», посвященного депортации крымскотатарского народа, мне и коллеге Гульнаре Бекировой посчастливилось принять участие в качестве консультантов-историков. Отмечу, что в основу сценария этого фильма были вплетены десятки личных историй непосредственных свидетелей депортации, которые были собраны в результате общественной кампании «Унутма».

Первую часть интервью читайте здесь

Вел интервью Александр Воронин

 

QHA