КИЕВ (QHA) -

Сегодня автор трех книг о гибридной агрессии РФ, кандидат политических наук, доцент НТУУ КПИ Евгений Магда – очередной раз в гостях у QHA.

Евгений, на вчерашней пресс-конференции в День Европы президент Украины процитировал художественный девиз выдающегося украинского прозаика Николая Хвылевого «Геть від Москви!». Скажите, отчего этот лозунг классика и 80 лет спустя оказался актуальным?

 Наверное, дело в том, что мы сами не осознаем того факта, что долго, очень долго находились в колониальной зависимости от России. Близость языков, культуры сыграли свою убаюкивающую роль. При этом «Геть від Москви!» стремилось не одно поколение украинцев, но только в 1991 году этот лозунг удалось реализовать де-юре, а в последние годы он наполняется реальным смыслом.

Почти полтора десятилетия празднуют в Украине День Европы. Скажите, по сравнению с 2003-м годом — насколько продвинулась наша страна в своих евроинтеграционных устремлениях? Не оказались ли психологические ожидания слишком завышенными?

– Думаю, что празднование Дня Европы – хороший повод оглянуться на вехи нашего пути в Европу. Для меня этот период – время прощания с иллюзиями и понимания того, что евроинтеграция для Украины – не праздничная прогулка, а сложный процесс, требующий непростых и непопулярных решений. Безвизовый режим, который начнет работать в начале июня для наших граждан, официальная ратификация Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС – реальные успехи, достигнутые благодаря принятию решений на государственном уровне. Это, кстати, признают и в Брюсселе.

Через сто лет после выхода бестселлера Освальда Шпенглера «Закат Европы» евроскептицизм вновь поселился на континенте. В контексте миграционного кризиса, не откажется ли Европа от своих демократических завоеваний? И не получится ли так, что мы вскочим на подножку европейского курьера в тот момент, когда он будет стремиться под откос?

– Прогнозировать сегодня судьбу ЕС – дело неблагодарное. Европейский Союз после Brexit переживает не лучший период в своей истории. Однако альтернативы внедрению европейских ценностей в жизнь украинского общества, на мой взгляд, просто не существует.

Нужно строить Европу не только в стране, но и в себе. Есть ли какие-либо ментальные трудности и стереотипы прошлого, мешающие украинцам ощущать себя европейцами?

– У меня нет никаких оснований считать, будто мы с Вами – европейцы второго или третьего сорта. Если есть ограничения, то они связаны с неэффективностью действий представителей нашей власти, зачастую предпочитающих утверждать о приверженности европейским ценностям, но на деле думающих преимущественно о своих интересах.

На нашем пути в Европу - с какими странами нам нужно взаимодействовать в первую очередь, чтоб путь этот был менее болезненным и долгим? С кем из неевропейских стран также необходимо приоритетно сотрудничать?

– Убежден, что нам пригодится опыт постсоциалистических государств Центральной Европы, большинство из которых успешно преодолели наследие своего прошлого. Но и просто ждать «европейской милости» не стоит, дорогу в Европу осилит идущий, вернее, осуществляющий преобразования внутри страны. Искать обходные пути не стоит, поскольку ЕС – крупнейшее объединение не только на континенте, но и в мире.

Каковы могут быть эффективные механизмы PR-а страны и его народа за рубежом? Чем привлечь туристов?

– В первую очередь, мы должны перестать убеждать Европу и мир, что являемся самой большой континентальной проблемой, наоборот, стоит подчеркивать, что Украина является пространством возможностей. Туристов можно привлекать по-разному, но сегодня, на мой взгляд, куда важнее организовать для граждан Украины туры по ознакомлению с жизнью в Европейском Союзе - это поможет понять, зачем нашей стране нужна европейская интеграция.

В контексте российской агрессии и отката Кремля в прошлое, как вы думаете, сохраняется ли у наших северо-восточных соседей хоть какой-то шанс вернуться на путь демократического транзита к европейским ценностям?

– Ничего нельзя исключать, но вот боюсь, что «жить в эту пору прекрасную уж не придется ни мне, ни тебе».

Визиткой многих европейских стран являются не только столицы. У нас же строгая централизация в прошлом приводила к тому, что многие ресурсы для развития сосредотачивались преимущественно в "главном городе страны", где работает и проживает начальство. В контексте курса правительства Владимира Гройсмана на децентрализацию, может ли украинская глубинка со временем стать такой же привлекательной?

– Процесс децентрализации способен обеспечить глубокую евроинтеграцию Украины, поскольку в Старом Свете принято, чтобы власть демонстрировала свою состоятельность на местном уровне, а не только на центральном. Наверное, в этом на сегодня и заключается одно из главных различий между странами ЕС и Украиной.

Спасибо за содержательные ответы!

Беседовал Александр Воронин

ФОТО: интернет

QHA