КИЕВ (QHA) -

Киевский адвокат Ибрагим Татиев рассказал QHA о причинах своего протеста и действий силовиков во время обысков в Исламском культурном центре столицы.

QHA: Почему одиночный пикет? Не нашлось единомышленников?

Ибрагим Татиев: Я себя позиционирую как адвокат в классическом смысле, сторонюсь политики, сторонюсь правозащитных организаций, хотя периодически с ними сотрудничаю. Я пошел сам, как адвокат. А адвокат должен быть одиночкой, иначе он превращается или в политика, или в правозащитника. Украине не хватает адвокатов-одиночек. Это необходимо для доверия, без которого в уголовном процессе не обойтись. Я пропагандирую внесистемную работу адвоката. Студентов учу тому, что адвокат должен не гордиться своими связями в прокуратуре и судах, а вызывать гнев и ненависть системы.

Даже не проанализировав материалов, не побеседовав с фигурантами дела, я интуитивно почувствовал, что СБУшники пришли туда не с праведными целями, не с добром. Вот эти книги, которые считаются запрещенной литературой, скорее всего, подложили. Предварительно можно говорить о превышении власти и злоупотреблениях со стороны тех органов, которые туда явились и все это провели. Я бы не смотрел на то, что они прикрываются определением суда. Надо еще посмотреть, а достаточно было у судьи оснований для вынесения определения? Потому что судья выносит определение не со слов зашедших в кабинет или в зал судебных заседаний сотрудников правоохранительных органов. А на основании собранных ими доказательств. Они были обязаны предоставить достаточные доказательства того, что именно здесь, именно в данный период надо провести именно это следственное действие. И необходимо там искать именно эти конкретные книги. Нельзя заходить, чтобы поискать что-нибудь незаконное. Это открытая репрессия. Должно быть записано что ищут, на основании каких доказательств и объективных данных именно на территории этой общественной организации могут находиться именно такие незаконные вещи. Все должно быть обоснованно. Было ли это сделано? Очень часто это не делают. Возможно, мое видение изменится, когда я получу больше информации.

QHA: Что общего в истории с обыском в ИКЦ и российскими репрессиями против мусульман? Об этом не раз говорили общественные и религиозные деятели.

Ибрагим Татиев: Для меня эта ситуация похожа на российскую. Я боюсь взрывов. Я откровенно написал об этом в своих плакатиках, которые демонстрировал перед зданием СБУ. Поскольку в зоне АТО особо раскачать ситуацию нельзя: слишком большие силы туда заведены, работают представители Штатов и России, ОБСЕ, там все на виду и все более-менее контролируется, хотя там каждый день у нас гибнут люди. Поэтому больших вспышек там не стоит ожидать. На западе страны проблемы с соседями решаются по-европейски, потому что они члены ЕС и НАТО и не могут хулиганить с Украиной. Для расшатывания ситуации в стране остается исламский фактор. Тем более, что в России он хорошо отработан ФСБ. А в СБУ, по моему мнению, более чем достаточно агентов ФСБ, которые, глубоко замаскировавшись, служат там. Нашли эту литературу не для того, чтобы посадить кого-то, а для того, чтобы обозначить источник экстремизма, чтобы население привыкло к тому, что есть очаги исламского экстремизма. Ведь крымских татар стало больше здесь, и украинские мечети наполняются. Крымскотатарский фактор тут чудесно используется. То, что делалось в Крыму с татарами, то будет и здесь, этот процесс уже начался. После того, как население привыкнет к мысли, что украинские мусульмане – экстремисты и они являются угрозой для общественного порядка и национальной безопасности, можно проводить второй раунд – пару взрывов, в метро, например. И представляете, в какую панику впадет не пуганная террором Украина? И что останется от власти и суррогатов правоохранительных органов, что они смогут сделать?

QHA: То есть, Вы всерьез считаете, что в нынешней структуре власти нет «предохранителей» от террора и хаоса?

Ибрагим Татиев: Я уверен в этом. Никаких предохранителей нет. Я неоднократно встречался и беседовал с серьезными людьми из МВД, Нацполиции, и говорили мы не о погоде. Так что у меня достаточно оснований так считать.

QHA: В Украине, в отличие от России, нет гигантского списка «экстремистской» литературы, есть всего лишь две книги, запрещенные отдельным решением суда. Что бы Вы посоветовали украинским мусульманам, стремящимся избежать обвинений в хранении экстремистской литературы?

Ибрагим Татиев: Я не читал этих решений суда и этих книг. Пока самое страшное, что я читал из религиозной литературы –  Ветхий Завет. Нигде больше нет столько угроз, призывов, насильственных смертей, крови, ада. А ведь у нас в Украине его не запрещают. Это священное писание иудеев и христиан, но никто это не запрещает. Мы как мусульмане признаем это как Божественное откровение. Для начала, я сравнил бы запрещенные книги с Ветхим Заветом. Если нет, то я бы поднял бы этот вопрос: может суд ошибся или был заангажирован? В условиях украинской действительности никого не удивляет ангажированность или несправедливость суда. Вот так бы я проверил эти книги. Возможно, что незаконным окажется решение о признании этих книг экстремистскими.

Я бы посоветовал ИКЦ, если он стремится защитить законопослушных граждан, подойти к этому как к части системной проблемы давления на мусульман и разработать системный подход и комплекс мероприятий для устранения этих проблем. И я готов как мусульманин и законопослушный гражданин участвовать в этом и пытаться снять проблему. Сейчас ничего не снято. Может у СБУ там гора этих книг. И станут их подкладывать. Так, как полиция иногда подбрасывает патроны.

ИКЦ необходимо не только разобраться с хранением книг и следить за тем, чтобы не было запрещенных, но и выяснить, какова вероятность, что в сегодняшней больной правоохранительной системе может возникнуть желание продолжать неправомерные действия в отношении религиозных общин и организаций. Нужно понять, как защищаться законным путем, выработать план защиты.

Не стоит полагаться на то, что правоохранительные органы разберутся. Рефат-агъа (Чубаров) выразил такую надежду, он большой оптимист. Политик должен быть оптимистом. Я пессимист, потому что вырос из правоохранительной системы в том кошмаре, который называют правовой системой Украины.

Ни генпрокурор, ни председатель СБУ не разберутся, эти ведомства сами являются соучастниками в этом деле. НАБУ еще как-то сохранилось в этой пораженной гангреной системе, но это не его сфера деятельности. Тут актуален лозунг «спасение утопающих - дело рук самих утопающих».

Депутаты и активисты, которых я уважаю, были на пресс-конференции, чтобы выразить поддержку Исламскому культурному центру. Предостерегаю – не заражайтесь их оптимизмом. Придут с более утонченными методами провокаций и фальсификаций. Я не удивлюсь, если застрелят кого-то из известных, авторитетных общественных деятелей. Нужно создать штаб противодействия этому. Должна быть новая информационная оболочка деятельности ИКЦ и всей мусульманской общины, которая находится в новой агрессивной среде, при том, что силы мусульман и их недоброжелателей не равны. Но есть возможность за счет нестандартных решений эту разницу в силе нивелировать.

Поэтому я рекомендую: готовьте эшелонированную юридическую, правозащитную и информационную защиту. СБУ и Генпрокуратура сейчас будут отбиваться и лгать, будут защищаться, чтобы в глазах общественности выглядеть более-менее. Опасно, что их все меньше интересует мнение общественности. Это, так сказать, нормальный процесс для загнивающей правовой системы. Она работает все больше на себя. Я уверен – дальше будут взрывы. Российские спецслужбы действуют по шаблону. Это имперские спецслужбы.  Я только в связи с этим обыском 6 марта узнал, что это не первый случай, что уже и в Сумах был, и в Житомире, по той же схеме – подбрасывали литературу. Мы видим, чья тут рука, чей почерк и можем прогнозировать, что дальше будет. Почему я так уверенно говорю, что будут взрывы? Потому что нет механизмов, которые заблокировали бы процесс на этой фазе.

QHA: А Вы не думаете, что это может быть как у близнецов, которых разделили. И ФСБ, и СБУ вышли в мир из шинели товарища Дзержинского. И в силу этого могут мыслить одинаково. Без участия каких-либо российских агентов в украинской спецслужбе…Возможно такое?

Ибрагим Татиев: Я уверен на сто процентов, что в СБУ сегодня есть агенты ФСБ. В СБУ не было чистки, в отличии от наших соседей – государств Восточной Европы. Они выкинули старых сотрудников и набрали новых. Когда президенту Чехии Вацлаву Гавелу сказали, что они непрерывно делают ошибки, ничего не умеют, он ответил: «Лучше пять лет ошибок, чем пятьдесят лет саботажа».

Я по работе бываю в прокурорских и «чекистских» кабинетах. У одного прокурора видел в кабинете портрет Вышинского, кровавого палача, прокурора СССР. А у «чекистов» видел портрет Дзержинского! Это Украина! Через четыре года после расстрелов на Майдане! Рядом с портретом Вышинского, кстати, какое-то очень негативное высказывание Ленина об адвокатах. На видном месте, чтобы каждый входящий мог прочитать. Есть еще много киевских кабинетов, которые живут в Советском Союзе.

QHA: Запрет суда на две «найденные» в ИКЦ книги основывается на экспертизе, проведенной существовавшим тогда Госкомитетом по делам религий. Возможна ли отмена такой экспертизы и/или такого решения суда?

Ибрагим Татиев: С советских времен в органах, курирующих религиозные и межнациональные вопросы, работали офицеры КГБ. Не агенты, а офицеры, которые просто ходили в гражданской одежде. А потом это стали сотрудники СБУ. Привлечением экспертов должен заниматься кто-то другой, не сам ИКЦ, а тот, кто будет координировать защиту мусульман от репрессий.

QHA: Вы достаточно мрачно все описали. Но, тем не менее, Вы вышли на пикет. Значит, есть смысл тратить время и усилия?

Ибрагим Татиев: Я мусульманин, несмотря ни на что, хочется оставаться человеком, оставаться мусульманином. И нельзя соглашаться с притеснением единоверцев. Я уже взрослый человек, и стоять с плакатом вроде неловко как-то. Но я это сделал, потому что мусульмане - более незащищенная часть населения Украины по сравнению с другими. Если украинец-христианин защищен традицией, церковью, как сказал Патриарх Филарет – «українським способом життя», то у мусульманина всего этого нет, он в большей степени нуждается в защите.  

QHA