СИМФЕРОПОЛЬ (QHA) -

Первый заместитель председателя Меджлиса крымскотатарского народа Нариман Джелял дал интервью корреспонденту QHA. В частности, он рассказал о том, как Умерова отпустили из больницы и он сразу поехал на суд к Чийгозу, чтобы поддержать его. Кроме этого, он говорил о героизме крымских татар, которые решились открыто противостоять оккупационным властям, а также о судебных заседаниях по делу Ахтема Чийгоза, во время которых рушатся все обвинения, звучащие в его адрес.

«Сам он говорил, что морально никак не пострадал. В первую очередь, потому что он четко понимал,

на что идет и что его ожидает».

QHA: На днях выпустили из психиатрической больницы, где принудительно содержали, заместителя председателя Меджлиса крымскотатарского народа Ильми Умерова. Вы наверняка уже с ним выделись, как он себя чувствует после таких пыток?

Нариман Джелял: Я, как и многие наши активные соотечественники, неоднократно посещал его, пока он три недели находился в психиатрической больнице. Даже, бывало, по два раза в день. Слава Богу, была такая возможность. Естественно, как только его родные забрали его из больницы, он, во-первых, сам, а мы с ним предварительно обговорили, сразу же отправился к зданию суда, где проходило заседание суда по делу Ахтема Чийгоза. Это как раз недалеко от больницы. Он заехал, и я как раз-таки тоже находился там, и мы с большой радостью увиделись с ним.

Он мужчина, который не любит признавать, что его может  что-то беспокоить, особенно - состояние здоровья. Но мы, на самом деле, люди информированные, и знаем, что еще до помещения в психиатрическую лечебницу во время суда, как раз по этому вопросу, у него был гипертонический криз. Его увезли в кардиологическое отделение седьмой городской больницы Симферополя. И там за несколько дней провели анализы, которые, ну скажем так, вызывали беспокойство о состоянии его здоровья - в первую очередь, по поводу работы сердца. Эти проблемы не решены, потому что в психиатрической лечебнице, несмотря на то, что там есть доступ к терапевту, ему уделяли определенное стандартное внимание, хотя ему необходима была специализированная помощь.

Я пообщался с членами семьи, и ему сейчас просто необходимо тщательное, глубокое медицинское обследование, чтобы выявить его нынешнее состояние: улучшилось, ухудшилось, с чем связано, какие проблемы.

Об этом мы сообщали в прессе, о том, что Ильми Умеров имеет ряд очень серьезных заболеваний, которые сказываются на его физическом состоянии.

 Сам он говорил, что морально никак не пострадал. В первую очередь, потому что он четко понимал, на что идет и что его ожидает.

Мы старались посещать его, не давали упасть ему духом, все время поддерживали его. Люди приезжали из далеких районов и приходили целыми делегациями в больницу, чем вызывали целый ажиотаж, вплоть до запрета на фотографирование, видеосъемку и общение по телефону на территории этого девятого отделения.

То есть, я хочу сказать, что несмотря на проблемы со здоровьем и осознавая полностью ту политическую позицию, которую он неоднократно транслировал в информационное пространство, его отношение к тем событиям, которые произошли с Крымом и вокруг Крыма, он все равно сознательно шел на этот риск, даже понимая, что это может сказаться на его здоровье и в этом, я честно скажу, а я очень хорошо знаю этого человека, и состоит его сегодняшний героизм.

Как у Ахтема Чийгоза, который должен был выйти из следственного изолятора, но продолжает бороться и находиться там. Как и многие другие наши соотечественники, в том числе, эти четверо ребят, которые вчера получили приговор. Которые, несмотря ни за что, не согласились клеветать на своих близких, не согласились с теми лозунгами и обвинениями, которые следственный комитет или ФСБ, или прокуратура в отношении них как-нибудь склепали. Вот это наши герои. Кто-то в большей степени, кто-то в меньшей степени, но все они настоящие герои.

«Палата у него была огромная, как он сказал, размером в школьный класс, и он поначалу находился в ней один. Дверей у нее не было. То есть, она постоянно открыта, и он пережил определенный дискомфорт из-за того, что первые дни не знал - а вдруг кто-то зайдет».

QHA: После того, как Ильми Умерова выпустили из психиатрической больницы, он рассказывал, что там были ужасные условия содержания, в которых невозможно было находиться. В больнице действительно были невыносимые условия содержания?

Нариман Джелял: К сожалению, пройтись по палатам нам не удалось. Но нам хватило нахождения во дворе – видно, что здание очень старое. Там есть, как таковые, условия, есть туалет, есть душевая, есть столовая, но их состояние очень удручающее. И даже на человеке, который добровольно туда попадет, это скажется.

Человеку, который привык к определенным жизненным условиям, к определенному, созданному своими руками комфорту, к возможности совершить гигиенические какие-то действия, будет очень трудно.

И попасть в ситуацию, когда ты просто не можешь уединиться для того, чтобы сходить в туалет, извините за такие подробности. В целом, этот серьезный психологический дискомфорт на человеке сказывается. Нам, родным  и адвокатам, понадобилось несколько дней, чтобы добиться для него возможности посещать служебный туалет, который, по его словам, не особо отличался по своему  состоянию, но хотя бы позволял уединиться от всех остальных. Потому что, по словам Ильми-агъа, в общем туалете своеобразный такой «клуб по интересам», там постоянно «тусуются» какие-то люди. И никаких загородок, перегородок и занавесок нет. Вот такие неприглядные особенности.

Палата у него была огромная, как он сказал, размером в школьный класс, и он поначалу находился в ней один. Дверей у нее не было. То есть, она постоянно открыта, и он пережил определенный дискомфорт из-за того, что первые дни не знал - а вдруг кто-то зайдет. Иди, знай, в каком состоянии эти настоящие больные, которые там находятся. Но, слава Богу, как оказалось впоследствии  - буйных там нет, а большинство из них вообще ведут индивидуальный образ жизни. 

И само нахождение с психически нездоровыми людьми – это тоже накладывает свой отпечаток. Ильми-ага, слава Богу, доктор. Он постарался вести себя отстраненно от этого всего, но мы понимаем, что это все равно дискомфорт. Хотя при этом он опять-таки подчеркивает, что психологически он себя пострадавшим не считает. Но его физическое состояние, если учитывать его болезни, все-таки вызывает беспокойство, и нехотя он, конечно, признается в том,  что перенесенный им гипертонический кризис и потеря сознания уже в самой больнице, о чем сообщала его дочь Айше, все-таки дали о себе знать. 

Он пришел к такому стартовому больничному состоянию на третьей неделе, скажем так.  

«Я думаю, обвинения будут строиться на показаниях свидетелей, до которых суд пока не дошел, особенно, на показаниях тайных свидетелей, которых аж семь. И кто эти люди, никто не знает».

QHA: Нариман-бей, по делу Ахтема Чийгоза сейчас в суде рассматривают показания пострадавших во время столкновений под Совмином 26 февраля. И все так называемые свидетели говорят, что они либо не знают обвиняемого, либо вообще не видели, чтобы он раздавал хоть какие-то указания. Неужели в конечном результате они все равно притянут за уши все показания и посадят Ахтема Чийгоза?

Нариман Джелял: В деле Чийгоза, по которому сейчас очень активно все происходит -  по три заседания в неделю, есть несколько очень важных моментов.  Во-первых, пока что опрашивают не свидетелей обвинения, а так называемых пострадавших.

Удалось выяснить, что все эти «пострадавшие» относятся или к неким казакам, или так называемому народному ополчению. Все они вообще стали потерпевшими из-за того, что Следственный комитет обратился к их руководителям и их фактически отправили «быть потерпевшими». Ни один из них после 26 февраля 2014 года не обратился в больницу, не снял побои, не снял какие-то травмы. Они дают очень много противоречивых показаний.  При этом, они все как один заявляют, что Чийгоза не видели и не знают, что он там делал, а если кто-то и видел, то он не знает, что он там говорил, и какова была его роль.

Все знают, что был Аксенов, что был Чубаров, что оба они призывали не конфликтовать и разойтись, сделав коридор. Призывали к мирному проведению митинга. Всплывают и более интересные подробности, которые можно использовать в пользу Ахтема Чийгоза, но здесь нужно понимать что, скорее всего, обвинение не будет строиться на показаниях потерпевших, они всего лишь создают некий фон, что вообще были пострадавшие.

Я думаю, обвинения будут строиться на показаниях свидетелей, до которых суд пока не дошел, особенно, на показаниях тайных свидетелей, которых аж семь. И кто эти люди, никто не знает. Это может быть сотрудник ФСБ, который будет рассказывать некую легенду, выгодную ФСБ, или Следственному комитету, или выгодную следствию. И повлиять на это невозможно. Кроме того, те показания, которые сегодня дают потерпевшие, они в какой-то мере вселяют надежду, потому что они в значительной мере рушат ту версию следствия, по которой они пытаются обвинить Ахтема Чийгоза в организации массовых беспорядков.

Но и я, и многие другие и, в первую очередь, адвокаты Ахтема Чийгоза - Николай Полозов, Александр Лесовой и другие. Мы все понимаем, что в юридической плоскости это дело вряд ли можно выиграть. Именно поэтому мы постоянно подключаем другую составляющую: информационную, публичную, политическую. Мы  убедились, что именно так все работает. Когда нам удалось обратить внимание на ситуацию с Ильми Умеровым международного сообщества, украинского руководства, общества, вплоть до официальных структур ведущих государств (ЕС, Европарламента, США) – мы увидели позитивный результат. Мы получили маленькую, но победу.

И мы сегодня убеждены, что это внимание не должно падать. И Ильми Умеров об этом заявил, как раз-таки, перед третьим сентября, когда проходили акции по всему миру.

Он призывал эти акции проводить не в отношении него, а в отношении всех политзаключенных.  Уделять одинаковое внимание по отношению ко всем политзаключенным, потому что все они достойны этого внимания. И все они там не потому, что случайные люди, а потому что они сделали осознанный выбор противостоять этим репрессиям.

Руслан Зейтуллаев, Рустем Ваитов, Нури Примов, Ферат Сайфуллаев продемонстрировали в очередной раз, проведя такой мини-флешмоб, что готовы выдержать какие-то испытания, готовы к лишениям, но лишь бы не подчиниться этим обстоятельствам.

И Ильми Умеров, Ахтем Чийгоз, Али Асанов и Мустафа Дегерменджи действуют так же, показывая всему международному сообществу,  Украине и России, что их нужно понять и поддерживать их всех, вместе взятых.

Заключительную часть интервью с Нариманом Джелялом читайте в ближайшее время.

QHA