КИЕВ (QHA) -

В 4-ю годовщину с дня задержания украинского кинорежиссера Олега Сенцова правозащитница Полина Бродик в интервью для Радио Hayat рассказала об условиях, в которых находятся в РФ украинские политзаключенные Олег Сенцов и Александр Кольченко, и о возможных инструментах для их освобождения с привлечением к этому мировой общественности.  

Радио Hayat: Предлагаю вернуться на 4 года назад, когда в ночь с 10 на 11 мая 2014 года украинскому кинорежиссеру Олегу Сенцову ФСБ предъявила обвинение в терроризме. Какие особенности его задержания вам особенно запомнились?

Полина Бродик: Так же потом строилось обвинение в адрес «Правого сектора» на основании этого дела, постфактум это же дело пытались подвязать под другие случаи политического преследования украинцев, было переплетение всевозможных сценариев, но, безусловно, вина всех задержанных в рамках этого дела украинцев не была доказана. Сенцов, Кольченко, Афанасьев, даже если кто-то из них был к чему-то причастен, то действия этих людей должны были тогда (в мае 2014, – ред.) быть квалифицированы как хулиганство, но точно не терроризм.    

Радио Hayat: Достаточно ли сделала украинская власть для того, чтобы приблизить момент освобождения Олега Сенцова из российских застенков?

Полина Бродик: На сегодняшний день правозащитники знают как минимум о 66 украинских узниках (о которых известно, – ред.), которые преследуются по политическим мотивам и находятся в местах несвободы на территории Крыма и РФ. Украинские правозащитники говорят о том, что для освобождения соотечественников их действия должны быть комплексными и скоординированными с властями, то есть, предусматривать стратегию, которая поможет освободить всех политических заключенных.

Олег Сенцов стал локомотивом, так сказать, движения политзаключенных, его знают не только в Украине и российской Федерации, но и, практически, во всем мире. Благодаря его известности, к проблемам политических заключенных привлекается больше внимание международных организаций и политиков.  

Говоря о роли Украины в процессе освобождения, сложно дать этому однозначную оценку, потому что она складывается из действия различных сил. Прежде всего, это наши правозащитники, которые, так сказать, поднимают волну и собирают списки людей, которых преследует и сажает в тюрьмы ФСБ.

Постепенно к процессу подключаются и государственные органы Украины, которые в первое время, в принципе, весьма неохотно работали в этом направлении. Тем не менее, некоторое продвижение уже есть и мы знаем, что в МинВОТ появился специальный отдел, который возглавил отец политического заключенного Павла Гриба.

Продолжается работа по законопроекту, который касается политических заключенных и помощи их семьям. Работа идет, уже который год, и он до сих пор не принят, хотя о необходимости такого ЗУ говорилось уже достаточно давно. Остается надеяться, что в ближайшее время работа над этим важным документом все-таки сдвинется с мертвой точки.      

Правозащитники на международном уровне ведут постоянную адвокационную работу, и она часто бывает незаметной для окружающих. Иногда мы проводим публичные акции. Например, готовятся некоторые мероприятия и флешмобы, в преддверии Чемпионата мира по футболу в РФ. Некоторые из них касаются и Олега Сенцова. Такие крупные мероприятия дают большую огласку проблеме и дополнительную надежду на решение вопросов.    

Радио Hayat: Чем Москве интересен представитель творческой интеллигенции, украинский кинорежиссер как политзаключенный?

Полина Бродик: Сенцов в руках РФ - это очень большой козырь, ведь речь, прежде всего, идет о политических договоренностях. Никто его не будет просто так отдавать. Что касается всего остального списка политзаключенных, то люди там достаточно разные – военные, журналисты, бизнесмены - они их не подбирают по профессиональному признаку. Главное для Кремля - как их можно использовать в дальнейшем, потому что на самом деле они становятся инструментами для российской пропаганды. Бывали случаи, особенно в оккупированном Крыму, когда российские СМИ давали информацию еще до задержания человека.  

Радио Hayat: На кого могут обменять Сенцова, и кто из публичных украинских, иностранных фигур может за этим стоять?

Полина Бродик: Могут обменять на кого угодно, кто может за этим стоять - более интересный вопрос. Это политические договоренности, которые используются в нужный момент. Медиа-инициатива по правам человека в конце января 2018 года опубликовала результаты исследования, где мы рассматривали разнообразные случаи освобождения политзаключенных в разных странах и во время различных конфликтов.

Мы пришли к выводу, что очень часто важную роль в достижении позитивного результата играли политики различного уровня, которые выступали в роли медиатора между двумя конфликтующими сторонами. Это на сегодня тот инструмент, который Украина в достаточной мере не задействовала, чтобы достичь договоренностей для освобождения политзаключенных.   

Радио Hayat: Каким образом тюремные власти пытаются влиять на Сенцова, почему в СМИ сначала появились, а потом пропали сообщения о том, что Олег писал прошение о помиловании, авторство которых предписывают адвокату и сестре режиссера? Могли ли на этом спекулировать?

Полина Бродик: Насколько мне известно, ничего там сейчас активного не происходит. Украинского политзаключенного Александра Кольченко периодически сажают в так называемый ШИЗО (штрафной изолятор, – ред.). Такое наказание применяется по надуманным причинам, например, не пришил бирку к сменной форме, когда форма стиралась перед праздниками, или ходил без сопровождения по библиотеке, где, в принципе, не предусмотрено сопровождение.  

Что касается Олега Сенцова, то к нему, вроде бы, такие меры пока не применяются, хотя на Урале (в колонии, – ред.) он оказался относительно недавно, и туда сложно доехать, и связь с ним затруднена. Относительно прошения о помиловании, то на этом вопросе вполне могли спекулировать. В принципе, такой вопрос всегда поднимается в заключении. В частности, по моей информации, такие прошения писал Юрий Солошенко.

Но мы должны понимать, что все это не играет никакой роли. В любом случае, судьбу человека будет решать один человек (президент РФ, – ред.), и его решение будет основываться, как показывает опыт, на сиюминутных политических выгодах.

Радио Hayat: Каков ваш прогноз относительно дальнейшей поддержки Сенцова представителями творческой интеллигенции мира, международных правозащитных организаций?

Полина Бродик: В первую очередь, в этом должна быть заинтересована Украина, ее чиновники и правозащитники. Эти люди должны стимулировать принятие решений на любых международных площадках. Если бы наши правозащитники в мае 2014 года не заявили о необходимости освободить Олега Сенцова и не поддерживали бы эту тему до сих пор, то о его судьбе давно могли забыть. Мы не имеем права об этом забывать – ведь он (Сенцов и другие политзаключенные, – ред.) все еще там! Решение проблем, связанных с правами человека должно осуществляться не разово, а систематически. Мы должны бороться до тех пор, пока эти проблемы не будут разрешены. 

Вел интервью Эдуард Солодовник

QHA