КИЕВ (QHA) -

Заместитель председателя Меджлиса крымскотатарского народа Ильми Умеров в интервью QHA рассказал об организации и подготовке к проведению Второго Курултая в Крыму, благодаря чему на полуостров вернулось более 40 тысяч крымскотатарских семей.

QHA: Ильми Рустемович, Вы один из основателей Организации национального движения крымскотатарского народа, расскажите о подготовке к проведению Второго Курултая.

Ильми Умеров: В мае 1989 года была создана Организация крымскотатарского национального движения или сокращенно ОКНД. Если раньше были лишь инициативные группы, то есть, по собственной инициативе люди становились активистами национального движения, то с мая 1989 года появилась организация, в которой была определенная иерархия. Она стала прообразом выборной представительной структуры крымскотатарского народа - Курултая. 

Именно ОКНД взяло на себя все организационные вопросы, связанные с подготовкой и проведением выборов в Курултай, а также подготовкой различных документов. Кроме этого, в 90-м году я организовал газету «Авдет», освещавшую проблемы крымских татар, которая существует и поныне. 

QHA: «Авдет» освещала и подготовку к съезду Второго Курултая?

Ильми Умеров: И не только основные этапы, происходившие в рамках подготовки Второго Курултая, публиковали также проекты документов, проводили всенародное обсуждение. Мы получали массу пожеланий и писем для обсуждения.

QHA: Какие важные решения были приняты в ходе Второго Курултая?

Ильми Умеров: Все документы, которые принимались на Курултае, предварительно публиковались в виде проектов и проходили всенародное обсуждение, в том числе, и декларация о национальном суверенитете и положение Меджлиса.

QHA: Как Вам удалось тогда привлечь крымских татар, которые были разбросаны по всему Советскому Союзу?

Ильми Умеров: Сейчас легко об этом рассказывать, но тогда это был колоссальный труд. Организация крымскотатарского национального движения охватывала всех крымских татар, а также активистов национального движения, желавших вступить в эту организацию.

У нас были такие понятия как всесоюзные совещания, когда еще существовал Советский Союз. Они проводились во всех областях и республиках, где проживали крымские татары. И, естественно, все члены ОКНД принимали активное участие в подготовке к проведению выборов делегатов Курултая.

Делегатов Курултая мы выбирали в несколько этапов. Первый этап назывался «избрание выборщиков», то есть, от 50 человек избирался 1 выборщик. Потом выборщики собирались на региональные конференции и выбирали делегатов Курултая по квотам, которые распределял оргкомитет. На Курултае один делегат представлял 1000 человек.

Оргкомитет принял решение, что делегатов будет всего 250, и они избирались на территории Советского Союза.

QHA: Кто именно стал делегатом Курултая? 

Ильми Умеров: Я всех их знал. Тогда делегатами Курултая стали лидер крымскотатарского народа Мустафа Джемилев, нынешний председатель Меджлиса Рефат Чубаров, нынешний редактор газеты «Авдет» Шевкет Кайбуллаев, политзаключенные Решат Аблаев и Синавер Кадыров, а также мой брат Бекир Умеров, который был организатором массовых мероприятий 1987 году в Москве. Я тоже был делегатом Курултая.

QHA: Кроме организаций, которые принимали активное участие в проведении Второго Курултая, были объединения крымских татар, препятствовавшие его проведению. Расскажите об этих организациях. 

Ильми Умеров: Через много лет после первого Курултая, состоявшегося в 1917 году и в 1918 году уничтоженного большевиками, мы, как преемники, в 1991 году провели второй Курултай.

Из всех общественных движений крымских татар лишь одно-единственное выступало против возвращения Курултая, но какой-то активной деятельности с их стороны не было.

Но я думаю, что сейчас, отмечая столетие Курултая крымскотатарского народа, не следует обращать внимание на то, что кто-то на каком-то этапе был против.

QHA: Из каких иностранных государств приехали делегации на второй Курултай?

Ильми Умеров: На самом деле, были представители всех диаспор. Самые многочисленные диаспоры крымских татар находятся в Турции, Румынии, Германии и РФ.

На Курултай прибыло большое количество иностранных гостей. Многие из них даже не поместились в зале, поэтому стояли снаружи.

QHA: На Втором Курултае обсуждался целый ряд важных вопросов. В частности, поднимались темы земли и переселения крымских татар из Средней Азии в Крым. Удалось ли реализовать все поставленные задачи?

Ильми Умеров: Все задачи, вынесенные нами в повестку дня Курултая, мы выполнили.

На Втором Курултае мы приняли основополагающие документы и избрали представительный орган крымскотатарского народа – Меджлис. Председателем Меджлиса стал лидер крымскотатарского народа Мустафа Джемилев. Кроме главы Меджлиса, тайным голосованием избрали еще 32 члена исполнительного органа. 

На первом заседании Меджлиса избрали заместителя председателя и распределили функции: кто и чем будет заниматься, а также, кто какими службами будет руководить.

 

QHA: Ильми-агъа, расскажите, пожалуйста, как утверждались государственные символы – флаг и гимн.

Ильми Умеров: Инициатором был комитет ОКНД, и мы все это обсуждали. Флаг мы приняли тот, который был на первом Курултае. А словами гимна стало стихотворение «Ant etkenmen» за авторством председателя Первого Курултая Номана Челебиджихана.

QHA: На последующих Курултаях тоже принимались важные решения. Какие из них были реализованы, а какие до сих пор нет?

Ильми Умеров: Давайте я расскажу о том, что не было реализовано. Самый главный вопрос – крымскотатарская национальная государственность на территории Крыма - остался нереализованным, несмотря на то, что у нас были тесные контакты с государственными структурами, была неплохая поддержка на уровне правительства и Верховной Рады Украины. 

Крым после распада СССР остался в составе Украины. Ведь в 1991 году, буквально через месяц-полтора после проведения Курултая, развалился Советский Союз.

Нам приходилось работать в условиях украинской юрисдикции. Как нам казалось, у нас были очень хорошие взаимоотношения с государственными структурами, депутатами и членами правительства, правозащитниками, диссидентами, а также неплохие отношения со всеми президентами. Однако самый главный вопрос – о Крымскотатарской национальной автономии - оставался все это время открытым, вплоть до аннексии Крыма. 

В конце 1989 года - начале 1990 года крымских татар, желающих приобрести дома и переехать в Крым, стало достаточно много. Тогда выросли цены, и за проданный дом в Узбекистане невозможно было купить дом в Крыму. Поэтому мы стали просить власть выделять нам земельные участки для строительства индивидуального жилья. 

Крымская власть ответила категорическим отказом, поэтому мы начали организовывать самовольные захваты земель. Таким образом, в Крыму появилось 300 мест компактного проживания крымских татар, в которых проживают более 40 тысяч семей, то есть, больше 40 тысяч семей вернулось на полуостров.

Это не заслуга украинской или крымской власти – это заслуга национального движения крымских татар. Это заслуга Курултая и Меджлиса, объединивших усилия крымских татар и направивших их на возвращение на родную землю.

QHA: Сколько сейчас в Крыму местных меджлисов?

Ильми Умеров: Местных меджлисов порядка 200, а региональных порядка 25. Есть один центральный Меджлис, а всех членов меджлисов насчитывается порядка 2,5 тысяч человек.

QHA: Ильми Рустемович, по Вашему мнению, когда состоится следующий Курултай?

Ильми Умеров: Пока Крым находится под российской оккупацией, ни о каком проведении Курултая не может быть и речи. Мы проведем Курултай лишь после того, как освободим Крым. Тогда обновим все свои структуры и, скорее всего, это будет в новых реалиях и в составе Украины, но уже в рамках Крымскотатарской автономии.

QHA: После запрета Меджлиса в оккупированном Крыму, возможно ли проводить заседания, или они проходят лишь на материковой части Украины?

Ильми Умеров: В том формате, в котором мы работали раньше, работать сейчас невозможно. Поэтому в феврале прошлого года мы приняли решение о передаче полномочий председателю Меджлиса Рефату Чубарову, находящемуся на материковой части Украины. И после того, как Меджлис был запрещен в Крыму, он этим правом пользуется.

Решения мы принимаем коллегиально, но не голосуем. Первое время нам стали запрещать проведение массовых мероприятий, а потом начали создавать в противовес нам различные общественные движения и организации, которые могли бы заменить Меджлис. У них ничего не получилось, и они запретили Меджлис крымскотатарского народа. Но он все равно существует, правда не в том формате, как раньше, но работу мы продолжаем.

Мы встречаемся и обсуждаем все вопросы, которые впоследствии отправляем на утверждение Чубарову.

Мы ездим по регионам и встречаемся с региональными активистами и членами Меджлиса.

QHA: Вносились ли на протяжении всех этих лет какие-то изменения в положение об организации выборов? Если да, то какие именно?

Ильми Умеров: Нет. Мы время от времени вносили какие-то изменения в документы и довольно часто. Для того, чтобы стать членом Меджлиса, сначала необходимо по месту своего проживания стать выборщиком. Потом эти выборщики собираются на региональные конференции и по квотам определенных оргкомитетов (например, в Бахчисарайском районе квота составляет 16 человек) на региональной конференции большинством голосов избирают 16 человек. Такая система была во время проведения Второго Курултая.

Например, в 2013 году мы впервые провели выборы прямым тайным голосованием. Распределили все по округам и выбирали через бюллетени.

QHA: Вы могли бы объяснить, какие функции выполняет Меджлис, а какие – Курултай?

Ильми Умеров: Курултай – это всенародный съезд, который представляет весь крымскотатарский народ. Это выборный полномочный орган коренного народа Крыма. Курултай избирается раз в пять лет, и в промежутках между заседаниями Курултая работу ведет Меджлис крымскотатарского народа. Это тоже выборный представительный орган крымскотатарского народа, который избирается на Курултае. Это такая исполнительная структура Курултая, поэтому повседневную работу ведут представительства Меджлиса.

QHA: Как Вы думаете, Верховная Рада примет законопроект о Крымскотатарской автономии?

Ильми Умеров: Верховная Рада способна принять закон о статусе крымскотатарского народа, но на сегодняшний день вряд ли соберет 300 голосов для того, чтобы внести изменения в Конституцию.

Хотя в этом вопросе различные депутатские фракции, группы и отдельные депутаты могли бы забыть о всех разногласиях и принять соответствующее решение об изменении статуса крымского полуострова. Статус территориальной автономии нужно поменять на статус национальной автономии. 

Сейчас в Крыму находится оккупационная российская власть. И единственное, чего я желаю, так это чтобы Украина приняла решение по изменению статуса Крыма и предоставила ему статус Крымскотатарской автономной республики. И я уверен, что если бы это была национальная автономия с соответствующими гарантированными правами для коренного народа Крыма, то никакой аннексии просто бы не произошло. Ведь определять статус территории должен коренной народ.

Сейчас Украина во многом поменяла отношение к крымским татарам. Осталось только, не дожидаясь возвращения Крыма, так как этот процесс может затянуться надолго, превратить ее в Крымскотатарскую автономию. И у Украины появятся дополнительные доводы для мирового сообщества, когда будет идти речь о возвращении Крыма. Дополнительные доводы – это гарантии и права коренного народа Крыма.

Беседовала Элина Сулима

QHA