КИЕВ (QHA) -

Во время визита главы украинского внешнеполитического ведомства Павла Климкина в Брюссель ключевое внимание было уделено поиску новых идей для усиления давления на Россию, чтобы заставить ее выполнять Минские соглашения. Поездка министра сопровождалась усилением российской канонады на Донбассе, обстрелами Авдеевки и гибелью мирных украинцев, а также продолжением провокаций со стороны боевиков против наблюдателей ОБСЕ. То есть, реальная ситуация в очередной раз демонстрировала необходимость поиска новых путей и методов если не решения, то хотя бы минимизации конфликта. И, в частности, в необходимости более активно и эффективно привлечь Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) к российско-украинскому конфликту в главной зоне ее ответственности - сфере безопасности.

В частности, Павел Климкин в беседе с журналистами в Брюсселе отметил, что сейчас в ЕС обсуждается вопрос усиления СММ ОБСЕ в Украине или создание новой миссии ОБСЕ для активизации действий в сфере безопасности. После подрыва машины миссии на оккупированной Луганщине и гибели наблюдателя, к СММ уже почти месяц приковано внимание общества. Европа заинтересована получать полную и всестороннюю информацию о конфликте на Донбассе, Украина стремится добиться максимально возможного усиления миссии и расширения ее возможностей, Россия же пытается тем или иным образом ограничить деятельность мониторщиков, которые, из-за подрыва машины ОБСЕ, работают в еще более ограниченном режиме, чем раньше.

О том, каким образом можно усилить СММ, существует ли возможность «выпроводить» Россию как страну-агрессора из Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, есть ли какие-то подвижки в вопросе допуска наблюдателей СММ в оккупированный Крым в блиц-интервью корреспонденту QHA рассказала спикер Министерства иностранных дел Украины Марьяна Беца.

QHA: Марьяна Александровна, ключевым вопросом визита Павла Климкина в Брюссель стал вопрос, условно говоря, о «принуждении России к Минску» с помощью профильных в вопросе безопасности европейских организаций. В частности, он отметил, что с европейскими друзьями обсуждается увеличение вклада Европы в сферу безопасности, укрепление Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ или создание новой миссии ОБСЕ. На каком этапе обсуждения вопрос, скажем, в части усиления СММ?

Марьяна Беца: Ситуация на Донбассе остается острой и россияне совершенно не выполняют Минских договоренностей, поэтому мы сейчас думаем о том, как нам усилить наши действия в сфере безопасности.

Сейчас обсуждаются различные форматы - как лучше, эффективнее привлечь ОБСЕ, а, возможно, привлечь и ЕС для обеспечения безопасности на Донбассе. Скажем, в течение последнего года идет речь об усилении СММ ОБСЕ в Украине или создания другой миссии с вооруженным компонентом для того, чтобы урегулировать ситуацию в сфере безопасности.

Конечно, на повестке дня остаются и другие варианты, которые уже озвучивались также руководством государства: вопрос миротворческой миссии ООН, вопрос возможного привлечения миссии ЕС. Но поскольку мы уже имеем миссию ОБСЕ на территории Украины, которая действует в течение последних трех лет, и мандат ее продлен до конца марта 2018 года, то сейчас рассматривается вариант того, как можно усилить существующую миссию для того, чтобы действительно обеспечить безопасность в соответствии с Минскими соглашениями.

QHA: Обсуждение усиления СММ ОБСЕ в Украине происходит на фоне трагического инцидента - подрыва машины миссии возле села Пришиб на оккупированной Луганщине и гибели гражданского наблюдателя - гражданина США...

М.Б.: Подрыв СММ на Донбассе, гибель наблюдателя - это очень трагическая ситуация, это не просто инцидент - это фактически теракт против наблюдателей со стороны боевиков, которые поддерживаются Россией. Для нас это еще один индикатор того, что безопасность должна быть усилена и СММ должна быть усилена. Надо понимать, что СММ является гражданской миссией, невооруженной, и люди фактически рискуют и жертвуют своей жизнью, приезжая сюда наблюдать и фиксировать террористические акты, грубые нарушения прав человека, и преступные действия боевиков на Донбассе.

Для нас, для Украины, безопасность независимых наблюдателей является ключевым вопросом, мы должны ее обеспечить. И конечно, сейчас, после подрыва авто СММ, возникает вопрос - как сильнее и эффективнее можно усилить эту миссию и обеспечить безопасность наблюдателей.

Но также мы должны более эффективно обеспечить безопасность условий для граждан Украины на Донбассе и для Украины в целом. Для того, чтобы там было хотя бы прекращение огня, ведь сейчас происходят ежедневные обстрелы, ежедневно мы фиксируем раненых или погибших и среди военных, и среди гражданских. Поэтому нам нужна усиленная СММ, которая будет не просто гражданской миссией, которая сможет 24 часа в сутки наблюдать и мониторить ситуацию, сможет также и себя защитить в случае необходимости, которая сможет действительно внести свой вклад в обеспечение выполнения условий Минских договоренностей в части безопасности.

QHA: Усиление СММ - можно ли уже сейчас говорить о какой-то конкретике? Идет ли речь о новой миссии, или о расширении мандата имеющейся?

М.Б.: Обсуждается два вопроса - или усилить СММ, которая уже сейчас существует и функционирует, или создать новую миссию с вооруженным компонентом.

Дело в том, что мы уже не первый месяц думаем, как нам более эффективно работать в сфере безопасности для того, чтобы действительно обеспечить безопасность на Донбассе, чтобы поддержать наших украинцев на Донбассе, для того, чтобы освободить наших заключенных, заложников. Сейчас по СММ есть много идей, много предложений с нашей стороны, потому что мы понимаем, насколько важную роль она играет. Но конкретики пока нет, нет какого-то конкретного предложения, которое было бы уже со всеми согласовано. Для того, чтобы хоть что-нибудь принять, усилить каким-либо образом миссию, нам нужен полный консенсус всех стран-членов ОБСЕ.

QHA Если говорить о еще одной, вооруженной миссии, она может быть создана вместо СММ, или они будут работать параллельно?

М.Б.: Нет. Речь идет о том, что новая миссия может быть создана в дополнение к нынешней СММ - миссия с вооруженным компонентом, или полицейская миссия. Сейчас рассматриваются различные форматы, разные идеи.

Но здесь важно понимать, что нынешняя СММ - она ​​уже существует, она работает, она является независимой, она создана консенсусом 57 государств-членов ОБСЕ, действие ее мандата продлено еще на год до конца марта 2018 года. Мы можем усилить ее мандат, внести изменения в ее мандат, или создать другую, еще одну, миссию ОБСЕ с вооруженным компонентом. Вариантов много, формы тоже могут быть разные, они рассматриваются и дискуссия по этим вопросам происходит разная. Но все предложения должны быть согласованы всеми 57-ю странами-членами ОБСЕ и это ключевой момент. Если хоть одно государство выступит против - консенсуса уже не будет. Надо понимать - к сожалению, в ОБСЕ входит также Россия.

QHA: Время от времени эксперты и украинские чиновники поднимают вопрос целесообразности исключения представителей России из состава СММ. Скажем, недавно представитель Украины в гуманитарной подгруппе Трехсторонней контактной группы Ирина Геращенко отметила, что необходимо изменить принципы формирования СММ в Украине и, в частности, исключить из ее состава наблюдателей от РФ, учитывая, что Россия является агрессором.

М.Б.: СММ ОБСЕ в Украине - это независимая миссия, поэтому мы не можем на это влиять как государство. В состав СММ имеют право входить все те государства-участники ОБСЕ, которые сейчас являются действующими членами. В 2014 году СММ создавалась консенсусом 57 стран-членов ОБСЕ, туда входит и Россия, и фактически мы не можем без консенсуса исключить какую-либо делегацию из состава СММ.

QHA: Однако усиление СММ упирается в нежелание России этому способствовать. Мотивы России понятны - любое усиление СММ невыгодно РФ. Так может стоит попробовать решить проблему так сказать «сверху»? Скажем, не планирует ли Украина поднимать вопрос о приостановлении членства России в ОБСЕ или исключения ее вообще из этой организации? Ведь Россия уже четвертый год подряд осуществляет вооруженную агрессию против Украины и, значит, ее фактический статус - это статус агрессора, а не наблюдателя или миротворца. И Россия своими действиями в Украине подрывает безопасность во всей Европе.

М.Б.: Скажу вам откровенно, в целом такие страны как Россия, которые являются странами-агрессорами, должны быть вообще исключены из всех международных организаций. Потому что они нарушили все нормы и принципы этих международных организаций. Если взять ООН, Россия нарушила устав ООН, нарушила Резолюцию Генеральной Ассамблеи об определении агрессии, нарушила все возможные нормы ОБСЕ, нарушила Хельсинкский заключительный акт, устанавливающий нерушимость границ и территориальную целостность государств, суверенитет государств. Она нарушила все нормы Совета Европы.

Но мы понимаем, что для того, чтобы исключить Россию из той или иной организации, например, ОБСЕ, нужен консенсус. А его не будет, потому что там находится Россия. По ООН - в СБ ООН Россия также имеет право вето.

Поэтому вопрос (об исключении РФ из ОБСЕ, - ред), в принципе, теоретически имеет право на жизнь, но, к сожалению, реализоваться в ближайшей перспективе оно не сможет. Так что Россия все заблокирует.

QHA: Кстати, насчет «блокирующей» позиции России и расширения возможностей СММ. После инцидента в Пришибе Россия и сепаратисты заявили, что СММ должна согласовывать с боевиками маршруты своего передвижения (якобы это должно обезопасить патрули от трагических инцидентов). Не является ли такое требование попыткой ограничить деятельность независимых наблюдателей?

М.Б.: Это абсолютно неприемлемо. Подобное требование - это препятствование в доступе, то есть, прямое нарушение со стороны и России, и ее марионеток - пророссийских боевиков. Никаких препятствий, никаких дополнительных разрешений не должно быть (для передвижения наблюдателей). Мандат СММ распространяется на всю территорию Украины и одним из его элементов является абсолютная свобода передвижения по всей территории Украины и доступ к любой точке ее территории, даже к неконтролируемым ее частям. Это было согласовано на уровне мандата СММ - свобода передвижения и безопасность наблюдателей - а они являются ключевыми элементами для этой миссии.

И то, что Россия препятствует и доступу наблюдателей в определенные районы Донбасса, и доступу к неконтролируемому участку российско-украинской границы, и доступу в Крым - это все является нарушением. Россия продолжает дерзко нарушать международное право, надеясь, судя по всему, на определенную безнаказанность. Хотя рано или поздно ответственность за преступные деяния, безусловно, наступит.

QHA: В рамках обсуждений усиления СММ обсуждаются какие-то способы или механизмы обеспечения реального доступа наблюдателей СММ ОБСЕ в Крым, поскольку ее мандат распространяется на всю территорию Украины? Россия на протяжении трех лет не допускает наблюдателей в АРК, они мониторят ситуацию только вдоль админграницы на Херсонщине. Может ли что-то измениться в положительную для нас сторону в вопросе доступа миссии на оккупированный полуостров?

М.Б.: Безусловно, этот вопрос поднимается нами постоянно, ведь допуск мониторинговой миссии и на весь Донбасс, и в Крым означает для нас возможность защиты наших людей, наших граждан, в том числе, узников, как на территории Донбасса, так и на территории оккупированного Крыма. И СММ ОБСЕ имеет право мониторить всю территорию Украины в пределах ее международно признанных границ, включая Крым. Но россияне совершенно нагло и в нарушение всех норм международного права, оккупировав АР Крым и Севастополь, до сих пор не дают допуск ни для СММ, ни для других мониторинговых миссий.

У нас уже есть очень важные резолюции - Резолюция ГА ООН от 19 декабря 2016 года, которая действительно является огромным успехом украинской дипломатии, где предполагается, что Россия, как государство-оккупант, должна допустить мониторинговые миссии. У нас есть очень мощное решение Комитета министров Совета Европы (от 3 мая т.г.), которое недавно было принято в рамках Совета Европы, которое также предусматривает допуск конвенционных органов мониторинговых миссий на территорию Крыма. Вместе с тем, мы не видим политической воли со стороны России в плане выполнения этих решений.

Россия с точки зрения международного права все глубже деградирует. Она полностью разрушила международное право, систему международной безопасности, для того, чтобы не быть ответственной за свои действия. Россия отозвала свою подпись под Римским статутом, она полностью отказалась от выполнения решений ЕСПЧ, если они противоречат ее конституции, таким образом фактически признавая, что нормы международного права имеют второстепенную силу, а национальное законодательство преобладает.

К сожалению, по состоянию на сейчас, несмотря на все переговоры, которые ведутся на уровне президентов, на уровне министров иностранных дел и в рамках всех международных организаций, пока допуска в Крым наблюдателям ОБСЕ не было предоставлено. Была только одна миссия в 2014 году, очень маленькая и короткая, но она по определению не могла дать тех результатов, которые может дать полноценная полномасштабная мониторинговая миссия, которая находится там постоянно и фиксирует на ежедневной основе те грубые нарушения прав человека, которые оккупанты допускают в Крыму .

Беседовала Татьяна Иваневич

QHA