КИЕВ (QHA) -

Несмотря на то, что с момента российской оккупации Крыма прошло более чем два года, в Украине до сих пор не урегулирован статус крымских татар как коренного народа, в котором бы признавалось и гарантировалось их право на самоопределение.

Журналист QHA встретился с членом экспертной группы, которая разрабатывает проект закона о статусе крымских татар, экспертом Института демократии имени Пилипа Орлика Натальей Белицер, чтобы поговорить о законопроекте.

- Наталия Владимировна, почему закон о статусе крымскотатарского народа так необходим в Украине?

- Начнем с того, что необходимость такого закона возникла еще в 1996 году, сразу после принятия 28 июня новой Конституции Украины, где сразу в трех статьях есть упоминание о коренных народах.

Там сказано, что украинское общество состоит из трех основных компонентов: украинский народ в этническом понимании, национальные меньшинства и коренные народы. То есть, разница между национальными меньшинствами и коренными народами была зафиксирована в Основном законе Украины еще в 1996 году.

Более того, первая версия такого закона в том же году, осенью была подготовлена, наряду с концепцией этнонациональной политики Украины относительно коренных народов. После этого были свойственные украинской политике пертурбации, смена руководства Министерства по вопросам национальностей и понижение его статуса.

Напомню, что в 1993 году, согласно закону Украины о национальных меньшинствах было создано Министерство по вопросам национальностей. Потом его статус семь раз понижался: от Министерства и до государственного комитета, и в 2010 году данная структура была окончательно ликвидирована. С самого основания оно отвечало за это направление.

После так называемой административной реформы Януковича функции этого госдепартамента были переданы в Министерство культуры, где нет своих специалистов, но именно это Министерство стало профильным для дальнейшей работы в данной сфере.

- И новый интерес к закону вновь возник после агрессии России?

- Да, интерес к этому вопросу резко повысился после оккупации Крыма, потому что Украина, хотя и с большим опозданием, присоединилась к Декларации ООН о правах коренных народов.

Тем самым, наша страна обратила внимание на статьи Декларации, в которых говорится о каких-либо боевых действиях, военных базах, оккупации, которую нельзя проводить без согласия коренного народа. Причем, речь идет не о каком-то абстрактном согласии, высказанном какими-то отдельными лидерами или общественными организациями, а именно о представительных органах коренного народа.

Как мы знаем, именно у крымских татар такие представительные органы, выбранные демократическим путем, практически всем народом и гражданами Украины, которые относятся к крымскотатарскому народу, существуют еще с 1991 года. Поэтому, имеется действенный механизм и конкретная возможность получить согласие или несогласие на все, что происходило в Крыму в 2014 году. Если бы тогда статус крымских татар был закреплен как статус коренного народа, то сегодня ситуация с правами крымских татар была бы урегулирована.

- Но, к сожалению, тогда Верховная Рада Украины не приняла такой закон.

- Верно, вместо закона, 20 марта 2014 года, то есть через два дня после аннексии, когда Республику Крым и Севастополь сделали субъектами Российской Федерации, наконец-то Верховная Рада приняла соответственное постановление, где в пункте 5 было указано срочно разработать такие законопроекты.

Отмечу, что здесь имеется некоторая несогласованность между постановлением ВРУ и документом Кабинета Министров, который принял в конце 2015 года свое постановление о плане действий по реализации Национальной стратегии Украины по правам человека.

В частности, там есть отдельный раздел “О правах национальных меньшинств и коренных народов”, в котором, в отличие от постановления Верховной Рады, говорится о конкретном законопроекте о статусе крымскотатарского народа.

Кабмин определил это как "законодательство в сфере прав коренных народов". То есть, речь шла не только о крымскотатарском народе, но потенциально и о крымчаках и караимах, у которых требования и статус совсем другие.

Кроме того, они сильно ассимилированы, малочисленны и не имеют своих представительных органов, то есть, непонятно, кто может выступать от имени самого народа.

Таким образом, эти законы должны быть разработаны и поданы на рассмотрение до конца года. Этим было очень обеспокоенно (и тогда, и сейчас - ред.) Министерство культуры как профильное. Поскольку именно оно принимает участие в работе экспертной группы по разработке этих законопроектов. Однако, мы надеемся, что справимся с этой очень сложной задачей.

- Почему закон о статусе крымскотатарского народа начали писать так поздно?

- Стоит выделить несколько факторов. Во-первых, СБУ Крыма, в котором по итогам оказалось больше 95% предателей, постоянно докладывало в Киев о якобы имеющих место сепаратистских настроениях среди крымских татар, в частности, говорили о Положении Курултая от июня 1991 года, в котором говорится о самоопределении.

Учитывая это, руководство страны не решалось законодательно закрепить статус крымскотатарского народа. Хотя право на самоопределение - это абсолютно нормальная легитимная норма, которая сейчас подпадает под требования декларации ООН. В частности, международное право предусматривает только внутреннее самоопределение. Ведь таким образом, речь идет не об отделении и создании отдельного государства или присоединении к кому-то, а именно о деятельности в рамках Украины.

Кроме того, попытки отвлечь внимание от российского сепаратизма очень успешно работали против крымских татар. Также отмечу, что коммунисты долго продолжали поддерживать советский миф о “крымскотатарском народе-предателе” Все попытки принять закон разбивались об эти препятствия.

Только такие глобальные потрясения как оккупация и аннексия Крыма наконец-то заставили Верховную Раду в спешке принять постановление и дальше разрабатывать законодательство, касающееся самоопределения коренного народа.

- Почему же работа над законопроектом началась только два месяца назад?

 - Несмотря на то, что в постановлении от 20 марта используется формулировка “срочно разработать”, на самом деле никто никуда не спешил. Была попытка в 2015 году, которая с треском провалилась, поскольку там были очень детально прописаны механизмы взаимодействия с Меджлисом и Курултаем.

Но после запрета представительного органа крымских татар и невозможности его функционирования  в Крыму, все эти нормы не могут действовать, их нужно срочно менять. Причем, как выйти из этого положения было непонятно, поэтому работа над законопроектом была возобновлена только 2 месяца назад.

К счастью, наше задание облегчается тем, что мы можем опираться на целый блок предыдущих версий, но нужно учитывать новые реалии, в частности, запрет представительных органов крымских татар. Естественно, основные нормы могут быть имплементированы только в деоккупированном Крыму, но мы стараемся предусмотреть элементы, которые можно будет использовать еще до того.

Роман Кот

Со второй частью интервью можно ознакомиться тут.

ФОТО: интернет

QHA