КИЕВ (QHA) -

Это вторая часть интервью с членом экспертной группы, которая разрабатывает проект закона о статусе крымскотатарского народа, экспертом Института демократии имени Пилипа Орлика Натальей Белицер.

- Наталия Владимировна, могли бы Вы более подробно рассказать о главных новшествах законопроекта?

- Надо заметить, что там много позиций. Во-первых, дано определение, что такое, вообще, категория коренных народов, исчерпывающая характеристика крымских татар как коренного народа.

Это очень важно для общества и нашего политикума, ведь не все понимают разницу. То есть, это закрепляет: во-первых, коллективные права коренных народов согласно международному законодательству, и самое главное – право на самоопределение. Такое право есть у коренных народов, но нет ни у одной категории меньшинств, включая национальные. Во-вторых, понимание этой разницы очень важно в контексте деоккупации.

Кроме того, в этом законе официально признается статус Курултая и Меджлиса, дается определение и понятие, что это такое. Еще одна очень важная норма – обязательность предоставления статуса юридического лица Меджлису.

Почему это так важно? Для нас очень привлекательны модели взаимодействия центральной власти с парламентами Саами – представительными органами коренных народов в трех северно-европейских странах: Швеции, Финляндии и Норвегии.

Во всех этих странах деятельность парламентов Саами ежегодно финансируется из государственного бюджета отдельной строкой. На что их тратить – устанавливает сам парламент Саами. Считается, что он представляет интересы народа и поэтому имеет полномочия решать это самостоятельно.

У нас все это упирается в то, что до сих пор у Меджлиса нет юридического статуса. Это означает, что нет счета и процедуры, даже при наличии желания материально поддержать деятельность представительного органа. Учитывая то, в какой сложной ситуации находится Меджлис после его запрета, трудно переоценить важность принятия данного законопроекта. Поскольку совершенствование правового поля позволит устранить препятствия, которые мешали полноценной интеграции крымскотатарского народа в украинское общество.

- В случае принятия закона, не вызовет ли это необходимость менять Конституцию?

- Конституцию в любом случае нужно менять, потому что статья об Автономной Республике Крым не отвечает Основному закону, начиная с 1998 года, когда она была принята. А теперь, когда Украина признала недействительным (нелегитимный, самопровозглашенный - ред.) Верховный Совет Крыма, формально, для нас там нет органов власти. Тем не менее, согласно нашей Конституции, упоминания об АРК и городе  Севастополь сохраняются.

Рекомендации парламентских слушаний по Крыму, прошедших 15 июня и принятых постановлением Верховной Рады 22 сентября, вообще говорят о переформатировании территории Крымского полуострова и придании ему совсем другого статуса. Понятно, что это необходимо делать в рамках конституционного процесса при подготовке новой версии Конституции.

При этом, хочу обратить внимание, что все эти шаги, в частности, относительно особенного автономного статуса Крыма, имеют очень серьезные юридические основания именно как территория коренного народа и ни в коем случае не могут оправдать предоставление какого-то особенного статуса отдельным районам Донецкой и Луганской областей, потому что там нет субъекта права на самоопределение.

Я очень надеюсь, что при разработке новой версии Конституции это все будет учитываться. Тем не менее, поскольку в действующей версии имеются статьи о коренных народах, никаких формальных возражений или препятствий до того, как будет разработана новая Конституция, не существует. Это вполне можно делать и опираясь на существующие нормы, в частности, на статьи 11 и 92 п.3.

- Из кого состоит экспертная группа, которая работает над законопроектом?

- Экспертную группу составили независимые эксперты, члены Меджлиса, представители профильного департамента Министерства культуры. Все это происходит под эгидой и при содействии Общественно-культурного центра для нацменьшинств ГП Крымский дом как государственной, но независимой институции, которая занимается этими проблемами.

Мы работаем очень напряженно, ведь времени у нас мало. Группа собирается каждую неделю по пятницам и мы обсуждаем каждую статью, пока не выходим на консенсус. Берем во внимание другие законодательные акты, которые необходимо изменить и так, шаг за шагом, движемся вперед. Естественно, есть некоторые шероховатости, но я бы говорила скорее не о разногласиях, а о рабочих моментах. У каждого свои подходы, разные точки зрения, но все мысли обсуждаются.

- Все-таки, в украинском обществе сохраняются некоторые стереотипы о крымских татарах. Возможно ли какое-либо сопротивление в самой Верховной Раде этому законопроекту?

- Вы знаете, сложно сказать, писать закон нужно было бы параллельно с просветительской работой. Разговаривая с чиновниками и с депутатами, каждый раз видишь, насколько не хватает такого базового позитивного знания. Уже и фильм создали в рамках Украинской миротворческой школы (“Коренные народы” – QHA), но, к сожалению, депутаты его не смотрят.

Стандартные возражения о том, что если предоставить особенный статус и права, то другим тоже захочется, это будет ящик Пандоры, "эффект домино" и т.д. возникают только потому, что они не обращаются к нормам международного права, в котором все закреплено: что можно, а чего нельзя, и кому.

Учитывая политические соображения и то, насколько это сейчас важно, я думаю, что кроме некоторых левацко-оппоблоковских депутатов, сопротивления ожидать не стоит.

- И последний вопрос. Как принятие закона сможет помочь Украине вернуть Крым?

- Хочу напомнить, что это значительно усиливает позиции Украины относительно незаконной аннексии Крыма, хотя и ретроспективно. Ведь это территория коренного народа, где ничего нельзя делать без его согласия. После принятия этого закона на уровне ООН, которая очень заботится об этих вопросах, а также на уровне ОБСЕ (Европейского парламента), который только в этом году два раза принимал резолюции по Крыму и крымским татарам, появятся новые надежные аргументы доказывать незаконность действий России в Крыму.

Таким образом, принятие закона (о статусе крымскотатарского народа – QHA) будет иметь очень большое значение в контексте возвращения полуострова в состав Украины.

Роман Кот  

ФОТО: интернет

QHA