КИЕВ (QHA) -

Тут можно прочитать первую часть интервью заместителя председателя Меджлиса крымскотатарского народа Ахтема Чийгоза и его супруги Эльмиры Аблялимовой, которые рассказали журналисту Ольге Волынец и директору информационного агентства QHA и Радио Hayat Гаяне Юксель о "судебном процессе"  в оккупированном Крыму.

Радио Hayat: Эльмира ханум, дело Чийгоза, которое было выделено в отдельное производство из “дела 26-го февраля”, стало площадкой, куда могли приходить наши соотечественники и выступать, высказывать свое мнение. Какие из выступлений крымских татар вам больше всего запомнились и чем?

Эльмира Аблялимова: Я не буду называть фамилии, я буду называть фразы. Одна фраза настолько вбилась в мою память. Выступал один свидетель, уже пожилого возраста, с нашей стороны и, рассказывая о национальном движении крымских татар, сказал такую фразу: “Мы, крымские татары, все делаем с любовью”. Ему задают вопрос, говорят, что вы что-то поломали. Он ответил: “Зачем ломать? Это же все наше”. Такие фразы очень четко характеризуют крымскотатарский народ. Динара ханум начала плакать и говорить на вопрос, зачем вы сюда пришли: “Потому что я – крымская татарка. Это наша Родина”. Этот процесс для многих стал водоразделом: есть правда, а есть совершеннейшая ложь.

Ахтем Чийгоз: Я сперва доводил этих самооборонщиков, которые приходили с гордым видом победителя. После нескольких вопросов они стояли там, как опущенные курицы, потому что они пришли на процесс, думая, что это победа, а тут, оказывается, есть крымские татары, зек, который не молчит, чтобы ему дали меньше, а в лицо задает им такие вопросы, от которых они сразу переносятся в другое время. Я задал Энверу вопрос: “Ты гражданин Украины?”. Он ответил, что да. Я говорю: “Тебе его навязывали?”. Он ответил: “Чтобы получить гражданство Украины, мы еще и митинги делали, а эти пришли, всунули его, потому что и на работу не выйдешь, и семью кормить нечем, дома жить не можешь”.

Эльмира Аблялимова: На вопрос, зачем вы пришли туда, один из наших свидетелей ответил: “Как почему? Чтобы Рефат ага, который находился в здании Верховного Совета, в окошечко увидел, что есть мы, у нас есть мнение, которое он должен был сказать депутатам”. Мне кажется, что для крымских судей это не было шоковым признанием, но для судьи, который приехал с Саратова, это было удивительно. Этот же человек рассказывал об акции, когда они в конце 90-х завязывали повязки: “Родина или смерть”. Мне кажется, это было открытием для всех, кто оказался слушателем. Это судебные приставы, которые поначалу вели себя очень агрессивно. В конце процесса они вели себя по-другому.

Радио Hayat: Вы пробыли в СИЗО почти три года. Мы знаем, что вы там пользовались большим авторитетом. Как это произошло и почему?

Ахтем Чийгоз: СИЗО – это закрытое учреждение, предназначенное ломать людей. В таком замкнутом пространстве невозможно какое-либо действие утаить. Там надо уметь с собой договориться. Там есть черное и белое. Несмотря на эту изолированность, я выражал свои мысли и свое мнение даже в особо жестких моментах.  Мне говорили: “Что там твоя Украина?”. Я категорично отвечал, что Украина – это мое государство, которое вы пытались уничтожить. Это мои суды, которые фактически были в другой камере. Некоторые выходили (там было окошко) и говорили: “Чийгоз там опять судит”. Я каждый раз готовился показать абсурдность самого процесса с точки зрения деклараций судебной системы, следствия, прокуратуры. Это вызывало уважение среди сидельцев и среди персонала. Человек либо подвергается обстоятельствам и теряет достоинство, либо, выдержав обстоятельства, сохранив честь и достоинство, находит достойное место в обществе.

Радио Hayat: Адвокаты рассказывали о тяжелых условиях содержания. Речь шла о том, что пища не соответствовала никаким стандартам, были проблемы с пребыванием там людей, которые исповедуют ислам.

Ахтем Чийгоз: Доводить до сведения общества - это обязанность адвокатов, защитников, общественных деятелей, которые каким-то образом получали информацию. Если ты мужчина и попал в такую ситуацию, рассказывать байки и столько внимания уделять этим обстоятельствам, на мой взгляд, не совсем правильно.

В России говорят, что это одно из самых худших СИЗО. Все это время я питался теми возможностями, которые сам лично находил. За первые 2 – 3 месяца я сбросил 15 килограмм. Я понял, что либо я буду потихонечку чахнуть, либо найду методы держать себя в форме. Я находил возможность себя физически поддерживать, делать упражнения. Да, нет условий умыться, но есть вода и место, куда можно наклониться и помыть лицо.

Радио Hayat: Ураза держали?

Ахтем Чийгоз: Да, но последний раз я не смог, потому что у меня процесс шел с утра до вечера. Это сопряжено с большими нервами. Предыдущий пост я держал со своим сокамерником, который принял ислам.

Радио Hayat: Это крымский татарин?

Ахтем Чийгоз: Нет, это молодой парень, который проникся ко мне уважением. Он взял у меня книжку, учил молитвы. Когда его отправили в колонию, он мне звонил. Я спросил, делает ли он намаз. Он ответил: “Конечно, Ахтем ага”. Да, кушать толком нечего, передачи недостаточно, об этом много можно говорить, но это не значит, что ты должен превратиться в животное.

Радио Hayat: Как удавалось осуществлять связь с теми, кто находился на воле?

Ахтем Чийгоз: Это было редко, за некоторые такие звонки я попал на яму. Конечно, там все отслеживается, прослушивается. Это сложно, но иногда мне везло, мне помогали. Эльмира была моим связным. Она обеспечивала обращения.

Радио Hayat: Насколько я знаю, вы очень пристально следили за событиями, которые происходят здесь, на материке, в какой-то мере даже критиковали их. Например, критиковали часть Меджлиса, которая здесь находится, за то, что на какие-то мероприятия собирается мало народа. Что нужно сделать, чтобы более масштабно проводить такие акции?

Ахтем Чийгоз: Была такая возможность через жену, через адвоката. Они приносили мне распечатки. Моя критика касалась этих вопросов, потому что самое главное – это работа с людьми. Сейчас я понимаю, что есть определенные обстоятельства, которые не позволяли сделать связь всех крымских татар, находящихся в Украине. Пользуясь моментом, я хочу обратиться, в первую очередь, к своим соотечественникам. Каждый прожитый здесь день, каждый сделанный шаг должен быть направлен на помощь в освобождении нашего народа там, в Крыму. Если этого не делается, то грош цена нахождению здесь, это значит, что этот человек пытается обустроить свое личное благополучие. Тогда он несет на себе большой грех, когда весь его народ там находится в очень тяжелом положении. Первое, что я начну делать, я объеду Украину.

Радио Hayat: За границу собираетесь?

Ахтем Чийгоз: Да, у меня есть предложение и президента, и Министерства иностранных дел, чтобы я и Умеров выехали и с первых уст рассказали, что там на самом деле происходит. Я считаю, что это та работа, которую мы должны сделать максимально хорошо, правильно, чтобы это принесло результат гражданам Украины, которые остались в той тяжелой ситуации. Там террор, беззаконие, животное насаждение, тебя пытаются превратить в безмолвное существо. Поэтому каждый день здесь должен быть направлен на то, чтобы сконцентрировать все усилия государства, общества, европейских союзников (не только их правители и президенты, но и их граждане несут прямую ответственность за то, что произошло в XXI веке).

Радио Hayat: Вы видели доклад, который подготовил УХСПЛ по делу 26 февраля? Планируете ли вы написать книгу по делу 26 февраля?

Ахтем Чийгоз: Книгу уже начали писать. Я думаю, что в этой книге малость обозначится то, что Чийгоз сидел, все остальное будет посвящено событиям того времени, потому что эти события останутся в истории. Никакой борьбы за русский язык, русский народ, “русский мир” никогда не было в Крыму. Это были отдельные группы, которые паразитировали на этих проблемах. Они хотят в какую-то скрепу вогнать 26 февраля. Книгу начнет писать Полозов, а потом создастся группа.

Радио Hayat: Яким було сприйняття України до початку окупації, якою вона була для вас, коли сиділи в СІЗО, якою побачили після звільнення?

Ахтем Чийгоз: Я горжусь своим государством, украинским народом, потому что знаю, что в такой сложный период и за короткий срок, имея войну на своей территории, они доказали миру, что никто не сможет безнаказанно растоптать достоинство народа, честь, историю, государство этого народа.

Радио Hayat: В інтернеті зараз є немалий резонанс і суперечки щодо інтерв’ю Ільмі Умерова, де він сказав, що треба боротися не за людей, а за території. Як ви можете це прокоментувати?

Ахтем Чийгоз: Я думаю, что Ильми в это вкладывал какой-то свой особый смысл. Территория без людей никому не нужна. Он имел в виду, что отдельно взятые судьбы – это трагично, но война без жертв не бывает.

Радио Hayat: Есть ли уже сведения о том, сможете ли вы въехать в Крым? Знакомы ли вы с указом президента РФ по поводу своего освобождения?

Ахтем Чийгоз: Это их проблемы, а не мои. Я не собираюсь просчитывать варианты, я не собираюсь делать с этого действия какие-то акции, я поеду домой. Это не путь к самоубийству, мы в более худшие времена ездили домой. Я не называю это попыткой. Я просто поеду домой, вопросы, которые возникнут, будем решать по ходу возникновения.

Радио Hayat: “Хаят” перекладається як життя. Що для вас життя?

Ахтем Чийгоз: Я отношусь к этому не так философски. Я считаю, что каждый день – это и есть жизнь, нужно достойно проживать ее каждый день. Я постараюсь это делать и дальше.

Эльмира Аблялимова: Когда-то один преподаватель в институте поставил на доске точку мелом, а потом стер эту точку. Он сказал: “Проживите эту жизнь так, чтобы вы не были этой точкой”.

Источник: Радио Hayat

QHA