КИЕВ (QHA) -

После возвращения Геннадия Афанасьева домой, адвокат Александр Попков не прекратил бороться за других украинских политзаключенных. Несмотря на загруженность по внутренне-российским делам, сейчас Попков защищает в судах интересы сразу нескольких крымчан.

С Александром Васильевичем мы поговорили о деле правозащитника Эмир-Усеина Куку,  обвиняемого в участии в запрещённой в РФ организации "Хизб ут-Тахрир", и процессе над украинцем Андрем Захтеем, прозванного российскими силовыми структурами диверсантом. Эти два дела, по мнению адвоката, полны абсурда и надуманных фантазий следователей.

QHA: С какими препятствиями Вы столкнулись, защищая права украинца Андрея Захтея?

Александр Попков: Наверное, большинство дел в Крыму, которые мы ведем, они абсурдны сами по себе, тот же Семена, или «Хизб ут-Тахрир».

Касательно Захтея. В деле работает большая группа адвокатов. Мы предполагаем, что какая-то заваруха на границе все-таки была. Первоначальные версии говорят, что сбежали какие-то российские дезертиры с оружием. Это в принципе в российской истории случается. Я был военным следователем и с такими историями неоднократно сталкивался. Инцидент точно был, потому что там есть погибший – сотрудник ФСБ. Захтей говорит, что он видел эту перестрелку, и он тоже подвергался обстрелу. Три дня сотрудники ФСБ решали, что же с этим делать. И в итоге решили, что раз никого не поймали, то надо подтянуть тех, кто там был. Ну и подтянули этого несчастного Захтея, который не то что к диверсантам, он к Украине достаточно посредственное отношение имеет. Человек абсолютно случайно попал в эту передрягу и это следователи, я думаю, понимают. Его привязать ко всему этому очень сложно.

Вменяют ему, что он якобы в 2014 году вступил в преступный сговор с Пановым и другими для совершения диверсий в Крыму. Ну, Захтея в Украине не было с 2011 года. С Пановым они впервые встретились и познакомились в тюрьме, когда их только задержали. И отпустить теперь они его тоже не могут.

QHA: Почему не могут?

Александр Попков: Там порядка 50 оперативников, следователей и сотрудников отдела спецопераций провалили всю свою работу. Надо же свою проваленную работу списать на кого-то, вот они и задержали Панова и Захтея. А отпустив их, окажутся в негативном свете. Им надо выгородить себя.

Его и патриотом не назовешь, был настроен достаточно пророссийски.  Ругался со своими родственниками по будущему Украины. А тут он диверсант и якобы в интересах Украины занимался диверсионной и террористической деятельностью. Честно, он даже сам от этого обвинения в ужасе. А у следствия основная проблема была – привязать его к этой диверсионной группе. Они до сих пор с этим не справились, потому что выглядит это довольно смешно. Но человеку угрожает реальное лишение свободы.

Они с женой переехали в Крым буквально в июле 2016 года, а в августе его уже задержали. Будучи гражданином Украины, он длительное время работал в Европе со своими коллегами-строителями. Их-за высокой конкуренции после переехал жить и работать в Подмосковье.

QHA: С чем связан отказ Андрея Захтея от российского гражданства?

Александр Попков: Это уже такой акт отчаяния, потому что он больше не хочет себя никак связывать с Россией. Сейчас он понимает, что в России у него будущего нет, кроме как сидеть по тюрьмам. Он видит, что происходит – дело сфабриковано, показания у него просто выбивали невыносимыми пытками. Он сейчас подвергается преследованию именно в разрезе российско-украинских отношений. Не было бы аннексии Крыма, не было бы его случая. Россия пытается безумными делами по крымским диверсантам дискредитировать Украину перед мировым сообществом.  

Я не работаю по делу Штыбликова, но понимаю, что там тоже все абсурдно и высосано из пальца.

QHA: Вы также защищаете интересы Эмир-Усеина Куку, которого непонятно на каких основаниях привязали к делу «Хизб ут-Тахрир»…

Александр Попков: Здесь тоже идет эскалация и абсурдизация дела. Сейчас Эмир-Усеину Куку вменили новую статью – приготовление к насильственному захвату власти. Зная Эмир-Усеина, его деятельность и его уклад мыслей, конечно, это глупо предполагать. Я думаю, следователи сделали это как ответ на давление правозащитных организаций. Amnesty International признали его узником совести.

Самое интересное, что Куку обвиняют в подготовке подготовки к насильственному захвату власти. Когда зачитали обвинение, он был в шоке. Как можно осуществлять подготовку подготовки? Вот вы хотели хотеть завербовать новых членов… То есть, это адвокатам и юристам не понятно, тем более Эмир-Усеину. Страшно то, что это статья предусматривает от 12 до 20 лет лишения свободы. У него одна статья от 5 до 10, и еще они подумывают ему экстремизм приплести, что будет еще пять лет. Я уже не выдержал и следователям говорю, что у них пошла какая-то изощренная фантазия.

Я очень много занимался генеалогией своей семьи. Моего прадеда расстреляли в 1937 году в Томской глуши в Нарыме за то, что он хотел захватить власть. Совместно с группой они якобы планировали создать дивизию в интересах белогвардейского подполья и японцев захватить власть в этом Нарыме. В 1959 году признали, что все эти обвинения были сформированы исключительно на фантазиях следователей. У меня прямые аналогии сейчас. Фантазии НКВДешных следователей сейчас полностью повторяются в фантазиях наших следователей ФСБ.

Здесь еще один момент. Этот ярлык «Хизб ут- Тахрир» очень вредит, потому что в России очень многие правозащитные организации не готовы браться за таких людей. Куку вообще никакого отношения к этой организации не имеет и не имел. Нет никаких доказательств. Да, он соблюдающий мусульманин, но это его личное религиозное убеждение.

QHA: Чем может это дело закончиться?

Александр Попков: Я не желаю строить прогнозы, потому что это очень неблагодарное занятие. Но пример севастопольской четверки - он неприятный и плачевный. При том отношении, которое проявил Северо-Кавказский военный окружной суд, который к тому же судил и Сенцова, мы понимаем, что приговор фактически уже подписан.

Это политическое дело, а по политическим делам в России юридическими средствами при тотальном отсутствии права на справедливый  суд бороться бесполезно. Тем не менее, мы будем высвечивать это.

(Продолжение следует)

Беседовала Медине Аединова

QHA