КИЕВ (QHA) -

В последнее время мы довольно часто наблюдаем за живыми обсуждениями энергетической ситуации в оккупированном Крыму, насущных проблем, перспектив и тому подобное. Одним из ключевых аспектов является вопрос - способна ли Российская Федерация решить проблемы, которые она получила вместе с оккупацией украинской полуострова?

С целью получения фундаментальных ответов, мы обратились к экс-заместителю министра экономики Украины (1991-1992гг), вице-президенту Национальной атомной энергогенерирующей компании «Энергоатом» (1997-1999 гг.), Президента всеукраинской общественной организации «Энергетическая ассоциация Украины» Василия Григорьевича Котко.

Объясните, пожалуйста, что вообще представляет собой энергосистема АР Крым, на что она была рассчитана во времена своего создания?

- Для полного понимания ситуации, сложившейся вокруг энергетической зависимости Крыма, следует четко представлять, из чего она состояла, то есть, какие энергосистемы существовали в Крыму. Так, на территории полуострова расположено несколько энергоцентров - Симферопольская, Севастопольская, и Камыш-Бурунская ТЭЦ. Следует обратить внимание, что это реально очень старые ТЭЦ, которые уже отработали более 2/3 своего ресурса. Модернизировать их нецелесообразно и слишком дорого, поэтому Крым не может на них рассчитывать как на постоянный источник электроэнергии. Работа указанных ТЭЦ сопровождается системными сбоями, они требуют ремонта, что также отражается на потребителях электроэнергии.

В общем, эти электросистемы дают более 100 мегаватт электроэнергии. Также на полуострове большое количество солнечных электростанций. Однако, с солнечной электроэнергией вопрос неоднозначный. В Крыму они предоставляют мощность более 250 МВт, однако оказывается, что так называемый «зеленый тариф» значительно выше обычного - себестоимость составляет около 8 грн. за киловатт. Но и это еще не все, такой вид электроэнергии считается нерегулируемым. То есть, условно говоря, если солнечная погода, электроэнергия подается стабильно, а в случае плохих погодных условий, зимой, когда день короткий и так далее - мощность значительно различается. Поэтому солнечная электроэнергия считается ненадежной генерацией. Также существуют ветровые электростанции, но их деятельность остановлена.

Таким образом, Крым обеспечивал себя электроэнергией не более чем на 20%. Остальные потребности в электроэнергии перекрывалась за счет перетоков из Украины (Запорожской ТЭС, Запорожской АЭС, а также энергетической системы Николаевской области), а это около 900 мегаватт в часы пик.

Как изменилась картина после оккупации Крыма?

- Хочу отметить, что после захвата Крыма Россией оккупанты почти сразу начали работу по предупреждению проблем с нехваткой электроэнергии. Такое впечатление, что сепаратисты предположили, что в ближайшее время проблемы появятся, и начали подготовку заранее, задолго до подрыва ЛЭП в Херсонской области. На это указывают конкретные факты. Например, еще весной 2014 года в Крым начали завозить газотурбинные станции, а осенью уже было завезено 13 соответствующих мобильных станций (девять - из Сочи, остальные из Подмосковья), общей мощностью 340 мегаватт. Кроме того, РФ предоставила почти 1,5 тысячи дизель-генераторов общей мощностью около 300 мегаватт.

Но этого все равно недостаточно для покрытия потребностей крымчан?

- Да, конечно. Более того, если говорить о газотурбинных станциях, то это действительно достаточно эффективные устройства, которые были размещены на подстанциях и включены в электросети полуострова. А вот дизельные генераторы фактически можно использовать только в качестве резервных источников электроэнергии или локального обеспечения: в больницах, воинских частях и т.д. К тому же, это слишком дорогая электроэнергия, требующая больших ресурсов и постоянного технического обслуживания и ремонтов генераторов.

То есть, энергомост через Керченский пролив - это единственный путь для преодоления проблем с электроснабжением?

- Да, после неподписания контракта с Украиной енегромост стал единственным путем для обеспечения полуострова электроэнергией. В декабре 2015 года Россия запустила две нити с подстанции Тамань (РФ) к подстанции Кафа (Крым) мощностью 440 мегаватт. Но этого также недостаточно. То есть, проблемы остались. Следовательно, продолжаются плановые отключения электроэнергии, все объекты и инфраструктура Крыма работают в режиме жесткой экономии.

Кроме того, строительство сети происходило в авральном режиме, что всегда в будущем вызывает большие недоработки, сбои в работе систем. Что мы и видим сегодня в Крыму.

Но оккупационные власти замалчивают эти проблемы?

- Даже декабрьскоеая публичное заявление Аксенова, что они якобы полностью энергетически независимыми и не требуют электроэнергии из Украины - это был блеф, рассчитанный на неопытных граждан. Проблемы были и будут и в будущем. Даже введение в эксплуатацию второй части энергомоста, который, по словам министра энергетики РФ А.Новака, запланирован на 1 мая 2016 года, не решит проблем.

Во-первых, это авральное строительство, которое будет иметь большое количество недостатков. Во-вторых, мы помним времена Советского Союза, когда великие стройки формально сдавали в срок, а потом еще годами дорабатывали. Введение энергомоста в эксплуатацию для РФ является важным имиджевым и политическим мероприятием. Не исключено, что формально объявят о его введении в эксплуатацию в срок. Но, на самом деле, маловероятно его полноценное функционирование в условиях таких сокращенных сроков строительства.

Кроме того, существует серьезная проблема с несовместимостью энергосистем Крыма и РФ. То есть, пропускная способность распределительных систем полуострова способна выдерживать современные нагрузки. Соответственно, происходят аварийные отключения электроснабжения. А для устранения недостатков необходимо модернизировать распределительные системы Крыма, что является довольно дорогим удовольствием.

Россия получила значительные финансовые расходы вместе с оккупацией украинской полуострова?

- Конечно. Даже по скромным подсчетам, для завершения строительства энергомоста через Керченский пролив, модернизацию распределительной сети Крыма, воспроизведение собственной генерации (Севастопольская, Симферопольская и Джанкойская газотурбинная электростанции), которая по перспективным планам должна быть реализована до 2018 года, понадобится более 1 млрд. долларов США. А в условиях введенных санкций, падения цены на нефть, милитаристских затрат, они будут весьма ощутимой нагрузкой для экономики РФ.

И это мы не говорим о других проблемах, например, обеспечение питьевой водой, которая существовала даже до оккупации Крыма, и полноценное снабжение водой с материковой части Украины. Решение проблемы с водой еще более проблематично и будет иметь серьезные последствия как для сельского хозяйства полуострова, так и для жителей Крыма. Собственной воды в Крыму очень мало, добывать воду - слишком дорого, а больших источников нет.

Крымчан ожидают нерадужные перспективы.

Вместе с этим, по Вашему мнению, правильную позицию заняла Украина в контексте энергоблокады Крыма?

- Я считаю, что в таких делах необходимо все делать осмотрительно и подсчитывать возможные риски для нашей страны - это с одной стороны. А с другой стороны - Россия является нашим врагом, который продемонстрировал свои истинные цели и намерения. Поэтому мы должны четко и жестко отстаивать свои позиции, и идти по нашему пути до полной победы.

ФОТО: QHA

QHA