КИЕВ (QHA) -

На сегодняшней пресс-конференции, посвященной колебаниям курса национальной валюты, Олег Устенко отметил, что в случае неполучения очередного транша заимствований от Международного валютного фонда курс гривни может опуститься ниже 30 за американский доллар. Однако вероятность такого исхода он оценил на уровне лишь 10%.

Более 80% он поставил на то, что МВФ все же пойдет навстречу Украине. Эксперт подчеркнул, что в случае получения нашей страной очередного займа от МВФ кредитная линия расширится и за счет привлечения средств из других источников – от Всемирного банка, ЕС и по кредитной программе Минфина США. Сотрудничество с МВФ выступает своеобразным индикатором доверия к Украине для других кредиторов.

В ходе общения с журналистами руководитель Фонда Блейзера в Украине рассказал о тратах, которые предстоят нам осенью и которые нужно будет гасить, исходя из объема золотовалютных резервов, составляющих сейчас 14 млрд долларов, что составляет приблизительно три с половиной месяца покрытия нашего импорта.

 Все, что свыше трех месяцев, считается относительно нормальным, а это значит, что местная денежная единица не находится под серьезным девальвационным давлением, – отметил эксперт, напомнив, что уже осенью запланированы серьезные платежи:

 Как минимум, мы должны заплатить 600 млн долларов по реструктуризированным европейским бондам. Мы должны начать активную закупку газа в наши газовые хранилища. Мы должны рассчитываться по тем долгам, которые у нас есть перед международными финансовыми институциями и перед ЕС. Все это вместе дает нам на осень цифру три миллиарда долларов. Я уже не говорю о серьезном торговом дефиците, который тоже надо каким-то образом финансировать.

Эксперт отметил, что теоретически (с вероятностью в 5%) возможен сценарий, при котором кроме кредитной линии возобновится также инвестирование экономики и со стороны зарубежных партнеров, и за счет внутреннего инвестора, который решит направить деньги из офшоров в нашу экономику, пусть и под лейблом внешнего инвестирования. Но возобновление крупных инвестиций связано с геополитическими факторами.

Обычно перед выдачей кредитов Международный валютный фонд должен убедиться в том, что заемщик его вернет, а для этого ставит три блока условий предоставления кредита – монетарный, фискальный и институциональный, – которые предусматривают структурные реформы, гарантирующие снижение дефицита госбюджета и выход на условия, когда государство, а с ним и общество, перестает жить не по средствам. 

Пауза во взаимоотношениях украинской власти с МВФ возникла из-за торможения структурных изменений, противодействующих коррупции. Тут и разборки между органами, призванными вести с ней борьбу (ГПУ и НАБУ), и проволочка с электронным декларированием доходов чиновников.

Электронное декларирование без сертификации может обесценить гривню, подчеркнул на днях руководитель Центра противодействия коррупции Виталий Шабунин. Экономист Олег Устенко согласился с этим мнением, подчеркнув, что осенний (да и последующий) курс гривни зависит не столько от Нацбанка, сколько от усилий Кабмина и Верховной Рады.

При этом Устенко выразил уверенность, что и гражданское общество, и наши зарубежные партнеры будут подстегивать власть к проведению реформ:

– Украинская потребительская корзина построена таким образом, что около четверти товаров зависят от импорта. Если это зависит от импорта, то вы можете догадаться, что при серьезной девальвации начинает раскручиваться инфляция. Инфляция раскручивается не сама по себе, а параллельно со снижением реальных доходов населения. Когда снижаются реальные доходы населения, автоматически растет социальное напряжение, – очертил он перспективы в случае отсутствия перемен, отметив, что при росте инфляции пострадают самые уязвимые в социальном плане категории населения, живущие на «минималку».

Поскольку общение известного экономического эксперта с прессой проходило накануне 25-летия независимости, прозвучал вопрос: каковы же основные достижения украинской экономики за эти четверть века? Олег Устенко назвал разве что вступление страны во Всемирную торговую организацию, а также психологический перелом в сознании украинцев, большинство из которых все же осознало, что рыночная экономика перспективнее плановой.

А главным минусом экономического развития страны за эти 25 лет он считает нерешительность власти в деле внедрения реформ, хотя стартовые условия на заре независимости у нас были лучше, чем у многих наших соседей.

– Мы до сих пор не вышли на уровень ВВП 1990 года и имеем 70-75% потенциала того года, – грустно констатировал Устенко, отметив, что, в отличие от нас, некоторые постсоциалистические страны превзошли свои стартовые позиции уже в полтора-два раза.

Нам необходим скачок. Мы догоним Румынию – самую бедную страну ЕС с ВВП на душу населения в 6 тысяч долларов – году к 2030-му, если будем расти в темпе около 5% в год.

– Если же мы будем двигаться со скоростью 2%, а мировая экономика 4%, то дистанция между нами будет продолжать увеличиваться, – резюмировал эксперт.

Александр Воронин

ФОТО: QHA, интернет

QHA