КИЕВ (QHA) -

За несколько дней до появления похищенного в Крыму украинца Стешенко на российских телеэкранах, в Грозном силовики застрелили четверых молодых людей. По официальной версии, те пытались напасть на православный храм. Во время атаки они убили двоих российских полицейских, охранявших церковь, и одного прихожанина.

Рамзан Кадыров, комментирующий все подобные случаи, в этот раз заявил, что террористы получили команду из-за рубежа. Но не от «Исламского государства», которым российская пропаганда набила оскомину. Оказывается, команду террористам дали из одного западного государства. Это заявление - тревожный симптом, даже если делать поправку на «глубокие» знания политической географии доктора околовсяческих наук Кадырова. Ведь «пехотинец» Путина всегда держит нос по ветру и озвучивает тренды, намеченные в кремлевских коридорах. Сигнал свидетельствует о готовности Москвы обострять политическое, а значит и военное противостояние с Западом.

Меджлис крымскотатарского народа был признан российским судом «экстремистским» и запрещен в 2016 году. Но массовых репрессий против его членов до сих пор не было. Похоже, ФСБ решила, что пауза затянулась. Ведь до сих пор усилия спецслужб в Крыму были сосредоточены на «Хизб ут Тахрир». Позиция Меджлиса в вопросах религии в том, что Ислам – одна из составляющих национальной идентичности крымских татар.  Поэтому даже полет фсбшной фантазии «религиозный экстремизм» приплести сюда не может. А статус «экстремистской» организации пора чем-то подтвердить. Еще год назад Международный суд ООН потребовал от России  отменить запрет Меджлиса. Кремль решение выполнять не собирается. И теперь переходит в наступление на высший орана самоуправления опального народа. Генерал Палагин, возглавляющий крымское управление ФСБ, сделал карьеру на борьбе с ХТ. Вместе с ним в Крым из Башкортостана приехали специалисты по борьбе с «религиозным экстремизмом». А вот как бороться с массовым национальным движением, они, похоже, не знают.  А потому новый этап борьбы с Меджлисом начали с истории о поджоге дома «муфтия» Эмирали Аблаева. Главным свидетелем стал украинец Александр Стешенко, задержанный на въезде в Крым из-за якобы несоответствия фото в паспорте внешности его владельца. Со Стешенко наследники Дзержинского прокололись на первом этапе своей провокации: сначала подтвердили адвокату, что он в здании УФСБ, а затем начали это отрицать. Стешенко исчез почти на месяц, а потом вынырнул на экране российского телевизора с бегающими глазами, дрожащими пальцами и рассказом о помощнике Мустафы Джемилева, который агитировал его поджечь дом муфтия. Похоже, что именно этих людей для своего сценария фсбшники выбрали исходя из того, что и Велиев, и Стешенко учились в одном и том же харьковском вузе. Вот только не учли значительную разницу в возрасте, которая исключает их знакомство во время учебы. «Муфтий» Аблаев в качестве жертвы выбран не случайно. После провала нескольких попыток ослабить влияние Меджлиса путем создания альтернативной ему общественной организации, ставка была сделана на Аблаева.

Ответ на вопрос, «почему карманный кремлевский муфтий рассказал о январском  поджоге своего дома в конце мая?» очевиден – когда скомандовали, тогда и рассказал. Все это свидетельствует об одном – грубо сфабрикованная постановка о «террористической группе» во главе с помощником Мустафы Джемилева – пустая формальность. Как немецким нацистам поджог рейхстага, российскому ФСБ она нужна для начала масштабной кампании по преследованию активистов Меджлиса. Пару таких слепленных на ходу историй – и можно будет обращаться в Верховный Суд России о признании Меджлиса уже не «экстремистской», а террористической организацией. А это уже другие статьи уголовного кодекса, другие сроки заключения ( 15 – 20 лет или пожизненное). И главное – кавказская практика, которую до сих культивирует упомянутый «глава» Чечни Кадыров, позволит поставить на поток пока единичные случаи похищений и тайных убийств крымских татар.

Анвар Деркач

Редакция QHA может не разделять позицию авторов

QHA