КИЕВ (QHA) -

Завтра, 26 февраля, исполняется три года с момента начала вооруженной агрессии России против Украины. В ночь с 26 на 27 февраля 2014 года спецназ РФ захватил государственные учреждения Автономной Республики Крым. Все последовавшие за этим актом агрессии голосования и референдумы под дулами российских автоматов, безусловно, были вне закона.

Ни Украина, ни мировое сообщество не смирились с этим грубейшим нарушением норм международного права. На уровне ООН, ОБСЕ, Совета Европы были приняты резолюции, осуждающие аннексию и систематические нарушения прав человека в аннексированном Россией Крыму.

Среди тех, кто в наибольшей мере подвергся унижениям и притеснениям в оккупации, оказались крымские татары – коренной народ Крыма, у которого вновь отобрали Родину. И пусть отношения между центральной властью Украины и крымскими татарами до 2014 года были неоднозначными, но когда Россия начала вооруженную агрессию, коренные жители полуострова показали силу своего духа. Крымские татары не смирились и не смирятся с новой, уже третьей в истории попыткой России тотально русифицировать Крым, уничтожив язык, культуру и историю его народа.

Крымские татары – родственный туркам народ, в Турции их часто называют «крымскими тюрками» или просто «кырымлы». Турция всегда оказывала помощь крымским татарам: создавая проекты технической помощи, финансировала строительство школ, культурных центров, библиотек, мечетей. Разумеется, Турецкая Республика не могла остаться в стороне, когда Россия начала захват Крыма. Свидетелем событий тех дней был Чрезвычайный и полномочный посол Украины в Турции в 2008-2016 годах Сергей Корсунский.

Сергей Владимирович, какова была первая реакция Турции на агрессию России в Крыму?

Сергей Корсунский: Я очень хорошо помню события февраля 2014 года. Мы в Анкаре с огромным беспокойством наблюдали за происходившим в Симферополе вопиющим нарушением норм международного права, за противостоянием между невооруженными людьми и российскими оккупантами, за позорным, под дулом автоматов голосованием в парламенте Крыма, и затем – так называемым референдумом. Разумеется, его результаты не имели никаких правовых последствий. 

«В условиях масштабной волны российской пропаганды наша задача была достигнута...»

То, что мы могли и должны были сделать в той ситуации, – это информировать официальную власть Турции о том, что в реальности происходит в Украине, содействовать лидерам крымскотатарского народа Мустафе Джемилеву и Рефату Чубарову в организации встреч с турецким руководством, настаивать на однозначной поддержке территориальной целостности Украины.

Буквально в первые дни оккупации мы совместно с одним из активных деятелей крымскотатарской общины Турции, председателем Фонда развития Крыма У.Шелитом организовали прямо в посольстве пресс-конференцию, на которой собрали практически все ведущие СМИ – телеканалы, информационные агентства, газеты Турции. После этого последовали десятки интервью, выступлений, встреч на всех возможных уровнях – от университетов и политологических центров до членов правительства, целью которых было обеспечить четкую и однозначную позицию Турции в поддержку Украины. Даже в условиях масштабной волны российской пропаганды эта задача была достигнута. При активном содействии Мустафы Джемилева первым министром иностранных дел, который посетил Киев в те дни, был Ахмет Давутоглу.

Как вы знаете, Турция с самого начала заняла и по сегодняшний день занимает твердую позицию: Крым оккупирован незаконно, Крым – это Украина, притеснения и нарушения прав крымских татар должны быть прекращены. Я знаю, что эти вопросы обсуждались не только между Украиной и Турцией, но и между Турцией и Россией.

Существует мнение, что если бы Украина сделала больше для укрепления государственности крымских татар, например, предоставила им в свое время возможность создать в Крыму национальную автономию, то захвата Крыма не произошло бы.

Хочу честно признаться, что до приезда в Турцию в 2008 году я не осознавал проблемы крымскотатарского народа так глубоко, как понимаю их сейчас. Лишь когда весной 2009 года приближался День памяти жертв депортации 18 мая, мои коллеги в посольстве сказали мне, что в этот день крымскотатарская община, руководители дернеков из разных городов Турции приносят к посольству черный венок в знак скорби, но никаких совместных мероприятий не проводится. И тогда я написал письмо всем лидерам крымскотатарских организаций и пригласил их в посольство.

Они пришли, и так я познакомился с замечательным человеком Ахметом Ихсаном Кырымлы – тогда он был еще жив, с его сыном, профессором Билькентского университета Хаканом Кырымлы, руководителями местных общественных организаций крымских татар. На первой встрече их было человек семь или восемь, на второй – около 20, на третьей – более 30, а потом мы встречались и на митингах памяти, которые ежегодно проводятся в Анкаре.

Возвращаясь к вашему вопросу   я помню, как в ответ на критику своих же коллег в адрес Украины, а она звучала, Ахмет Кырымлы сказал: Украина вернула нам наш дом, пригласила вернуться в Крым, и мы должны поддерживать эту страну и этот народ. Я очень рад, что успел познакомиться с этим мудрым человеком. Когда Ахмет Кырымлы покинул этот мир, церемония прощания происходила в турецком парламенте. 

С тех пор мы строили отношения с крымскотатарскими организациями Турции как друзья и партнеры. 

Но я также должен признаться, что это правда: во времена предыдущей власти мы получали сигналы из Киева, что масштабная помощь крымским татарам нежелательна, в частности, высказывались опасения в «исламизации» полуострова через помощь этому народу. Не хочу геройствовать, но скажу так – мы поступали по-своему и всячески способствовали реализации проектов технической помощи крымским татарам по линии ТИКА в Крыму. В 2010 году мы поддержали осуществление визита министра иностранных дел Турецкой Республики Ахмета Давутоглу не только в Киев, но и в Крым. Я его сопровождал в поездке. Было очень важно продемонстрировать руководству АРК, что Турция поддерживает крымских татар. Насколько я понимаю, это было впервые, когда министр иностранных дел Турции посетил Крым.

Все изменилось, когда в Украине произошла Революция Достоинства, и новый президент Украины и Верховная Рада поддержали признание крымских татар коренным народом, имеющим право на административно-территориальную автономию.

«При Януковиче с крымскими татарами только заигрывали...»

Безусловно, все это должно было произойти раньше, но при Викторе Януковиче крымских татар рассматривали лишь как электоральный фактор, заигрывали с ними, но не давали реализовать ни один масштабный проект. Тогда существовало и определенное недоверие к посольству со стороны крымскотатарских организаций, учитывая известные высказывания тогдашнего крымского руководства в адрес крымских татар. Мы день за днем работали с местными организациями, чтобы доказать, что для нас крымские татары – неотъемлемая часть украинского народа, и мы готовы помогать, чем только возможно. 

Я помню, как непросто было принять решение даже о показе в Анкаре фильма о Мустафе Джемилеве и «Хайтармы». В посольстве регулярно проходили вечера крымскотатарской культуры. У меня сложились очень хорошие отношения с крымскотатарским дернеком Эскишехира, где я бывал неоднократно. Была возобновлена деятельность анкарского Общества украинско-турецкой дружбы, в которое вошли крымские татары из Генерального центра. Сейчас это кажется весьма очевидным и понятным, но при предыдущей  власти все выглядело совершенно иначе. Мы много раз по собственной инициативе обсуждали возможности расширения спектра и объемов финансирования проектов технической помощи с руководителями МИД Турции, ТИКА, Директората по религиозным делам, Управления по вопросам заграничных тюрков и родственных сообществ при премьер-министре Турции.

В 2012 году при активной поддержке посольства президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган осуществил очень важный визит в Украину – два с половиной дня, из которых полтора дня он провел в Крыму. Он выступил тогда на открытии конференции Ялтинской европейской стратегии, посетил кладбище турецких воинов под Севастополем и был чрезвычайно тронут, что оно поддерживается в идеальном порядке. В аэропорту Бельбек состоялся обстоятельный разговор Эрдогана и его ближайших советников с тогдашним руководством Крыма, с лидерами крымских татар Мустафой Джемилевым и Рефатом Чубаровым. Эрдоган и его супруга были очень довольны визитом и выразили нам благодарность за его организацию. Это лишь один из примеров.

 

Именно наши многолетние совместные с организациями крымских татар усилия стали залогом того, что и сегодня, несмотря на активное сотрудничество с Россией, Турция продолжает поддержку территориальной целостности Украины, крымских татар и не признает аннексию Крыма. 

Продолжение следует…

ФОТО: интернет

QHA