В конце сентября стало известно об увольнении трех так называемых «крымских прокуроров», а одного из них – Александра Шкитова – даже лишили российского гражданства. Бывший «генеральный прокурор» Крыма Наталья Поклонская успела заявить, что подобные санкции в отношении крымских коллаборантов являются наказанием за выступления против демонстрации трейлеров к фильму «Матильда». В то же время есть информация, что двух прокуроров поймали на преступлениях: взятках и мошенничестве, а вот Шкитова уволили за незаконное получение гражданства РФ. На момент аннексии Крыма он не проживал на территории Автономной Республики и даже не был там прописан. Более того, в деле последнего фигурирует превышение должностных полномочий – он вынес неправомочное решение об ограничении показа трейлеров к фильму «Матильда» в кинотеатрах. Таким образом, видно, что Поклонская хотела использовать информационный повод с увольнением прокуроров и лишением гражданства одного из них в информационной кампании против фильма «Матильда». Чем же так насолила кинолента «депутату»?

В начале сентября 2017 г. русскоязычные СМИ, в буквальном смысле слова, утопали в сообщениях о «православном ИГИЛ» или «православном Талибане». Всему виной серия происшествий, которая связана с показом в России «Матильды». Картина повествует о добрачных связах последнего российского императора Николая II, которого РПЦ причислила к лику святых. Примечательно, что в отчете специальной коммисии, которая изучала жизнь монарха, утверждается, что данные его биографии до 1917 г. не дают оснований для канонизации. Только лишь мученическая смерть была тем необходимым условием, чтобы считать самодержца святым. Однако это не смущает активистов и политиков, которые требуют запрета фильма. Их аргументация проста – кинолента оскорбляет чувства верующих. Однако далее мантры об оскорблении чувств доказательная база не продвигается.

На фоне шумихи с фильмом активизировалось движение «Христианское государство – Святая Русь». Поначалу в СМИ их окрестили российским ИГИЛом, однако, как показали журналистские расследования «Медузы», данная организация не более, чем пшик, к тому же, вероятно, имеющая связи с ФСБ. Существует даже конспирологическая версия, что процесс публичных протестов против фильма запустила одна из так называемых «башен Кремля», а именно силовики, потомки НКВД и КГБ. Институт церкви им в принципе враждебен, хотя они могут идти на союз с духовенством для достижения тактических задач. После достижения цели партнеры по проекту будут попросту выкинуты. Таким образом после терактов на фоне Матильды, будет вброшено мнение, что в этом виновата церковь, поскольку не приструнила своих подопечных, что повлечет за собой закручивание гаек в целом и взятие Московской патриархии под еще более жесткий контроль в частности.

Путин, как представитель советского КГБ, действует именно в этой логике. Его третий срок (с 2012 г.) ознаменовался поворотом во внешней политике в сторону противостояния с Западом. Понимая, что тягаться финансово и технологически Россия с Европой и США не может, в Кремле придумали вариант культурологический. То есть, чтобы удержать в своей орбите население стран бывшего СССР, создавался дискурс общих ценностей. Все страшилки про гейропу, небылицы относительно ювенальной юстиции и прочая – это продвигаемые Москвой темы, имеющие задачей сформировать негативный образ западной цивилизации у народов некогда коммунистической империи, чтобы втянуть их в свой геополитический проект. Еще до кремлевских политтехнологов это поняли в патриархии. После избрания на высший церковный пост в феврале 2009 года, патриарх Кирилл (Гундяев) презентует концепцию «Русского мира». Формально он провозглашает, что это не политическое объединение, а духовная общность, которую связывают общие ценности. Для упреждения обвинений в экспанционизме иерарх делает оговорку, мол его концепция уважает суверенитет государств, входящих в орбиту РФ. Де-факто это была апробация своего рода «мягкой силы». Если государство российское продвигало soft power через свои посольства, НИИ и фонды типа «Россотрудничество», то церковь российская использовала для этого свою разветвленную сеть приходских храмов.

Весьма примечательный пример такого подхода россиян демонстрирует взломанный почтовый ящик сотрудника «Института стран СНГ» Кирилла Фролова. «Сеть УПЦ МП – идеальна для массовой пропаганды против НАТО», – говорится в одном из его писем.

Конфликт вокруг фильма «Матильда» набирает обороты в РФ. Группы православных фундаменталистов жгут машины и кинотеатры, пытаясь воспрепятствовать прокату ленты. У стороннего наблюдателя, особенно не интересующегося церковными делами, создается иллюзия, будто бы еще вчера этого «православного Талибана» не было, а сегодня он уже есть. Однако это не так. Маргинальные группы в российском православии были всегда. В царские времена они, например, отличались антисемитизмом, устраивая еврейские погромы. В советское время, по понятным причинам, про них не было слышно. А вот в 90-е г. они активизируются и пытаются «сдерживать» либеральный уклон церкви после прихода в нее интелигенции и интеллектуалов. Они формируют право-монархическую повестку дня в противовес левым демократам. Они находят поддержку у части консервативного епископата, который привык к сложившемуся в церкви статусу кво и не хочет никакого обновления, никаких реформ. Эта группа потом с особым рвением ратует за прославление в лике святых Николая II.

Официальная церковь пошла им на уступку, но с весьма существенной оговоркой. Царя признаем святым, но не за его высокодуховную жизнь (которой, как показала комиссия, не было), а за мученическую смерть от рук коммунистов. Но маргиналов это не остановило. Они популяризируют культ царя, представляя его искупителем грехов, правда не всех людей, а только русских.

В 2012 году в России происходили протесты против фальсификации выборов (митинги на Болотной площади). Тогда Путин в публичной риторике начал все более ставить на консерваторов и монархистов. Политтехнологи формировали из него образ национального лидера. Фигура вполне себе соизмеримая с положением монарха.

В это же время власть активно подключает церковь для продвижения своей политики. В среде российских либералов и демократов того времени патриарх Кирилл слыл своим. И вот он заявляет, что церковь не поддерживает акции, которые разделяют общество и, вообще, нация должна быть единой перед внешними угрозами. За пацифистской и аполитичной риторикой скрывалось вполне определенное сообщение – церковь с властью, а не с оппозицией. После этого последовала вереница религиозных скандалов. Сначала судебный приговор участницам группы Pussy Riot за панк-молебен в кафедральном соборе. Потом «зафотошопленные» часы на руках самого Кирилла (Гундяева).

Вскоре возник новый конфликт вокруг квартиры его святейшества. Ее якобы загрязнили нано-пылью и ущерб оценивается в 20 млн рублей, по тогдашнему курсу это около 700 тыс. долларов. Пикатности придает тот факт, что Кирилл (Гундяев) – монах и давал клятву не иметь никакой собственности.

После этих медиаскандалов Кирилл перешел на сторону консерваторов и уже не был так близок к либералам. Это почувствовали различные православные деятели, они стали устраивать разного рода акции, которые заканчивались мелким хулиганством. То сорвут празднование юбилея радиостанции «Серебряный Дождь», то выставку разгромят либо прервут спектакль. Идеология этих людей состоит в тотальном утверджении религии в современном обществе. Причем не какой-либо, а только одной, истинной и правильной, которой они считают Православие. Причем православие сугубо русское.

Вот, например, одна из представительниц данного движения – Людмила Есипенко – с плакатом у посольства Франции после теракта в Шарли-Эбдо.

Церковные и светские власти использовали подобных активистов для достижения своих тактических целей. Более того, в публичной сфере, на уровне риторики они их науськивали и поддерживали. Осознавая это, фундаменталисты почувствовали вседозволенность и решились на более серьезные действия. Как в случае с поджогами. И тут власть испугалась. Ведь когда государство теряет монополию на применение силы, на его территории появляются всякого рода игилы. Именно с этим и связана осторожная реакция российских властей на фильм «Матильда».

Религиозным фундаментализмом и экстремизмом Россия раньше пыталась заразить и нас. Однако, по иронии судьбы, больной организм стал вредить как раз таки источнику вируса, а не выбранной жертве. Нынешняя Украина образца осени 2017 года в целом избавилась от этих раковых опухолей на своем теле (хотя отдельные граждане все еще поражены этим пропагандистским вирусом), однако Россия продолжает паразитировать в этом направлении в аннексированном Крыму. И это будет большой проблемой при будущей реинтеграции Крыма в культурное поле Украины. Если Москва будет действовать мягко и плавно, тогда крымчане воспримут это процесс легче и естественнее, и «открыть им глаза» будет тяжелее. Если же Кремль будет действовать жесткими мерами, то, вполне вероятно, натолкнется на сопротивление и неприятие этих идей. Будем держать кулаки, чтобы северный сосед не сплоховал.

Дмитрий Горевой

Редакция QHA может не разделять позицию авторов рубрики

QHA