КИЕВ (QHA) -

Религия – уникальная вещь. Она основывается на непроверяемых данных и в тоже время влияет на умы большинства населения планеты. История не знает периода в истории человечества, когда бы веры в сверхъестественное не существовало. И только последние несколько столетий ее позиции пошатнулись, и она начала уступать науке. Просвещение, эмансипация (отделение) науки, а потом и образования, политики, государственного администрирования от религии – все это реалии Нового Времени. Однако так продолжалось недолго, и, вопреки прогнозам ученых-энциклопедистов XIX века, религия постепенно стала возвращать свое влияние. Сначала произошла исламская революция в Иране, где развитое, модерное общество возвратилось к средневековой теократии. Позже трагедия 11 сентября в США, затем уроки православия в России, срок Пусси Райот, статья за отрицание существование Бога ловцу покемонов Соколовскому и т.д.

Все это свидетельствует, что религия со временем не только не отмирает, вопреки прогнозам ученых начала прошлого века, но и наращивает свое влияние. В связи с этим представляется весьма актуальным рассмотреть векторы развития институтов церкви в будущем. В данном материале мы представим количественный и качественный анализ положения религии.    

Начнем по порядку. Ныне на планете насчитывается около 7 млрд жителей. Из них наибольшей группой являются христиане – 2,3 млрд или 31%. Следом за ними находятся мусульмане, которых на планете 1,8 млрд или 24%. Чуть более одного миллиарда последователей индуизма (15%) и нерелигиозных людей (агностиков и атеистов) – 16%. Более 500 миллионов буддистов (7%) и в районе 400 млн последователей народных, языческих верований (6%).

Для того, чтобы понять, как именно изменится религиозный ландшафт, исследователи обращаются к демографическим методикам. Так, вычисляется коэффициент фертильности (КФ), т.е. сколько детей в среднем рождает одна женщина. После этого ученые сравнивают показатели нескольких лет и выводят среднее значение. При построении демографического прогноза учитываются показатели рождаемости и смертности и, исходя из них, считают будущее количество населения в той или иной стране. Естественно, что в таких прогнозах не учитываются экстраординарные ситуации, как то война, природные или техногенные катастрофы.

Отдельно стоит отметить, что ученые не прогнозируют, сколько людей меняет свои взгляды, поскольку на перспективу очень сложно оценить данные процессы. Однако, как показывают исследования в глобальном масштабе, изменения, вызванные конверсией (обращением в религию) не влияют на общее число верующих и составляют, по самым оптимистическим подсчетам, до 3% от общего числа адептов религии.

Таким образом, исследователи приходят к следующим предположениям. Поскольку у мусульман КФ выше, чем у христиан, то к 2070 году количество приверженцев двух мировых религий сравняется, а еще через 5 лет, мусульмане постепенно начнут численно доминировать.

На фоне общего увеличения населения планеты будут убывать сторонники буддистов и представителей малых религиозных групп. В тоже время количество индуистов, иудеев, язычников и нерелигиозных будет расти, но медленнее чем среднемировой показатель. Получится, что абсолютные показатели у этих религий растут, однако доля в мировом соотношении падает. Христиане будут численно возрастать наравне с общемировыми показателями, а вот мусульмане будут опережать всех по росту.

Регионально будет доминировать Африка. Следует заметить, что тут и далее мы имеем ввиду экваториальную Африку, ниже Сахары. Там уже сейчас сосредоточена четверть христиан и 1/6 мусульман всего мира. А к 2060 г. доля последователей Христа на черной земле будет 42%, в то время как 27% всех приверженцев Ислама также будут проживать на данном континенте.

Изменится количество и нерелигиозных людей. Сейчас подавляющее их большинство проживает в Азии. Это объясняется культурными отличиями от Запада (отсутствие у японцев термина “религия”, и того, что за ней кроется). Также значительная часть нерелигиозных проживает в Китае, где свободы религии, как известно, нет. Пока не очень понятно, произойдет ли религиозный бум, если режим в Поднебесной либерализируется. И даже если это случится, то каковых размеров будет этот бум, и какие религиозные институции станут наибольшими бенефициарами этого процесса.

Примечательно, что вопреки распространенному мифу о «плодовитости латиноамериканцев», жители данного региона не являются лидерами в гонке фертильностей. Их показатели стабильны и близки к уровню естественного воспроизводства, т.е. одна семейная пара в среднем рождает двух детей.

Весьма интересны показатели и по среднему возрасту адептов разных религий. Так, современный ислам — это религия молодежи, поскольку средний возраст мусульманина в мире составляет 24 года. Следом идут индуисты (27), христиане (30), язычники (34), буддисты и неверующие (36) и самыми старшими являются иудеи (37). Эти данные говорят не о длительности жизни, а о соотношении молодежи и старшего поколения. Где эта цифра ниже – там больше молодежи. Примечательно, что самым «молодым» регионом является Африка, где возраст адептов различных религиозных групп колеблется от 17 (мусульмане) до 21 года (неверующие). Притом, что самым «старым» регионом, является Европа. Здесь средний возраст верующих варьируется от 33 лет (мусульмане) до 43 (христиане).

Большой удельный вес молодежи среди мусульман, а также социальная нестабильность, экономическое неблагополучие являются наиболее существенными мотивационными факторами для вербовки кандидатов в милитарные и террористические организации типа ИГИЛ. Эти компоненты усиливает также и мировоззренческий кризис западного либерализма, который оказывается уязвимым перед гибридными угрозами. Конец истории, как предвещал Френсис Фукуяма, не наступил. Постмодернизм все сильнее и сильнее деконструирует моральные авторитеты, легитимные иерархии и традиционные институции. Это не по нраву консервативным кругам, привыкшим к стабильности. Вот они и сражаются с лево-либеральными власть имущими, используя их же методы.

К сожалению, как показывают демографические показатели, будет увеличиваться только бедное население, создавая определенную напряженность, что неминуемо приведет к столкновениям и возможным терактам. Для предотвращения подобных ситуаций, исламскому миру нужна серьезная внутренняя трансформация, подобная той, которую принес христианству Мартин Лютер. Принципиально, чтобы новая Реформация вершилась и исходила из внутреннего лагеря самих мусульман.

Верующие должны понимать и осознавать, что это происходит естественным путем, а не навязывается «бездуховным, западным миром» во главе с Америкой. Уже сейчас происходят некоторые события связанные с осуждением исламскими лидерами агрессии боевиков ИГИЛ, в Европе открываются либеральные мечети, где молятся все вместе и мужчины и женщины. Однако подобный процесс займет определенное время, возможно не 3-4 столетия, как это было с Европой, а 1-1,5. Единственный фактор, который может насильно ускорить эту тенденцию – это агрессия исламистов против мусульман. Недавно спецслужбы Саудовской Аравии заявили, что предупредили теракт против Каабы – самой главной реликвии для всех мусульман независимо от конфессиональных направлений. Перед этим террористы взорвали мечеть в осажденном Мосуле. Причем это была не рядовая мечеть, а весьма важный символ для Исламского государства. Именно там глава организации Абу Бакр аль-Багдади провозгласил о создании Халифата. Видно, что боевики не остановятся не перед чем, в своем стремлении захватить власть на планете. Однако, чем больше разрушений они сеют, тем более отдаляют от себя обычных мусульман. Тактически они в выигрыше, однако, стратегически они проиграли. Война, как и шахматы, выигрывается гамбитом, а не массированным наступлением пешек.

Однако весь мир не сомкнулся на мусульманах. Необходимо проанализировать будущее и остальных конфессий. В этой связи нам видятся весьма неоптимистичные перспективы старушки Европы. Примечательно, что данное прилагательное все более становится характеристикой, нежели аллегорией. Тут два сценария развития: оптимистический и пессимистический. При первом европейцы, а точнее их элиты, одумаются и начнут всерьез продвигать кампании по поддержке материнства и многодетных семей. Это необходимо, чтобы ни остаться в культурном/религиозном/этническом меньшинстве на своей Родине.

Пессимистический вариант – все остается как есть, европейский общества стареют, а подрастающее поколение все больше и больше состоит из этнических неевропейцев. Положение религии представляется следующим. Иммигранты из колоний экваториальной Африки будут наполнять католические и протестантские храмы. А арабы будут требовать расширения Ислама и соответствующей инфраструктуры, что было весьма интересно описано в нашумевшем в прошлом десятилетии романе «Мечеть парижской Богоматери».

Отдельно следует рассмотреть регион Центральной и Восточной Европы, поскольку он имеет к нам непосредственное отношение. Сюда вряд ли будут стремиться толпы беженцев, хотя бы потому, что тут нет широкой социальной базы программ поддержки. В Восточной Европе и местное население не весьма богато, так что не сюда иммигрируют, а отсюда эмигрируют. Представляется, что в стабильных обществах религиозная карта изменится не сильно. Польша, Литва и Хорватия так и останутся католическими. Латвия, Венгрия и Словакия так и будут смешанными странами. Болгария, Румыния, Сербия, Черногория, Грузия так и останутся православными. Если ослабится роль России и она перестанет поддерживать своих сателлитов, то у Киевского патриархата и Охридской митрополии (Македония) появится шанс на легитимизацию.

В самой же РФ с падением режима Путина весьма серьезно пошатнутся позиции РПЦ. История показывает нам достаточно примеров. Для многих православных до сих пор остается секретом, почему русский мужик вдруг в 1917 году начал срывать колокола и уничтожать церкви. Предлагаются весьма экзотические версии начиная от следа евреев и мирового заговора, заканчивая карой Божьей в виде лишения ума за убийство царя.

Однако все намного прозаичнее. Веками РПЦ солидаризировалась с государственной машиной, поддерживала ее политику и закрывала глаза на очевидную несправедливость. Даже в отмене крепостного права церковь упорствовала сильнее государства, поскольку сама была выгодоприобретателем от такого положения дел. Когда же царский режим пал выяснилось, что колосс величия церкви стоял на глиняных ногах и без опоры на государство не удержался.

Примечательно, что в недавней истории есть и еще один уникальный пример – это греческая православная церковь. Ее духовенство поддерживало режим черных полковников в 70-е гг. в Греции. Когда хунта пала, то церковь существенно потеряла авторитет в глазах своих сограждан. И даже теперь, спустя сорок с лишним лет, она до сих пор полностью не восстановилась от подобного репутационного удара.

Представляется, что в России произойдет то же самое. Конечно православие там никуда не денется, и наверняка останется наиболее многочисленной конфессией. Однако репутацию себе испортит основательно. Кто знает, может после падения режима и разоблачения культа личности российское общество секуляризируется. И наш северный сосед будет таким же равнодушным к религии как чехи, французы или эстонцы. Ведь если убрать имперско-националистическую компоненту из риторики и учения РПЦ, что же там останется привлекательного для россиян?

Ну и напоследок про Украину. Очевидно, что если местный филиал РПЦ продолжит проводить свою политику, то он окончательно себя маргинализирует. Данная институция сохранит за собой большинство храмов, однако это будет не единая, монолитная структура с общей идеологией и повесткой дня, а конфедерация общин, которых кроме имени и признания ничего не объединяет. Влияния данная церковь в Украине иметь не будет, за исключением 10-12% пророссийски настроенного электората Оппозиционного блока. Православие в нашей стране вряд ли объединится, ибо весьма сильны амбиции и аппетиты феодалов от церкви. Может это даже и к лучшему. Ведь когда существуют несколько равных центров влияния, то они создают более-менее конкуретную среду. А в случае объединения у нас есть угроза формирования нового духовного Левиафана, который в условиях монополии может легко превратиться в клон РПЦ. Оно нам надо?

Остап Сидоренко

Мнение, высказанное в разделе «Блоги», является точкой зрения автора и может не совпадать с позицией редакции.

ФОТО: Интернет

QHA