Через два года после возвращения из депортации активисты национального движения крымских татар инициировали Курултай. В 1991 году состоялся второй съезд народных избранников. Предыдущий, первый Курултай прошел в ноябре-декабре 1917 года. Таким образом организаторы подчеркнули непрерывность традиции самоорганизации и стремления к национальной государственности. И сто лет назад, и в период перестройки-развала Советского Союза многое зависело от лидеров. В начале прошлого века у крымских татар было двое самых ярких – просветитель Исмаил Гаспринский и политик, муфтий Номан Челебиджихан. Просветитель умер за три года до первого Курултая. Челебиджихан стал одним из организаторов Курултая.

Именно идеи Гаспринского повлияли на работу обоих народных форумов. Он в течение десятилетий убеждал своих соплеменников – Ислам и наука, Ислам и демократия – вовсе не антагонисты. Именно его многолетняя работа по модернизации тюркского сообщества сделала возможным решение Второго Всекрымского съезда представителей мусульман, который предшествовал первому Курултаю: все выборы должны происходить прямым, общим, равным и тайным голосованием. До российской аннексии 1783 года правителя выбирали представители четырех самых знатных родов. Традиционно у тюрков Курултай был не всенародным съездом, а собранием самых авторитетных и влиятельных. Но ситуация в Крыму к началу 20 века радикально изменилась: геноцид крымских татар, их массовый отъезд в Турцию привели к тому, что коренной народ стал меньшинством на своей земле. Но при этом именно крымские татары стали лидерами демократических преобразований на полуострове. Конституция, принятая Курултаем крымских татар в ноябре-декабре 1917 года отменила все сословные привилегии. Женщины получили равные политические права с мужчинами. Мусульманки были среди делегатов первого Курултая.

Тюрки Закавказья  - азербайджанцы также считают Исмаила Гаспринского своим просветителем. Его дочь Шефика была участницей первого Курултая, а впоследствии вышла замуж за одного из основателей Азербайджанской демократической республики.  Практически одновременно в Крыму и в Закавказье возникло движение тюрков-мусульман за создание своей государственности. В отличие от демонстративно светского Азербайджана, в Крыму Номану Челебиджихану доверили светскую и религиозную власть – он возглавил правительство Крыма и одновременно стал муфтием мусульман Крыма, Белоруссии, Литвы и Польши. Свои полномочия лидер крымских татар использовал для вывода народа из положения людей второго сорта на родной земле, в котором они оказались после захвата Крыма Россией. Требования Курултая и Директории (правительства) были весьма умеренными – право на самоопределение в составе федерации с Россией. Такие же цели ставили лидеры украинской Центральной Рады. В некоторых вопросах лидеры крымских татар оказались мудрее украинских соседей – они позаботились о создании национальных боевых частей.

Есть разные версии отношений между украинскими и крымскотатарскими патриотами того времени. Одни историки утверждают, что территориальных претензий у соседей друг к другу не было. Другие говорят о стремлении распространить власть крымскотатарской Директории на всю Таврическую губернию, которая простиралась далеко за пределы самого Крыма. Приводят и воспоминания одного из лидеров крымских татар Джафера Сеидамета о карте, которую он увидел в кабинете лидеров Центральной Рады – на ней Крым разделяла на две части красная линия. Означала ли она, что украинцы претендуют на часть полуострова сейчас можно только гадать. Ни украинцам, ни крымским татарам в те годы не суждено было восстановить свою государственность, разрушенную Российской империей. Большевики, возродившие империю уже под красными знаменами, начинали войну за контроль над Крымом с разгона Курултая. Вскоре последовало убийство Номана Челебиджихана, стремление крымских татар к демократическим преобразованиям на родной земле подавили силой. Но в истории, как и в природе, все стремится к равновесию: открытие второго Курултая практически совпало с агонией Советского Союза.

Владимир Путин взял на себя «миссию» собирания ранее захваченных русскими, но затем утерянных земель. И вновь костью в горле великодержавникам встали крымские татары. После оккупации полуострова в 2014 году российские власти взялись за нелояльный народ. Первой их целью был Курултай. Подчинить его означало взять под контроль всех крымских татар. Однако затея провалилась. Когда стало очевидным, что нужное количество коллаборационистов собрать не удастся, пришлось объявить «экстремистской организацией» избираемый Курултаем исполнительный орган – Меджлис, который не является организацией и к экстремизму отношения не имеет. Но оккупационный суд использовал именно такие формулировки. Очевидно, что традиционная форма тюркской демократии – Курултай у крымских татар в 20 столетии трансформировался в механизм народного волеизъявления, который оккупантам не по зубам.

Анвар Деркач

Редакция QHA может не разделять позицию авторов

QHA