КИЕВ (QHA) -

Столкнувшись с реалиями гибридной войны, которую Россия развязала против Украины, в том числе и под предлогом «защиты русскоязычного населения», мы, однако, до сих пор не научились пользоваться контраргументами. Одним из них является украинское (и даже украиноязычное!) население на приграничных с Украиной территориях РФ.

В частности, такой территорией является Кубань, которая охватывает административные границы Краснодарского и, в меньшей степени, Ставропольского края Российской Федерации.

С 1792 года началось активное заселение территории от Тамани на западе, Ейска на севере до Новороссийска на юге и Ставрополя на востоке (это границы расселения казаков Черноморского  ключевой составной части будущего Кубанского казачьего войска и украинских крестьян). Именно на этой территории до Голодомора 1932-33 годов доля украинского, в подавляющем большинстве русскоязычного, населения составляла, по разным данным, от 60 до 80%.

Даже в начале 90-х годов практически в каждой станице на территории бывшего Черноморского казачьего войска можно было встретить людей, которые общались на местном диалекте украинского языка — «балакають». «Балакають» на Кубани и сейчас, вот только этот диалект украинского языка — «кубанская балачка»  с легкой руки прихвостня Путина, экс-губернатора Краснодарского края, а ныне — министра сельского хозяйства РФ Александра Ткачева стал диалектом русского языка.

Тем не менее, несмотря на жесткие методы русификации, на создание целого слоя «ряженых» — казаков, которые выполняют функцию территориальной обороны, и членов различных фольклорных кружков, которые ориентируются на «единую и неделимую», несмотря на массированную пропаганду в СМИ, особенно в 2000-е годы и после начала российско-украинской войны, на подсознательном уровне симпатии кубанцев к Украине сохранились. Способствовало этому и распространение интернета, где молодые жители Кубани могут найти информацию, которую не тиражируют официальные СМИ и которую не встретить на страницах популярной российской исторической литературы.

В интернете кубанцы находили информацию о создании независимой Кубанской Народной Республики в феврале 1918 года, о ее попытке интегрироваться с Украиной (зима 1918 осень 1920), о политике «коренизации» (популяризации украинского языка и украинской культуры на Кубани в 20-х годах  ХХ в.), о Голодоморе, о создании во время Второй мировой войны Кубанской казачьей армии (КОПА), которую творили члены ОУН (б) по аналогии с УПА.

И если до 2014 года в среде кубанцев украинцев по происхождению тезис «мы украинцы» (или, в большинстве случаев, «потомки запорожских казаков») можно было услышать разве что в личных разговорах «под рюмку» или прочитать на местных интернет-форумах, а украинский язык можно было встретить только в учебниках по так называемой «балачке» или на баннерах футбольных фанатов ФК «Кубань» (однажды одного из авторов баннера ждало уголовное преследование, по неофициальной версии — именно за украинский язык и «пропаганду кубанского сепаратизма»).

Тем не менее после начала российско-украинской войны у многих кубанцев проснулось если не украинское, то, по крайней мере, казачье сознание. Краснодарский край был одним из немногих, где местные активисты пытались провести марш за федерализацию, вооружившись плакатами с символикой Кубанской Народной Республики. Все организаторы марша стали фигурантами уголовных дел и получили реальные тюремные сроки. Некоторым удалось бежать в Украину, в частности, Вячеславу Мартынову и Петру Любченкову. Среди участников АТО также немало выходцев с Кубани: Яромир Букреев, который воевал в составе «Азова», Юлия Толопа и десятки других. Дух свободы проснулся в этих людях во время войны или еще раньше, в дни Революции Достоинства.

Кстати, уроженцы Кубани есть и среди отечественных политиков. В частности, выходцем с «Большой Кубани», охватывающей часть Ставрополья, является народный депутат Украины, участник АТО Юрий Тимошенко.

Кубань и будущее Украины

Понятно, что сейчас ставить вопрос о пересмотре границ и выдвигать РФ требования «Кубань наша! Верните!»  не совсем уместно (хотя о таком можно и даже стоит думать, моделируя различные сценарии развития ситуации). Но пренебрегать вопросом защиты этнических украинцев Кубани нельзя. Украинские политики на встречах с европейскими партнерами и диаспорой должны поднимать вопрос о защите украинцев в РФ .

Экспертной среде следует вести дискурс о возможности создания на Кубани Украинской национально-культурной автономии, ведь вариант, что Россия начнет рушиться и ее регионы будут откалываться от имперского центра, отвергать никак нельзя.

Сейчас тема украинской Кубани время от времени таки всплывает в ряде СМИ, об этом можно услышать даже из уст политиков, например, министра инфраструктуры Владимира Омеляна.

Стоит подавать факты из истории украинской Кубани и в школьных и университетских учебниках.

А еще Кубанская Украина возрождается в названиях улиц украинских городов. В частности, в Киеве завершается общественное обсуждение по переименованию улиц Маршала Жукова и Александра Милютенко в улицы Кубанской Украины и кубанского премьер-министра Василия Иваниса соответственно. И шансы увидеть эти названия на табличках улиц Лесного массива в Деснянском районе столицы достаточно велики.

Сергей Пархоменко, координатор общественного комитета «Кубань с Украиной»

Мнение, высказанное в разделе «Блоги», является точкой зрения автора и может не совпадать с позицией редакции.

QHA