Атмосферно всматриваясь вдаль, на краю одной из развалин крепости Мангуп-Кале, киевлянка Алена, приехавшая снимать кино о древней Украине, знакомится с бывшим морпехом, а ныне учителем физкультуры, севастопольцем Александром. Их роман набирает обороты моментально, и вот у них уже романтика в автомобилях, на курортах и на яхтах с развивающимся желто-голубым флажком. На дворе лето 2013-го… Следующая встреча влюбленных произойдет в зимнем Киеве времен пиковых столкновений протестующих. Алена будет бережно собирать коктейли Молотова, а Саша - спасать горящих беркутовцев. Идейные противоречия и события «крымской весны» то сводят, то снова разделяют молодых людей.

Только ленивый не помянул всуе страшные слова «пропаганда» и «агитка» в отношении детища режиссера Алексея Пиманова. Сам же «творец» наотрез отказывается свой фильм таковым признавать и нарочито повторяет как мантру – дескать, кино про любовь на фоне исторических событий. Ну и что с того, что идея по официальной версии принадлежит министру обороны России и одобрена самим «солнцеликим». Честно говоря, Лени Рифеншталь, наверное, преодолела годовой цикл оборотов вокруг Земли, вращаясь в гробу от такого сравнения, ведь именно с ее нетленками чаще всего сравнивают очередную кинопропаганду. Забудьте! «Крым» не дотягивает даже до советской классики – «Падение Берлина», снятой режиссером Михаилом Чиаурели в 1952-м и вошедшим в историю не столько своими художественными достижениями, сколько тем, что лично Сталин делал сценарные правки. Хотя одно роднит два этих фильма – примитивизм диалогов, лишенных психологизма и плохо связанные эпизоды, вписанные в контурно обрисованный исторический контекст. В остальном «Крым» - типичный побратим телевизионных поделок для НТВ. Да и художественное КПД у фильма не больше, чем у «хитов» певичек-однодневок.

Пытаясь восславить ратные «подвиги», Алексей Пиманов посвятил фильм «российским и украинским офицерам, которые в марте 2014 года не стали стрелять друг в друга» - именно об этом гласит заключительный эпилог под приторную песню Наргиз и Максима Фадеева. И вот тут кроется парадокс. Если обезличить участников конфликта, то мы имеем военных одного государства и военизированные структуры другого. Одна сторона приходит с оружием и просто предлагает капитулировать, первые безропотно соглашаются. Не так ли выглядит предательство? Именно так. Введенные в сюжетную линию злодеи пытаются противостоять захвату. Тогда возникает другой вопрос – так почему же они антагонисты? И так, весь фильм. Вроде бы драматическое кино, но градус сценарного идиотизма порой настолько велик, что трудно отличить, что зрителю показывают – серьезное кино или тонко завуалированную сатиру. К сожалению первое. Идеологический аспект провален бесповоротно. Да и вообще истории не хватает внятного и аргументированного объяснения причин и последствий. Авторы тасуют события, как им вздумается, пропуская целые пласты, которые могли бы прояснить мотивацию и поступки. Вместо этого, Пиманов, видимо, иногда вспоминает, что у него еще ж и любовная история, которую тоже необходимо развивать.

Лав-стори на фоне водоворота истории - один из любимейших приемов кинематографистов, поэтому грех было не воспользоваться таким козырем, раскрывая сюжетную линию по принципу еще одной незабвенной драмы – Ромео и Джульетты. И, возможно, все бы вышло, да вот только актерам нечего было играть. Роман Курцын, сыгравший провинциального недотепу в недавнем «Гуляй Вася», преобразился в статного экс-морпеха, ныне простого севастопольского физрука, и весь фильм строит бровки домиком с каменным лицом. Евгения Лапова, между прочим, победительница конкурса красоты «Краса России-2009», постоянно ходит с кислой миной. Вот вам и идеальная пара, разыгрывающая фальшивые чувства, в которые не веришь с самых первых кадров. Лишь однажды, когда актриса умилительно пыталась изобразить распитие сорокоградусной под песню Трофима, на лице Лаповой появились хоть какие-то эмоции, хотя сама игра оставляла все равно желать лучшего. И вот тут дело доходит до самого главного – эротической сцены… Но здесь начинает уже лажать режиссер совместно с монтажером. Если они поспорили, можно ли испортить постельную сцену, то кто-то из них явно выиграл пари.

А еще говорят, что дьявол кроется в деталях. Пиманов так скрупулезно пытался выстроить быт и атмосферу, но почему-то погорел на мелочах типа российских акцизных марок на крымском алкоголе или шуток про укров, вырывших Черное море, хотя последняя родилась намного позже.

Единственное, в чем «Крым» оказался неплох – это панорамные виды Мангуп-Кале, Севастополя и Балаклавы. Так что вполне можно вырезать лишние 90 минут (всего фильм идет почти 100) и смонтировать туристический ролик, наподобие того, который про «Короче в Крым?».

Для кого же все-таки был снят этот фильм? Да, наверное, для крымчан, которые получали медальки за «взятие Крыма» и ура-патриотов с плохим вкусом, с удовольствием поглощающим передачи Пиманова на «первом» и треш-поделки наподобие «Русского характера», что снимали для НТВ про крымские события, бравых севастопольцев, «москаликов, дидов и бендеровцев».

Естественно, просмотр такого кинематографического чуда-юда - своего рода отдельный экспириенс. Неудивительно, что «рекламная кампания» фильма сопровождалась заметками в прессе о том, что на премьерных сеансах в Симферополе и Севастополе публика, войдя в экстаз, рукоплескала и плакала. Увы, мне такового лицезреть не удалось (место просмотра был г. Джанкой), так как сеанс был выбран хоть и в премьерный день, но все же не самый ходовой. Удивил разве что возраст пришедшей публики: вместо привычной молодежи в зале были люди более зрелого возраста. Не обошлось и без косплея – один из зрителей, молодой парень, был одет в спортивный костюм, на котором большими буквами красовались надписи «Россия» и «Республика Крым», правда, был он в гордом одиночестве. И, судя по всему, этот кинотреш ему зашел за спиритический сеанс, когда он духовно воссоединился с киноэкраном и героями этой «цифрокамерной» непотребщины. Зато уже на вечерний сеанс в фойе кинотеатра собрался аншлаг из молодежи, предположу, что большинство зрителей – это те самые «вежливые зеленые человечки», которые несут теперь службу на этой «ими завоеванной земле» (одна из реплик безымянного интернет-тролля из Москвы времен 2015-го года). Но самое забавное, что перед показом фильма Пиманова среди трейлеров был и ролик «Матильды», которая получила большую известность благодаря одной из «героинь» той самой «крымской весны», Натальи «няш мяш» Поклонской.

Если киноад существует, то в нем наверняка без перерыва теперь будут крутить не только фильмы Уве Болла, но и делать киномарафоны, состоящие из «Крыма», «Русского характера» и «Крыма: пути на родину».

Но самое обидное, что вот такое кино получает широкий прокат, в том числе в Крыму. Зато, кажется, ни один кинотеатр Крыма (на минуточку, целый регион) не взял для показа каннского лауреата «Квадрат» или «Тесноту» Кантемира Балагова про Северный Кавказ конца 90-х.

Уже через неделю зритель пойдет на сиквел «Бегущего по лезвию», а «Крым» скорей всего будет бороздить провинциальные кинотеатры и перекочует туда, где ему бы было самое место изначально - на экраны агитканалов типа «Звезды». Забудется скандал с накруткой рейтингов на Кинопоиске, и лишь, возрастающие в геометрической прогрессии, отзывы-пародии будут напоминать об этой нелепице. Кстати, авторы не забыли и об «обделенном» украинском зрителе, зачем-то выпустив тизер на украинском языке, рекламирующий фильм «на всех торрентах страны».

Даже в плохом кино есть своя прелесть, и называется она «эстетика плохого фильма». В данном случае здесь нет никакой эстетики. Кино мало того, что бесполезное, как мусор, так и бестолково пресное даже в жанровом русле.

PS: А вообще трудно писать о таком фильме. Тем более когда его так саркастично уже успели высмеять в журнале Maxim.

Денис Буданов, киновед, кинокритик

Редакция QHA может не разделять позицию авторов рубрики

QHA