КИЕВ (QHA) -

Как уже сообщало QHA, во вторник 9 августа состоялся визит Президента Турецкой республики Реджепа Тайипа Эрдогана в Санкт-Петербург, где он встретился и провел переговоры со своим российским коллегой Владимиром Путиным.

Поскольку финальным аккордом в программе встречи лидеров двух стран стало личное обращение к представителям турецкого и российского бизнес-сектора, не сложно сделать вывод, что главным в повестке дня переговоров было возобновление экономического партнерства, что особенно важно для Кремля в контексте примененных к России экономических санкций. Турция не входит в Европейский Союз, поэтому во многом свободна от тех обязательств, выполнения которых Запад консолидированно требует от России.

Естественно, обсудили главы двух стран и вопросы внешней политики, где ключевым был сирийский вопрос, но в закрытом режиме, уже после совместной пресс-конференции, а для прессы подготовят дипломатически согласованный обеими сторонами вариант ответов на предполагаемые вопросы.

Чтобы усилить позиции Кремля на переговорах по этому поводу, именно сегодня была опубликована информация о том, что Путин внес на ратификацию в Госдуму соглашение о размещении авиагруппировки Вооруженных сил России на территории Сирийской Арабской Республики, хотя данное соглашение между оборонными ведомствами России и Сирии было подписано еще в августе прошлого года.

А чтобы озвучить заявку на статус регионального лидерства, накануне встречи на берегах Невы Путин летал в Баку, где состоялся его встреча с Президентами Азербайджана Ильхамом Алиевым и Ирана Хассан Роухани. По результатам короткого трехстороннего саммита была принята совместная декларация. 

Политика – это искусство возможного, и в нынешней ситуации понять причины столь широкого освещения в СМИ России и Турции визита турецкого президента в Санкт-Петербург не сложно.

Нерукопожатому на Западе хозяину Кремля (изгнанному после аннексии Крыма из престижного клуба G8) накануне парламентских выборов в Госдуму важно продемонстрировать россиянам свой вес на мировой арене.

Вероятно, турецкий президент играет более тонкую игру. И тут дело не только в обиде на Запад с его двойными стандартами. Напомним, несмотря на тот факт, что Турция – член НАТО, один из основателей Совета Европы в 1949 году и уже более полувека ассоциированный член ЕС, стать полноценным участником Европейского Союза ей так и не удалось. Более того, ЕС не облегчил визовую политику с Анкарой, несмотря на обязательства.

Турция тоже хочет играть роль регионального лидера и, учитывая геополитическое значение республики, Запад вынужден будет считаться с подобной разновекторностью в политике Анкары. Кроме того, Эрдоган заинтересован в более широком привлечении российских туристов на курорты страны, о чем он прямо сказал в ходе совместной пресс-конференции с Путиным.

 Что касается озвученной Москвой информации о реанимации давнего совместного проекта «Турецкий поток», то энергетический эксперт Михаил Гончар в сегодняшнем комментарии по поводу встречи в Санкт-Петербурге отметил:

Турция является активнейшим игроком, который начиная с конца 1990-х годов пытается реализовать проект транскаспийского газопровода, конечно, прежде всего пытаясь согласовать позиции Туркменистана и Азербайджана, которые являются несколько конкурентными. В настоящий момент такая ситуация, когда Азербайджан и Туркменистан якобы договорились. Европейская комиссия этому также посодействовала – подписаны соответствующие меморандумы, проект может вот-вот перейти в практическую фазу.

Эксперт подчеркнул, что Южный энергетический коридор (TANAP) уже возводится, тогда как турецкая сторона еще в 2015 году упрекала Россию в том, что она не имеет детальной проектно-сметной документации на реализацию  «Турецкого потока», который, по идее, должен стать заменителем другого проекта  «Южного потока», потерпевшего фиаско.

В своем комментарии эксперт отметил:

– Москва, которая чувствует серьезный дискомфорт из-за проблемы крымских татар, может предложить своеобразный размен Анкаре: мы не вмешиваемся и не поддерживаем курдское движение сопротивления на территории восточной Турции, а вы занимаете другую позицию относительно оккупации Крыма и не поддерживаете крымских татар. Не факт, что такая сделка состоится, но в любом случае, о ней никто не будет сообщать.

Во время сегодняшней экспертной дискуссии в Киеве политолог Олег Саакян, отмечая ситуационность нынешнего сближения Анкары и Москвы, сказал, что в зависимости от грядущего идеологического дрейфа Турции в сторону пантюркизма, неоосманизма или нового проявления «младотурков», будет зависеть будущая стратегия Анкары и в крымском вопросе, но до сегодняшнего дня она была неизменной и проукраинской.

Тем временем заметим, что во время сегодняшнего общения со своим турецким коллегой Владимир Путин, комментируя попытку военного переворота в Турции, заявил:

– Хочу еще раз сказать, что это наша принципиальная позиция – мы всегда категорически против любых попыток неконституционных действий.

Словно аннексия Крыма Россией проходила в правовом, конституционном поле!

Кстати, встреча Путина с Эрдоганом проходила не в столице РФ  Москве, а в Санкт-Петербурге бывшей столице Российской империи. Намек на продолжение имперской политики?

Тем не менее, при всех угрозах для Украины, которые открываются в связи с повышенной дипломатической активностью Кремля в Европе, пока эфирная Москва рапортует о своих грандиозных победах на внешнеполитическом фронте  шанс возобновления полномасштабных боевых действий на украинском фронте, которым нас все пугали в последнее время, объективно уменьшается.

Александр Воронин

ФОТО: интернет

QHA