КИЕВ (QHA) -

 Реванш демократа над консерваторами…

 Почти семь десятилетий разделен древний корейский народ 38-ой параллелью на два государства. И если в Северной – коммунистической ее части власть трижды переходила от одного Кима к другом — сперва от основателя КНДР Ким Ир Сена к его сыну, а потом и к внуку, то в Южной (демократической) —  уже третьему президенту грозит тюремный срок за злоупотребления властью.

Собственно, нынешний внеочередной статус президентской избирательной кампании определен мартовским решением Конституционного суда страны, подтвердившего вынесенный в декабре 2016 года теперь уже бывшему президенту Пак Кын Хе импичмент и отстранил ее от власти.

 Мун Чжэ Ин с женой на избирательном участке

В итоге выборы нового главы государства прошли на семь месяцев раньше, чем должны были проводиться изначально. С учетом внеочередного характера волеизьявления, избранный президент сразу же получил все полномочия без какого-либо переходного периода. Новый президент формально принял командование вооруженными силами страны. Как сообщает министерство национальной обороны, в качестве первого шага главнокомандующий заслушал доклад главы Комитета начальников штабов (КНШ) по ситуации с КНДР.

 А уже через несколько дней после подведения итогов голосования, новоизбранный глава государства принял присягу в парламенте и провел первые кадровые назначения, включая – премьерское. Новым южнокорейским премьер-министром стал бывший губернатор провинции Чолла-Намдо Ли Нак Ён.

Итак, по подсчетам местной избирательной комиссии:

— Мун Чжэ Ин набрал 41,1% голосов избирателей, став таким образом новым президентом страны. За него проголосовали 13,4 млн. человек. Второго по популярности кандидата Хон Чжун Пхё поддержали 24,03% избирателей (7,85 млн. человек). — сообщили журналистам члены республиканского избиркома. 

 

Нынешняя победа Муна – своеобразный реванш за поражения на декабрьских выборах 2012-го года от отстраненной ныне от власти представительницы консервативной партии "Сэнури" Пак Кын Хе. Тогда Мун уступил ей лишь несколько процентов голосов.

Собственно, победа Пак пять лет тому основывалась не столько на её собственных политических талантах, но и на авторитете её покойного отца-  Пак Чон Хи, многолетнего президента и по сути диктатора Южной Кореи, в 1961 году пришедшего ко власти в стране путём военного переворота. Именно при нём корейская экономика превратилась в индустриализированного, экспортно-ориентированного "азиатского тигра".

Это был жёсткий авторитарный лидер, который, однако, заложил основы благосостояния южнокорейского государства, увеличив за 18 лет своего фактического правления показатель ВВП на душу населения в стране в двадцать (!) раз. Однако при этом его чрезмерная авторитарность вызывала неприятие не только у населения, но и у элит, а в 1979-м году он был убит лично главой Национальной службы разведки.

Но авторитарные замашки бывшего лидера Южной Кореи на фоне успехов местной экономики быстро забылись и по результатам социологических исследований 2015 года 44% южнокорейцев назвали отца Пак Кын Хе — лучшим президентом в истории страны и это, безусловно, повлияло на ее собственные политические успехи.

  Основные фавориты президентской кампании 2017-го года в Корее

Кстати, когда скандал с экс-президентшей  еще не перерос в импичмент, ожидалось, что "Сэнури" сделает своим кандидатом бывшего  генсека ООН Пан Ги Муна, но вероятно сложивший недавно свои полномочия глава Объединённых Наций не захотел связываться  "Сэнури", чтоб не  портить свою репутацию и поэтому в выборах на родине не участвовал, тем более еще ноябрьские опросы прошлого года показали, что любой кандидат от "Сэнури"  уступит любому из возможных кандидатов от Демократической партии, что собственно днями и подтвердилось. 

  Кто ж он, — этот Мун?

Мун Чжэ Ин — оппозиционер со стажем. Уже в студенческие годы он устраивал демонстрации против действующей власти. За одну из таких акций Муна арестовали и исключили из университета. Впоследствии, пройдя армию и институт подготовки судебных кадров, он стал адвокатом. На этом поприще он близко познакомился с будущим президентом Но Му Хёном ( в 2004-2008 гг. — ред.)

С 2007 по 2008 год Мун был главой его президентской администрации, а затем, как мы уже отметили выше был кандидатом от оппозиции во время выборов 2012 года, набрав 48% голосов поддержки избирателей.

Опытный 64-летний политик известен как сторонник диалога и мирного воссоединения с КНДР: в начале года он призывал отложить решение по размещению в Республике Корея (РК) комплексов ПРО США THAAD, а также в значительной мере смягчить политику в отношении Пхеньяна. Недавно стало известно, что в ходе голосования в Генеральной Ассамблее ООН в 2007 году он призывал не поддерживать резолюцию против ущемления прав человека в КНДР.

И даже свой первый визит Мун Чжэ Ин обещал нанести в Пхеньян, и только затем — в Вашингтон. В правящей партии «Сэнури» призывали начать расследование связей политика с Севером, однако в оппозиции называли это попыткой переключить внимание общественности с коррупционного скандала.

У Муна есть свое видение относительно того, как необходимо разрешить корейской кризис. По его мнению, «тот же самый пошаговый подход» к урегулированию ядерной проблемы КНДР, который применялся на шестисторонних переговорах, все еще сохраняет актуальность.

— Мы можем изучить возможность проведения встреч между США и Севером, и параллельно между Югом и Севером. Мы можем возобновить диалог: будь то четырехсторонние или шестисторонние переговоры, — заявил Мун Чжэ Ин в интервью Time.

В случае победы политик намерен придерживаться трехэтапного плана нормализации ситуации на Корейском полуострове:

- возобновление переговоров;

- заморозка ядерной программы Пхеньяна и прекращение ракетных и ядерных испытаний;

- полное свертывание программы создания атомных вооружений КНДР.

Понятное дело, успех в реализации этого замысла будет зависеть и от насколько захотят Ким Чен Ын и Дональд Трамп сделать шаг назад в демонстрации своей решимости достичь в свою пользу решение сложных вопросов радикально простыми методами и тем самым ослабить нынешнюю напряженную ситуацию вокруг южнокорейского полуострова.

 Ведь недавний дрейф американской авианосной ударной группы к Корее и обещание северокорейского лидера к очередному недавнему юбилею своего дедушки продемонстрировать некий сюрприз (осуществить запуск балистических ракет или произвести подземный ядерный взрыв — ред.), а главное — в случае непосредственной угрозы территории КНДР ударить не только по Сеулу, но и по континентальной части США, едва не привело человечество к новому глобальному конфликту.

То, что его не случилось, многие аналитики связывают с позицией Пекина, имеющего на Пхеньян заметное экономическое влияние, Кстати, один из первых телефонных разговоров у новоизбранного лидера Корейской республики был с его китайским коллегой — Си Цзиньпином.

Не безопасностью единой…

При всей можно сказать, экзистенциональной важности урегулирования корейского кризиса, связанного с ядерной программой Пхеньяна, жителей Республики Корея (как официально называется Южная Корея), привыкших к жизни под дамокловым мечем угрозы с Севера, интересуют и перспективы экономического развития страны, ибо чем очевиднее они станут, тем вероятнее, что грядущее объединение страны пройдёт не на принципах верности идеям чучхе, а на основании свободного рынка и демократических принципах государственной и общественной жизни.

Что касается экономики, предвыборные обещания Муна в 2017 году включали в себя намерение выделить 10 трлн. вон ($8,9 млрд) для налогово-бюджетного стимулирования и поддержки создания рабочих мест, стартапов, малых и средних компаний.

Политика также характеризуют как борца с чеболями — крупнейшими южнокорейскими конгломератами, занимающими центральное положение в экономике страны и тесно связанными c правящей верхушкой.

Именно руководителей чеболей правоохранители считают фигурантами коррупционного скандала в Сеуле. К примеру, топ-менеджер Samsung Ли Чжэ Ён был аресован за «откаты» Чхве Сун Силь — близкой подруге президента страны Пак Кын Хе.

 

Кстати, стремления дистанцироваться от своих коррумпированных предшественников новый южнокорейский президент Мун Чжэ Ин,  демонстрирует и оглашенным  желанием частично сменить резиденцию "Чхонвадэ" ("Голубой дом"), где с окончания Второй мировой войны располагается официальная резиденция главы южнокорейского государства.

Как сообщает агентство Ассошиэйтед Пресс,  Мун Чжэ Ин заявил о намерении подыскать офис в районе центральной сеульской площади Кванхвамун.

-После того как с приготовлениями будет закончено, я покину Голубой дом и начну эру президента Кванхвамуна", — сообщил новоизбранный президент, — Я буду президентом, который будет общаться с народом в любое время. Президент будет непосредственно разговаривать со СМИ по важным вопросам.

В этом, безусловно, есть определенная доля популизма, но как же без неё, тем более, что новый глава Кореи планирует оставаться в кресле президента страны не один срок. Объясняется это не только собственными амбициями, но и тем, что Республика Корея — не суперпрезидентская страна и многое в реализации своих предвыборных обещаний будет зависеть от позиции парламента, где у партии победившего президента нету большинства, а следующие плановые парламентские выборы в стране намечены лишь на 2020 год.

Как напомнил директор азиатских программ в Вашингтонском институте исследований Артур Джеймс Ким в интервью для аналитического издания The Cipher Brief:

-Национальное собрание Кореи в данный момент включает в себя не менее четырех крупных партийных фракций, и ни одна из них не имеет необходимого кворума голосов, чтоб протолкнуть нужный законопроект, для чего нужно иметь три пятых голосов или 180 мест в парламенте. Без серьезной реорганизации этих партий в поисках компромисса или пересмотра парламентского регламента нас может ожидать или парламентский кризис, либо торможение в деле реализации намеченных реформ.

Кстати риторика нового президента уже изменилась. Если до выборов, как мы уже отмечали выше, Мун обещал свой первый визит осуществить в Пхеньян, то в своих последних выступлениях (уже после победы на выборах) он говорит о визите к северному соплеменнику лишь "при наличии подходящих условий": таковыми видятся отказ КНДР от новых ядерных и ракетных испытаний, а также согласие возобновить многосторонние переговоры по ядерной проблеме на полуострове.

Как отметила  эксперт Института общественно-экономических исследований Юлия Курнышева:

- Мун видит шанс Сеула в том, чтобы стать связующим звеном между всеми заинтересованными сторонами, обеспечивать "тонкую настройку" многоголосого хора потенциальных участников корейского урегулирования — и таким образом стать незаменимым для всех.

В своё время в Корее один Мун (религиозный проповедник Мун Сон Мён) был назван Преподобным, назовут ли земляки его светского однофамильца Муна Чжэ Ина Муном-Миротворцем – будет зависеть не только от его желания и собственного усердия в осуществлении амбициозных целей, но и от внешних обстоятельств, в первую очередь от готовности ключевых игроков Южной Азии: Пекина, Токио и Вашингтона дать мандат президенту Муну на статус главного переговорщика с Пхеньяном.

Собственно, если ему удастся задача обуздания военных ядерных амбиций КНДР, то тогда на дальнем горизонте может замаячить надежда на объединения Кореи в единое государство. Правда, до сих пор многие такую перспективу связывают исключительно с военным разгромом северокорейской диктатуры.

 

Александр Воронин

ФОТО: Интернет

QHA