КИЕВ (QHA) -

История для каждой страны воспринимается по-своему. У всех без исключения есть свои герои, покрывшие себя бессмертной славой, и предатели, навеки запятнавшиеся позором. В особенности это относится к Европе, в свое время поработившей и превратившей в свои колонии целые континенты. Куда ни плюнь, в Европе, обязательно наткнешься на какую-нибудь империю и то, что Европейский союз в свое время получил Нобелевскую премию мира за обеспечение мира на континенте, лишний раз это подтверждает.

Хотим мы того или нет, нужно признать, что все без исключения соседи Украины имеют претензии к нашей стране, равно как и Украине есть что предъявить соседям. Но стоит ли это делать?

Такой вопрос вновь актуализировался с очередным украинско-польским конфликтом вокруг спорных моментов истории.

Стоит отметить, что данная тема является, пожалуй, единственной точкой напряжения между двумя странами. Ведь важность Польши для Украины, равно как и Украины для Польши трудно переоценить. Для Украины Польша, как более успешная в делах евроинтеграции страна, практически с начала ХХІ века выступала своеобразным адвокатом в Евросоюзе, пытаясь донести до Брюсселя мнение Киева. В свое время именно Польша наряду со Швецией была инициатором Восточного партнерства, которое сейчас является главным механизмом взаимодействия Украины с ЕС. Для Польши же наша страна является хорошим буфером, защищающим поляков от российской угрозы, которую в Варшаве ощущали всегда.

В основе очередного этапа напряженности лежат многочисленные случаи вандализма, совершенные против украинских памятников и захоронений на территории Польши, которые остались без ответа официальных властей Польши. В ответ на это Украинский институт национальной памяти принял решение о приостановлении легализации незаконных польских памятников в Украине, а также прекратил выдавать разрешения на поисковые работы.

Ключевой в данной ситуации является позиция властей, которая иллюстрирует разницу в подходах Польши и Украины.

Если в Польше акты вандализма остались без внимания, то в Украине такие действия были единогласно осуждены всеми политическими силами, включая праворадикальные, сами памятники были оперативно восстановлены, а преступники задержаны.

Понять поляков

Позиция Польши не всегда была такой бескомпромиссной. Прогресс и конструктив в украинско-польских отношениях, который наблюдался на протяжении всего постсоветского периода, были возможны благодаря доминирующей тогда в польском истеблишменте мысли о том, что политикой страны должны руководить устремления в будущее, а не историческая память.

Данная модель внешней политики, однако, изменилась с фактической узурпацией власти партией “Право и справедливость” в 2015 году, которая все отчетливее популистски заигрывает с электоратом, в том числе, и на теме исторической памяти.  В случае с Украиной — это неоднозначность событий на Волыни во времена Второй мировой войны. Стоит отметить, что большая часть верхушки ПиС погибла в авиакатастрофе под Смоленском в 2010 году, в их числе и президент Лех Качиньский, брат которого сейчас является де-факто первым человеком в стране, формально не занимая никаких должностей. Отчасти поэтому историческая тема является одним из базисов польской политики, в том числе, и на международной арене.

Одним из первых звоночков для Украины стала принятая в июле 2016 года Сеймом и Сенатом резолюция “Об установлении 11 июля Днем памяти поляков, жертв геноцида, совершенного ОУН-УПА”, которая среди украинской общественности и СМИ была воспринята как недружественный шаг.

При этом, как ни странно, правительство опирается на поддержку общественного мнения. В Польше еще в 90-х годах сформировался консенсус относительно того, что события на Волыни являются геноцидом украинцев против поляков. Так, опрос, проведенный в 2013 году Польским центром исследований общественного мнения, показал, что 69% поляков считают, что они хорошо информированы об этой странице истории или что-то знают о ней.

Недоработка ли это украинских дипломатов, сейчас трудно сказать, но данный факт нужно просто зафиксировать.

В Украине же данная тема не настолько на слуху. Согласно исследованию Национального центра культуры и Института политических исследований Польской академии наук, проведенному в июне, 51% опрошенных украинцев среди одиннадцати характеристик деятельности УПА выбрали только положительные, 6% — только отрицательные, 11% — как положительные, так и отрицательные. При этом, более половины опрошенных ответили, что у них нет четкого представления о том, кто виновен в конфликте на Волыни — УПА или Армия Крайова. Таким образом, на лицо — кардинально противоположное  представление об объекте конфликта, что не раз невольно провоцировало соседей.

Так, присуждение в 2010 г. Виктором Ющенко звания «Герой Украины» Степану Бандере посмертно вызвало критику уже упоминаемого президента Польши Леха Качиньского, а Европейский парламент, по инициативе польских евродепутатов, принял резолюцию, в которой призвал лидеров Украины «пересмотреть свои решения и остаться преданными европейским ценностям. Также можно упомянуть голосование в Верховной Раде по статусу УПА. Напомним, что Верховная Рада приняла закон о признании воинов ОУН и УПА 9 апреля 2015 года, аккурат в день выступления президента Польши в Верховной Раде, когда он пребывал с визитом в Украине. В Польше это было воспринято как пощечина.

Позитивный опыт

В поиске модели выхода из кризиса стоит обратить внимание на то, как данная проблема решалась раньше. К примеру, еще в 1997 году президенты Леонид Кучма и Александр Квасьневский подписали Совместное заявление «К пониманию и единению”, в котором подчеркивалось, что замалчивание или одностороннее изложение этих фактов в наше время не смягчит боли обиженных и их близких, и не будет способствовать углублению взаимопонимания между украинским и польским народами.

Путь к истинной дружбе и единению проходит, прежде всего, через правду и взаимопонимание, — говорится в заявлении президентов.

Другим ярким примером того, как можно найти общий язык является совместное украинско-польское заявление к 60-й годовщине трагедии на Волыни, сделанное в 2003 году.

Правда о тех драматических годах является болезненной для всех. Однако, поляки и украинцы должны ее познавать. Правда, хоть и печальная, необходима для построения длительного понимания.

Таким образом, следует признать то, что в прошлом и поляки, и украинцы были замешаны в преступлениях против друг друга, но сделать это лишь для того, чтобы наконец-то перевернуть нелицеприятные страницы истории и открыть новую главу сотрудничества.

— Я думаю, что Украина должна и далее настаивать на том, что история не должна быть фактором формирования современных или будущих отношений. Историю нужно оставить исследователям и исторические вопросы не должны быть главными в дискуссиях между политиками, — заявил в комментарии QHA директор института национальной памяти Владимир Вятрович.

В пятницу, 17 ноября пройдет чрезвычайное заседание Консультационного комитета президентов Украины и Польши на уровне внешнеполитических советников. Для преодоления разногласий обоим сторонам следует помнить, что в событиях на Волыни нет невиновных, но, в то же время, стоит понимать и разную степень важности «волынского вопроса» для Польши и Украины.

Роман Кот

QHA