КИЕВ (QHA) -

Долго запрягать, а затем быстро ездить умеют не только русские. Свидетельство тому – последние события на Ближнем Востоке. Операция турецких Вооруженных сил под названием «Щит Евфрата» обсуждалась, по словам экспертов, годами и началась, когда в чашу терпения упали последние капли. Таковыми стали несколько террористических атак на турецкие города: взрыв в Газиантепе, унесший жизни полусотни людей (раненых было вдвое больше), артиллерийская стрельба по Килису и минометная – по Каркамышу. Снаряды и мины прилетели с территории Сирии.

В то утро, когда бронетехника украинской армии торжественным маршем шла по Крещатику, турецкие танки пересекли границу Сирии, чтобы нанести мощный удар по окопавшимся там террористам. До этого позиции «Исламского государства» основательно «проутюжили» артиллерия и авиация. По данным информагентства «Анадолу», при этом были уничтожены более 80 объектов ИГИЛ (ДАЕШ). С воздуха турецких военных поддержали ВВС западной коалиции, а на твердой земле – отряды оппозиционной к правящему режиму Сирийской освободительной армии.

Боевые действия развернулись в прилегающем к границе районе Джераблус. В первый же день операции объединенные силы выбили террористов из одноименного города – административного центра района.

Начиная наступление, руководство Турции огласило главные цели операции: отодвинуть от границы позиции ИГИЛ и не допустить захвата приграничного района курдcкими террористами.

Дело в том, что враждебно настроенные к Турции курдские группировки, воспользовавшись нынешним безвластием в Сирии, весной этого года провозгласили создание на севере страны квазигосударственного образования «Сирийский Курдистан» (второе название – «Рожава»). По их замыслу, оно должно было бы занимать широкую полосу вдоль всей границы с Турцией. Но фактически курды контролируют два отдельных куска территории: один, побольше, на северо-востоке, второй, значительно меньше – на северо-западе. Их разделяет участок, который как раз и включает район Джераблус. В составе населения курды составляют там явное меньшинство, однако их группировки все равно претендуют на эту территорию, представляющую для них стратегический интерес. А в последнее время активизировались попытки проложить коридор между двумя «курдистанскими» эксклавами.   

Крупнейшая курдская группировка в Сирии – левая «Партия «Демократический союз» (Partiya Yekîtiya Demokrat, сокращенно PYD). Ее боевое крыло – «Отряды народной самообороны» (Yekîneyên Parastina Gel, YPG). Де-факто, PYD является сирийским ответвлением «Рабочей партии Курдистана», которая десятилетиями ведет антигосударственную деятельность в Турции с использованием террористических методов.

- Не нужно думать, что Турция будет считать свою задачу выполненной, если ИГИЛ покинет район, и Анкара выведет оттуда свои силы, после чего место ИГИЛ займет PYD. У нас две цели. Первая – полная зачистка района от ИГИЛ. Вторая – не дать возможности террористам PYD или YPG занять место ИГИЛ. Мы поставили перед собой цель продолжить операцию до обеспечения полной безопасности границ Турции, – заявил турецкий министр национальной обороны Фикри Ишик в эфире телеканала NTV.        

Он отметил, что «Джераблус имеет ключевое значение с точки зрения планов PYD по объединению восточных и западных районов».

- Политические и стратегические приоритеты Турции – предотвратить реализацию этих планов, – подчеркнул министр.  

По его словам, во избежание пагубных сценариев очищенный от террористов приграничный район должна занять Сирийская освободительная армия. 

А дальше начинается геополитическая интрига. Ведь в нынешней Сирии, где пересеклись интересы многих сил и центров влияния, простых решений практически не бывает. 

В начале операции «Щит Евфрата» в Анкаре оказались и вице-президент США Джо Байден, и глава комитета Европейского парламента по иностранным делам Элмар Брок, а с ним – докладчик Европарламента по Турции Кати Пири.

- В борьбе против ИГИЛ мы рядом с Турцией. Ведущие европейские страны поддержали операцию «Щит Евфрата», – заявила она.

Ее спутник тоже высказался в поддержку действий Турции, но при этом, очевидно, по привычке, попытался расставить «флажки».

- В первую очередь, начатые Турцией действия соответствуют нашим общим интересам. Во-вторых, мы с удовлетворением воспринимаем тот факт, что в борьбе против ИГИЛ принимают участие сирийские курды. В-третьих, в сложившейся ситуации стороны могут выйти за пределы своих традиционных зон влияния, что вызывает беспокойство. В-четвертых, мы надеемся, что турецкому руководству удастся установить баланс между первым и третьим из вышеперечисленного, – сказал господин Брок.

Стоит отметить, что эта попытка потерялась на фоне заявлений лидеров европейских стран о поддержке «Щита Евфрата».

Американский вице-президент выразился более определенно. Он высказал решительную поддержку действиям турецких военных в Сирии и напомнил об участии в операции авиации США.

- Мы считаем, что Турция должна контролировать свою границу, – сказал Байден.

И главное  он призвал курдов, которым Вашингтон до сих пор покровительствовал, отступить на восток от реки Евфрат, предупредив, что в противном случае они рискуют оказаться в немилости.

Фактически, Байден потребовал, чтобы курды сдали расположенный южнее Джераблуса город Мюнбич (Манбидж), который 12 августа был отбит ими у ИГИЛ при поддержке американских военных. По мнению экспертов, этот успех мог иметь далеко идущие последствия.

- Американский спецназ помог курдам захватить участок территории, обладание которым могло бы помочь им создать курдское государство, – считает директор Центра ближневосточных исследований в Университете Оклахомы Джошуа Ландис.

На следующий день после заявления Байдена госсекретарь США Джон Керри в телефонном разговоре заверил министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу, что курды покидают восточный берег Евфрата.

О том, что курдским террористам всерьез «прищемили хвост», свидетельствует всплеск их агрессии: по сведениям турецких спецслужб, взрыв у полицейского участка в городе Джизре организовали именно курды.

Что же заставило Соединенные Штаты принять сторону Турции?

По мнению экс-посла США в Сирии, а ныне старшего научного сотрудника Института Ближнего Востока в Вашингтоне Роберта Форда, после того, как Штаты, поддержав курдов в сирийском конфликте, спровоцировали рост напряженности в отношениях с Турцией, они «решили не оказывать противодействие» планам Анкары.

- Американцы признали, что Турция дорожит безопасностью этой границы, и они не хотят провоцировать конфликт с турками, – отметил Форд.

Нежеланием Вашингтона еще больше портить отношения с Анкарой объясняет уступчивость Белого дома и украинский политический эксперт Тарас Березовец. Он отметил, что после попытки государственного переворота в Турции и в связи проблемным вопросом выдачи Фетхуллаха Гюлена отношения между США и Турцией «оказались в самой низкой точке» за долгие годы.

- Соединенным Штатам, фактически, пришлось выбирать между курдами и Турцией, и они выбрали Турцию. Все-таки это основной союзник США в регионе, к тому же обладающий сильной армией, – говорит эксперт.

Неоднозначно трактуют аналитики позицию России. С одной стороны, они указывают на потепление отношений Анкары и Москвы, которое, в том числе, выражается в некотором смягчении позиции турецкого руководства относительно сроков отстранения от власти сирийского президента Башара Асада.   

- Между государствами, участвующими в сирийском конфликте, существуют серьезные разногласия в вопросе судьбы Асада. Турция и страны Персидского залива настаивали на том, чтобы Асад оставил пост еще до заключения какого-либо мирного соглашения, тогда как Иран и Россия требуют, чтобы он оставался во главе страны. США заняли серединную позицию, признав возможность сохранения за Асадом президентского поста в течение переходного периода… В последние несколько месяцев Турция демонстрировала готовность принять такое политическое соглашение, в рамках которого Асад мог бы остаться у власти в течение переходного периода, – пишет «Bloomberg».

По мнению авторов, РФ не будет мешать Турции проводить операцию в Сирии.

- Россияне понимают легитимные интересы Турции в курдском вопросе, и, вполне вероятно, РФ согласилась не препятствовать ограниченной военной операции Турции в Сирии в обмен на сговорчивость Анкары в вопросе политического соглашения с Асадом, – цитируют они директора Московского центра Карнеги Дмитрия Тренина.

С другой стороны, лояльность Москвы в курдском вопросе переоценивать все же не стоит. Звоночек об этом прозвучал в «Комментарии Департамента информации и печати МИД России в связи с эскалацией напряженности в районе сирийско-турецкой границы», опубликованном на сайте ведомства.

- В Москве глубоко обеспокоены происходящим в районе сирийско-турецкой границы. Прежде всего, вызывает тревогу возможность дальнейшей деградации обстановки в зоне конфликта, в том числе с учетом возможных сопутствующих жертв среди мирного населения и обострения межэтнических противоречий между курдами и арабами. Убеждены, что сирийский кризис может быть урегулирован исключительно на прочной основе международного права, через широкий межсирийский диалог с участием всех этноконфессиональных групп, включая курдов, – говорится в документе.



По мнению Тараса Березовца, не стоит ожидать, что Кремль согласится с полной нейтрализацией «курдского фактора». Эксперт отмечает, что большинство курдских организаций создавались в свое время под крылом советского КГБ, и Москва периодически пыталась оказывать влияние на ситуацию в Турции, подпитывая их активность.

Как бы там ни было, но, заставив мировых игроков считаться с ее интересами, Турция увеличила свой вес в международной политике. Начав военную операцию в Сирии, она изменила расклад сил в конфликте, и дальнейшее развитие успеха может переломить ход войны, за которой с напряженным вниманием наблюдает весь мир. Ведь нынешняя ситуация на Ближнем Востоке, без преувеличения, способна повлиять на судьбу планеты. 

Владимир Синевидский

ФОТО: интернет

QHA