Две войны – в Украине и Сирии, принадлежащие к наиболее важным конфликтам нашего времени, тесно связаны между собой, хотя эта связь часто и не осознается, либо же сводится к участию в обоих случаях России. На деле не только сам ход событий в обеих странах, но и возможные исходы военных кризисов оказываются тесно связаны друг с другом.

Отнюдь не случайно войны в Сирии и Украине, казалось бы далекие и непохожие друг на друга, пересекаются хронологически, в плане одного из основных локомотивов военных кризисов в обоих случаях  России, а также демонстрируют четкую взаимозависимость стратегически важных событий. Именно 2015-й, год окончания «горячей фазы» конфликта на Донбассе и второго Минского соглашения, стал также годом официального ввода российских войск в Сирию. Как мы увидим, эта корреляция здесь отнюдь не была обычным совпадением и в дальнейшем даже сопровождалась прямой переброской воевавших на Донбассе людей на новый для Кремля фронт — в Сирию. Именно сейчас, когда подошло к концу противостояние за крупнейший оплот ИГ в восточной Сирии, город Дейр-эз-Зор, и к нам приходят все новые сообщения о российских потерях на сирийской земле, перед нами встает необходимость объяснить, почему сирийская война так важна, и какая существует непосредственная взаимозависимость между ней и войной в Украине.

Связующие звенья между Украиной и Сирией

Сирия является основным направлением нынешних военных усилий России, которая воюет на стороне правительства Асада и несет там заметные потери. В первую очередь это касается опытных военнослужащих, имевших ранее опыт войны на Донбассе. Так, недавно вследствие боевых действий в Сирии погибли командующий 5-й армией РФ генерал-лейтенант Асапов и командир 61-й бригады морской пехоты СФ РФ полковник Федянин. Оба ранее засветились в войне в Украине, а генерал Асапов  даже в статусе командующего 1-м армейским корпусом "ДНР".

Недавно опубликованный Reuters материал, основанный на документах российского консульства в Сирии, свидетельствует о смерти в Сирии 131 гражданина РФ только за первые 9 месяцев 2017-го года. При этом в этот список не вошли собственно регулярные войска, а только нанятые гражданские и бойцы так называемого «ЧВК Вагнера», хотя часть, по всей видимости, и включает в себя граждан РФ, умерших по невоенным причинам. Точные данные о потерях РФ в Сирии, в частности санитарных, засекречены, однако по имеющимся данным мы можем сделать вывод, что в сирийской войне она терпит чувствительные потери именно в ценных и опытных военных специалистах, в частности офицерах и бойцах, прошедших «обкатку» в войне в Украине.

Последние события на фронтах, в частности потери среди командования, участие россиян в наступлении проправительственных войск вглубь Сирии ознаменовали полномасштабное втягивание РФ в сухопутную кампанию в Сирии. Неслучайно участие российских войск в форсировании Евфрата в составе авангарда проправительственных войск совпало с захватом двух пленных россиян бойцами ИГ  российские подразделения вместе с их союзниками уже очень глубоко зашли в Сирию, что отразилось на уязвимости коммуникаций действующих войск. Если поначалу, в ходе официального ввода российских войск в Сирию в 2015-м, говорилось о том, что россияне будут в основном поддерживать Асада с воздуха и охранять свои базы в западной части страны, то сейчас, когда обстоятельства потребовали от РФ значительно более активного участия в войне, можно говорить о том, что россияне втянулись в кампанию на суше и пока не имеют возможности выхода из нее.

(на фото  Дейр-эз-Зор сейчас)

Столкновение тяжеловесов

Сирия является пространством, где сталкиваются интересы России, США и Турции. Каждая из указанных стран принимает активное участие в конфликте и поддерживает «своих» в сирийской войне: Россия, совместно с Ираном,  Асада и шиитские вооруженные формирования, в частности "Хезболлу", США  Сирийские демократические силы и часть повстанцев, Турция  часть повстанческих группировок, в частности "Ахрар аш-Шам" и туркменов.

Сирия сейчас является одним из основных театров боевых действий на Ближнем Востоке, она является важнейшим направлением внешнеполитических и военных усилий Турции и одним из важнейших направлений для США. Турция в данный момент контролирует часть территории Сирии в районе Эль-Баба, недавно ввела войска в провинцию Идлиб. Обе эти страны, плотно вовлеченные в сирийскую войну, входят в двойку «стратегических партнеров» Украины, чей статус отражает важность этих стран для украинской внешней политики.

Именно в сирийском песке лежат камни преткновения между важнейшей глобальной и региональными силами, и именно там могут прятаться ключи для их решения. Сирию неизбежно предложат делить, и в данном случае уступки со стороны России могут дать повод Москве для попыток добиться для себя более выгодных условий на другом направлении собственных военных и политических усилий  в Украине.

Последние события на фронтах, в условиях нынешнего переломного для Сирии момента, также поднимают значимость сирийской войны, а значит, и вероятность потенциального торга Россией своих позиций в Сирии в обмен на преференции в Украине. Имеются в виду большинство территорий ИГ, взятие под полный контроль Эр-Ракки Сирийскими демократическими силами и Дей-эз-Зора — проправительственными силами, на стороне которых воюет Россия, а также победа шиитов в противостоянии с курдами в Ираке.

Нынешний переломный момент

Вследствие последних событий произошло значительное усиление позиций одного из союзников РФ в регионе — Ирана. Фактически он стал претендовать на роль полноценного регионального лидера, в первую очередь лидера для шиитов, благодаря усилению его влияния в Сирии и Ираке. Вследствие выхода лояльных к нему формирований сирийского и иракского правительства к сирийско-иракской границе произошло геостратегическое оформление шиитской оси влияния Ирана: Тегеран-Багдад-Дамаск-"Хезболла". Такая победа поддерживаемых Россией шиитов — это огромная угроза для баланса сил на Ближнем Востоке. Прежде всего для важнейших союзников США в регионе — Израиля и Саудовской Аравии. И в целом это огромный удар по позициям США и лояльных к нему сил. В особенности учитывая огромный потенциал созданных Ираном прокси-сил — шиитских вооруженных формирований, таких как "Хезболла" и "Хаш аш-Шааби", организованных, поддерживаемых и вооруженных Ираном, в частности при посредстве сил Корпуса Стражей Исламской Революции. В дальнейшем этот инструмент вооруженной борьбы нельзя будет просто так отложить в сторону — это десятки тысяч людей, которых неизбежно будут использовать для войны и экспансии в неспокойном регионе.  

(на снимке  ситуация на сирийско-иракской границе: шиитские формирования с обеих сторон вышли к линии старой границы и установили непосредственный контакт)

В этих условиях Москва может попытаться, и неизбежно попытается, добиться для себя уступок с тем, чтобы выступить посредником и попридержать беспокойного союзника. На этом фоне представляется важным визит министра обороны РФ Шойгу к главе оборонного ведомства важнейшего союзника США в регионе — министру обороны Израиля Авигдору Либерману. Одним из поводов для визита как раз было создание «буферной зоны» на границе Израиля, куда не должны были быть допущены иранские силы или "Хезболла". Безусловно, более вероятны попытки торга позициями на сирийском направлении в обмен на украинское. 

Газ и война

Еще одним связующим звеном Украины и Сирии является важность в обоих случаях газового вопроса. Еще в марте 2014-го, до официального ввода российских войск в Сирию и на фоне российской агрессии в Крыму, Ближневосточный центр Карнеги отмечал «газовый» интерес России в обоих конфликтах. Уже тогда Москва активно поддерживала Асада, в частности оружием, техникой и дипломатическими средствами, в особенности — в августе 2013-го, когда именно позиция Кремля во многом, в том числе в Совбезе ООН, позволила Башару Асаду избежать интервенции со стороны войск США и Франции, в качестве ответа на осуществленное режимом применение химического оружия.

Дело в том, что Украина является важным транзитным государством для экспорта российских углеводородов в Европу. Сирия в свою очередь остается потенциально важным транзитером газа из района Персидского залива, в первую очередь из Катара в Европу. Существовали и существуют проекты таких трубопроводов и готовность инвесторов в них вложиться, что могло нанести сильный удар по интересам российских экспортеров газа на рынки ЕС и привести к крайне тяжелым последствиям для экономики РФ.

Крымский узел

Крым является буквально важнейшим связующим звеном между Сирией и РФ, стратегически важным логистическим хабом, через который идет снабжение военной группировки на Ближнем Востоке. Именно через Крым идет поток людей, техники, оружия и боеприпасов для российских войск и их союзников в Сирии. Важно отметить беспрецедентный характер такой заморской операции не только для РФ, но и для СССР, поэтому дело это вдвойне сложное, в частности в плане снабжения и поддержки войск, сражающихся на дальних берегах.

Роль «дороги жизни» для российских войск, а также частично и для снабжаемых россиянами союзников выполняет в частности так называемый «сирийский экспресс»  налаженная эстафета переброски грузов из России в Сирию морским путем, ведущую роль в котором выполняет именно базирующийся в Крыму Черноморский флот РФ.  

(на фото  судно Черноморского флота РФ БДК «Азов» проходит Босфор. Этот корабль  один из участников «сирийского экспресса»)

Без перевалочной базы в Крыму и контроля над полуостровом проведение операции в Сирии оказалось бы затруднено еще сильнее. Таким образом, без Крыма, вполне вероятно, не было бы сирийской авантюры РФ в нынешних масштабах.

Что это значит для Украины

Логика прокси-войны и политики, которую ведет Россия, связывает между собой две войны  в Украине и Сирии, делает их взаимозависимыми в настоящем и будущем. Такую связь диктует один из главных принципов современной политики России  справедливости нет, есть только завоевание. Две войны, которые ведет Кремль в Украине и Сирии, призваны решать проблемы внутренней и внешней политики РФ. Во внутренней: дать гражданам «маленькую победную войну», сплотить их в условиях конфликта, против внешнего и внутреннего врага, добиться максимально возможной консолидации общества. Во внешней: добиться большей лояльности союзников, в первую очередь на постсоветском пространстве, закрепиться в стратегически важных для РФ районах, а также укрепить свои позиции на международной арене как силы, с которой необходимо договариваться для решения в проблемных регионах кризисов, созданию которых сам же Кремль и способствует.

Современный глобализированный мир создает множество связей между точками напряжения на планете. В свою очередь тесное переплетение внешнеполитических и внутриполитических мотивов РФ делает связь между войнами в Сирии и Украине еще более тесной. Россия уже продемонстрировала, что может перебрасывать свои силы и людей из Украины для активизации военных действий на сирийском театре военных действий. Соответственно не приходится сомневаться, что в случае необходимости Кремль прибегнет и к переброске сил, сосредоточенных ныне в Сирии, на территорию Украины. А значит, возможный победный выход России из сирийского кризиса несет в себе прямую опасность для украинского государства.

Стоит внимательно следить за событиями в Сирии в нынешний переломный момент, поскольку развитие событий там будет иметь прямое влияние на общую политику России, – как в отношении мусульман, в том числе крымских татар, так и в отношении всей Украины.

Денис Москалик, 

Институт стратегических исследований, отдел проблем внешней политики и международной безопасности

QHA