КИЕВ (QHA) -

Создание антикоррупционного суда является одним из ключевых требований ЕС к Украине. Этого же требовали инициаторы так называемой большой политической реформы в ходе октябрьских митингов под Верховной Радой.

Тем не менее за его создание принялись только сейчас. 22 декабря прошлого года президент Украины подал соответствующий законопроект в парламент.

Но, исходя из его содержания, имеются сомнения, действительно ли Порошенко хочет создания в Украине независимого антикоррупционного суда и эффективной системы борьбы с коррупцией.

Невидимая рука

Президентский законопроект готовился с привлечением экспертов ОБСЕ. Один из основных его разработчиков — Георгий Вашадзе, автор антикоррупционного чуда в Грузии, ранее работавший в том числе и над законом о НАБУ.

— Как юрист, который последние 15 лет постоянно занимается законопроектами, я скажу, что проект хороший. Но в нем есть два недостатка. Первый — он на полтора год опоздал. Второй — чья-то рука внесла в уже написанный текст некоторые правки, которые видны невооруженным взглядом, — считает директор по научному развитию Центра политико-правовых реформ Николай Хавронюк.

Эти правки, по его мнению, могут скомпрометировать саму идею антикоррупционного суда.

Во-первых, критерии, которые предъявляются к кандидатам на должность судьи в Высшем антикоррупционном суде (ВАС), дают большой простор для маневра.

Согласно законопроекту, это должен быть гражданин Украины не моложе 35 лет, проработавший судьей не менее 5 лет или адвокатом — 7 лет, или же иметь стаж научной работы в сфере права не менее 7 лет. Кроме того, кандидат должен “иметь значительный опыт осуществления в международных межправительственных организациях или международных судебных учреждениях за рубежом профессиональной деятельности в сфере права по вопросам противодействия и борьбы с коррупцией”. Существует риск, что по таким жестким критериям в Украине попросту не наберется достаточного числа кандидатов.

Во-вторых, президентский законопроект предлагает слишком широкий круг подотчетных ВАС дел. В проекте закона антикоррупционный суд должен рассматривать дела по 15 статьям криминального кодекса. Таким образом, можно завалить суд тысячами мелких дел, которые формально подпадают под его юрисдикцию, и парализовать рассмотрение действительно важных случаев коррупции.

В-третьих, хотя законопроект предусматривает создание Общественного совета международных экспертов из 7 человек, де-факто все решать будет Высшая квалификационная комиссия судей. Именно она будет должна избрать экспертов в совет, и она же 2/3 голосов от своего состава сможет отменять его решение.

Есть вопросы и к возможностям работы независимых экспертов.

— Общественный совет международных экспертов должен проверять кандидатов и процесс, очевидно, должен растянуться не на один месяц. К тому же мы не знаем, сколько судей должно быть отобрано. Ответ на этот вопрос появится только тогда, когда президент подаст в Верховную Раду еще один закон — о создании суда, и через месяц после этого Государственная судебная администрация определит количество этих судей, — говорит Ховронюк.

Это создает ситуацию, когда состав ВАС де-факто будут избирать сами судьи, которых в Высшей квалификационной комиссии 10 из 16. Даже если случится чудо, и ВККС изберет стопроцентно честных и профессиональных судей, возникнет проблема с доверием к ВАС, прежде всего, среди обывателей.

— Если в целом по Украине оправдательных приговоров около 0,5%, то по служебным преступлениям, там, где субъектом является должностное лицо, — около 6%, - говорит эксперт.

Как следствие, по данным социологического исследования, проведенного Фондом «Демократические инициативы» им. Илька Кучерива, судьям доверяет 10% украинцев, представителям президента — 6%, представителям разных фракций Верховной Рады — 10%.

— Я давно занимаюсь социологией и не считаю, что голос народа — это глас божий, но, если доверить формирование антикоррупционного суда только судьям, и даже поверить, что он будет сформирован абсолютно честно, люди не поверят, - уверена директор фонда Ирина Бекешкина.

В то же время украинцы готовы доверить формирование антикоррупционных органов двум институциям: представителям антикоррупционных общественных организаций (42%) и экспертам из западных стран (41%), но в том-то и проблема, что их влияние пытаются свести на нет.

Ответ Банковой

У разработчиков законопроекта также имеются свои аргументы по большинству спорных пунктов.

Ограничение роли международных экспертов они объясняют тем, что якобы в случае осуществления отбора в украинский суд иностранцами это может трактоваться как ограничение государственного суверенитета Украины и может быть оспорено в Конституционном суде.

Широкую подсудность ВАС аргументируют тем, что это прямо противоречит Конституции. Как говорится в пояснительной записке к законопроекту, такой подход к определению подсудности Высшего антикоррупционного суда не только наделяет его признаками специального суда, создание которого прямо запрещено статьей 125 Конституции Украины, но и нарушает принцип равенства всех перед законом.

Опасность того, что ВАС будет завален мелкими делами в ущерб крупным, по словам авторов законопроекта, можно устранить.

— Предлагается установить, что Высшему антикоррупционному суду будут подсудны коррупционные и связанные с коррупцией преступления, если размер предмета преступления или причиненного им вреда в 500 и более раз превышает размер прожиточного минимума, - говорится в пояснительной записке к законопроекту.

Уже 16 января Верховная Рада должна вернуться из отпуска и начать очередную сессию. Законопроект определен президентом как неотложный, поэтому должен быть рассмотрен депутатами оперативно. Но зная отношение народных избранников к реформам, особенно в сфере борьбы с коррупцией, крайне сомнительно, что все спорные моменты законопроекта будут устранены. Принятие же закона в нынешнем виде может попросту скомпрометировать саму идею антикоррупционного суда.

Роман Кот

QHA