QHA (Киев) -

Всякий раз,  поднимая ставки в длинном раунде нагнетания мировой обстановки, Кремль, похоже,  на этот раз подошел к той черте, за которой может сорваться резьба. А если от технической вновь вернуться к карточной аналогии, то при  гипотетическом вскрытии карт может оказаться, что игрок всё время блефовал, имея на руках либо мелочь, с которой не сразишься с серьёзным соперником, либо перебор в виде груза неподъёмных проблем, от которых собственный электорат может отвлечь разве что  «маленькая победоносная война», но вовсе не глобальное противостояние со всем миром.

Авторитетные политологи Тарас Березовец, Андрей Пионтковский и Виталий Портников в последние дни в прессе и в социальных сетях размышляли над тем, действительно ли изменилась тональность разговора Запада с Кремлём, или, оппонируя Москве, Запад сам блефует и в дальнейшем в своей политике по-прежнему будет варьировать различные степени озабоченности?

Напомним хронику военного, политического  и дипломатического противостояния последних дней. Запад, ранее обвинивший Москву в применении запрещенных боеприпасов против мирного населения в Сирии, в конце прошлой недели  на заседании Совета Безопасности ООН  устами своих представителей  открыто заявил Кремлю о том, что он понесет ответственность за дальнейшее кровопролитие среди гражданских лиц.

Россия же в субботу заветировала французскую резолюцию по прекращению огня в Алеппо. Накануне голосования Франсуа Олланд с явным намёком на Россию заметил, что любая страна, которая захочет наложить вето на резолюцию Франции, «будет дискредитирована в глазах всего мира».

Оценивая этот достаточно прогнозируемый шаг России, политолог Тарас Березовец на своей странице в Фейсбуке отметил::

— Этим Путина точно не испугаешь. История в любом случае оценит действия РФ, продолжающие бойню в Сирии. А пока беспомощность системы безопасности ООН становится просто неприличной. Реформа права вето в Совбезе выглядит безальтернативной.

Представитель Египта при обсуждении ситуации в Сирии, отмечая беспомощность мирового сообщества  перед инструментарием блокирования резолюций с помощью вето, констатирует:

— Совет Безопасности ООН, созданный в прошлом веке для решения мировых проблем, сегодня превратился в сцену для выступлений глухонемых.

Как уже информировало QHA, на днях Верховный комиссар Организации Объединенных Наций по правам человека Зейд Раад аль-Хусейн выступил за ограничение права вето постоянных членов Совета безопасности ООН.

Он объяснил, что такое решение необходимо принять, чтобы предотвратить серьезные преступления. При этом комиссар уточнил, что право вето нужно ограничивать при решении вопросов военных преступлений, преступлений против человечности и геноцидов.

В этом контексте он напомнил, что авиаудары в течение последних 10 дней по сирийскому Алеппо стали наиболее интенсивными с 2011 года. И по мнению комиссара, ограничение права вето позволило бы Совбезу ООН «передать ситуацию Сирии в Международный уголовный суд».

Реакция Москвы была предсказуема. По информации «Новой газеты», ее озвучила Захарова, официальный представитель Министерства иностранных дел РФ:

— Это, конечно, выходит за теоретические, философские рамки работы секретариата ООН — давать такие указания странам-членам Совета Безопасности, да и вообще странам-членам организации. Это не дело, не дело секретариата, — отметила она.

Еще раньше с инициативой ограничить право вето выступала Франция. Президент Франсуа Олланд призывал ввести такую возможность в случаях, когда речь идет о массовых жертвах среди населения. Его российский коллега Владимир Путин тогда заявил, что право вето в Совбезе применялось всегда, и при основании организации не предполагалось, что в ней будет царить единомыслие.

Отметим, что позднее вето России вернулось ей бумерангом, когда она взамен французской предложила свою альтернативную резолюцию.

Случившееся на полях Сирии и в нью-йоркских кабинетах ООН российский политолог в эмиграции Андрей Пионтковский в беседе с  корреспондентом Newsader  оценивает так:

Это продолжение и углубление той тенденции, которая обозначилась в сентябре — на предыдущем заседании Совбеза ООН по Сирии. Тогда произошел переход Запада на совершенно новое видение путинской России. Были употреблены такие термины, как «военные преступления», «варварство», «терроризм» и «государство-изгой». Своими последними действиями в Сирии Путин умудрился закрепить эту репутацию. Столь же жесткая риторика была использована западными послами и на вчерашнем заседании Совбеза ООН.

 Эксперт отмечает и знаковую метаморфозу, случившуюся во всегда осторожной позиции китайского представителя:

— Более того, Китай фактически поддержал французскую резолюцию, поскольку в отличие от предыдущих 4-х голосований в Совбезе по Сирии, он не присоединился к России и не воспользовался своим правом вето. Это дипломатическая пощечина России. В итоге она оказалась единственной страной, которая ветировала французский документ и, таким образом, взяла на себя полную ответственность за продолжение бомбардировок и дальнейшую гуманитарную катастрофу в Алеппо.

Выводы его украинского коллеги Виталия Портникова схожи:

— Жесткое заявление, сделанное государственным секретарем Соединенных Штатов Джоном Керри в Брюсселе — о готовности Запада и США, в частности, поддерживать Украину в ее конфликте с Россией и о том, что диалог с Москвой должен базироваться на уважении принципов международного права, — это не просто очередной сигнал. Это изменение тональности отношений Москвы и Вашингтона. И это касается не только действующей администрации, но и тех, кто придёт ей на смену.

Отчего не сложился у Кремля разговор с Западом на равных?

Наверное, не только потому, что параллельно с экспансионистской политикой в Украине и в Сирии Кремль залез в непосредственную сферу самой Америки, подтверждением чему — официальное обвинении России в хакерских атаках на Соединенные Штаты. Ведь подобные действия, по международному праву, могут  рассматриваться как нападение на территорию США.

Виталий Портников считает, что Путин, как и любой шантажист,  воспринимает поиск взаимопонимания исключительно как признак слабости:

— Соединенным Штатам не нужно доказывать Путину, что они сильны. Им просто необходимо избавиться от излишней интеллигентности в диалоге с  «гопниками». Именно это сейчас и происходит.

Вероятно, резерв валюты страха на московско-питерских информационных монетных дворах уже заканчивается. Поэтому политолог прогнозирует:

— Но даже если мыслить в категориях, которые так нравятся кремлевским обитателям — в категориях торговли смертью — то нужно признать, что на данный момент торговать больше нечем. В Алеппо Путин превзошёл самого себя. На Донбассе для новых доказательств «влияния» нужно начинать большую войну. Настоящую. А он явно к этому не готов.

Оценивая на экзистенциальном уровне позицию российского президента  да и всех россиян, поддерживающих своего правителя, публицист предлагает им осознать одну простую вещь:

— Нельзя стать мировой державой понарошку, организуя спецоперации, издеваясь над людьми, устраивая локальные очаги нестабильности. Мировая держава — это экономическая мощь, инновации, авторитет в мире, мобильное население, преданные союзники. Ничего этого у России нет.

Упомянутый выше Тарас Березовец  также решил заглянуть в недалёкое будущее:

— Обвинения госсекретаря Джона Керри в совершении военных преступлений в адрес России означают, что это неприятное наследство в американско-российских отношениях перейдёт по наследству следующему президенту США. И, соответственно, никакой перезагрузки отношений с Москвой, как в 2009-м, уже не будет. Соавтор перезагрузки Клинтон-Лавров, возможно, и сядет в Белый дом, но после событий в Алеппо и расстрела мирного конвоя ООН ничего отмотать назад уже будет нельзя. И не забывайте о 298 жертвах рейса MH17, там все для Кремля будет еще хуже. Так что можно констатировать, что плутониевый шантаж Путина привел к обратному результату — США уже прямо угрожают России военным трибуналом. И тут главный вопрос не из серии «случится-не случится», а «когда».

Приблизительно с такой же уверенностью в торжестве справедливости заканчивает один из своих блогов и Виталий Портников:

— Никто не собирается всё забывать и прощать агрессору его удары исподтишка. Все придется отдать — и Донбасс, и Крым. За все придется заплатить сполна. Конечно, очень важно, что Запад не собирается отступаться, что американцы меняют тон. Но и мы тоже не отступим.

Тем временем, принимая за исходный тезис истину, что надеяться украинцам следует только на себя, небезынтересно будет наблюдать за дипломатическими играми «сильных мира сего» уже после знакового голосования в Совбезе ООН.

В понедельник пресс-секретарь Путина Песков заявил, что Москва готова к встрече в формате нормандской четвёрки. А пока российский МИД  интенсивно  продолжают подготовку поездки Путина в Париж, намеченную на 19 октября, его французский коллега Франсуа Олланд окончательное решение о встрече с российским президентом Владимиром Путиным примет, исходя из ситуации в Сирии.

Об этом заявил прессе глава МИД Франции Жан-Марк Эро.  

Ранее Франсуа Олланд в телеинтервью сказал, что сомневается в необходимости встречи с Владимиром Путиным во время его визита в Париж. Президент Франции считает недопустимой поддержку Москвой сирийского режима. По его словам, военные преступления, которые совершаются в Сирии, должны стать предметом рассмотрения в Международном суде.

Александр Воронин

ФОТО: интернет

QHA