КИЕВ (QHA) -

26 марта в болгарской Варне на саммите ЕС-Турция присутствовало все высшее руководство обеих сторон: Турцию представляли президент Реджеп Тайип Эрдоган, глава МИД Мевлют Чавушоглу и министр по делам ЕС Омер Челик. ЕС же представляли глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер, президент Европейского совета Дональд Туск и Бойко Борисов, премьер-министр Болгарии, которая сейчас председательствует в ЕС.

Среди вопросов, которые обсуждали на встрече, были и проблемы сдерживания потока беженцев, и действия Анкары на севере Сирии, и проблемы с нарушениями прав человека в Турции, и перспективы турецкой евроинтеграции. Но едва ли не главной темой была напряженность в Восточном Средиземноморье — потенциальном источнике конфликта вокруг газодобычи.

Кипрские маневры

Начать стоит с того, что на шельфе Восточного Средиземноморья, который разделен между Израилем, Ливаном, Кипром и Египтом, разведаны огромные запасы газа — несколько триллионов куб. м. Часть из этих запасов — в Израиле, Ливане и Египте, активно осваивается. По другой части — преимущественно в территориальных водах Кипра, есть проблемы. Освоению шельфа острова препятствует Анкара. По мнению Турции, часть его, и соответственно прибыль от добычи газа, должна принадлежать Турецкой республике Северного Кипра, которая была образована в 1975 году после того, как Анкара провела операцию по защите этнических турок, и сейчас северная часть полуострова признается как независимое государство только Турцией.

Долгое время эти разногласия оставались только на бумаге, но сейчас, когда началась активная разработка шельфа, вспомнили о старых претензиях. К этому стоит добавить, что Кипр является членом ЕС и на его сторону в споре уже встал весь союз. Кроме того, трубопровод, который должен быть проложен из Восточного Средиземноморья в Европу создаст конкуренцию Турции в качестве транзитера газа.

В середине января турецкие военные корабли заблокировали плавучую буровую платформу Saipem 12000 итальянской компании Eni, которая должна была сделать разведывательное бурение в кипрских водах, на которое Никосия ранее предоставила лицензию.

В этом конфликте Кипр не один. Если большинство стран-членов ЕС участвуют лишь косвенно, Греция готова оказывать и военную помощь. Для этого есть сразу несколько причин: и исторически сложившийся антагонизм с Турцией, и культурная близость с греками-киприотами, и желание не упускать собственную выгоду, ведь трубопровод будет проходить именно через ее территорию. Кроме того, премьер-министр Греции Алексис Ципрас — из разряда политиков популистского толка, для которого наезд на братьев-греков является отличным поводом поднять рейтинг.

Ради этого греки вспомнили о ряде спорных островов в Эгейском море. В начале февраля воды у спорного архипелага Имия (турецкое название “Кардак”) посетил министр обороны Греции Панос Кадемос. Он спустил на воду венок в знак памяти по греческим военным, погибшим во время вооруженного столкновения с Турцией в 1996 г. Через две недели, 13 февраля турецкий катер береговой охраны пошел на таран греческого судна, которое стояло на якоре вблизи островов. Тогда советник президента Турции Йигит Булут пообещал переломать руки и ноги любому греческому офицеру или министру, чья нога ступит на острова. Лишь чудом ситуацию удалось удержать, но напряженность сохраняется.

За несколько дней до турецко-европейской встречи, 23 марта лидеры стран-членов Евросоюза на своем внутреннем саммите призвали Турцию уважать права Кипра и Греции.

— Саммит решительно осуждает продолжающиеся незаконные действия Турции в Средиземном и Эгейском морях и подчеркивает свою полную солидарность с Кипром и Грецией, — отмечается в документе.

Кроме того, они призвали Турцию прекратить эти действия и уважать суверенные права Кипра на исследование и эксплуатацию своих природных ресурсов в соответствии с европейским и международным правом.

Сферы взаимозависимости

Что же по итогам саммита в Варне? Сторонам не удалось достичь компромисса, но как минимум над этим вопросом продолжится работа. Уже понятно, что двигаться нужно по пути интеграции двух частей Кипра в том или ином виде. Во время итоговой пресс-конференции Раджеп Тайип Эрдоган подчеркнул необходимость включения турок-киприотов в систему принятия решений по разведке и разработке природных ресурсов на шельфе Кипра.

Способствует этому и международная обстановка. Напомним, что параллельно развивается история с отравлением Сергея Скрипаля. Прямо во время проведения саммита два с лишним десятка европейских стран выдворили российских дипломатов и очевидно, что этими мерами против России дело не ограничится. В этих условиях Европе нужно спокойствие на юге и гарантии того, что количество беженцев из Сирии не будет расти.

В свою очередь, и Турция не заинтересована в полноценной конфронтации с ЕС. По крайней мере, сейчас. В стране налицо перегрев экономики и ухудшение платежного баланса. Его дефицит в Турции по итогам января этого года составил 50,6 млрд долларов, что на треть больше, чем в январе прошлого (33,6 млрд долл.). Ведущие мировые экономисты уже говорят о том, что если Анкара ничего не предпримет, турецкую лиру ожидает стремительное падение. Поэтому Эрдогану срочно нужен очередной транш от ЕС, хоть формально он должен пойти на обустройство беженцев.

— В Турции находятся уже почти 4 млн беженцев из Сирии. Мы ожидаем следующий транш европейской помощи. Пока мы получили только 1,8 млрд из обещанных 3 млрд евро. Эти деньги помогут нам улучшить жизнь этих беженцев, — заявил по итогам саммита президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган.

Не менее важно для Эрдогана и предоставление Турции безвиза, это было бы отличной темой для его предвыборной кампании в 2019 году, но ЕС пока временит. Евробюрократам не нравятся решительные действия турецкого правительства по ликвидации сети FETO и противодействие курдской PKK.

Как видим пространства для переговоров и компромиссов предостаточно, ведь промедление пойдет во вред и Анкаре, и Брюсселю.

Роман Кот

QHA