КИЕВ (QHA) -

(Продолжение. Читайте первую и вторую части тематического обзора.)

Настроения — пророссийские, ориентация — проевропейская

В советское время остряки называли Югославию самым веселым бараком в лагере социализма. При этом никогда не бывавшие там эрудиты любили приводить параллели между республиками Советского Союза и югославскими автономиями. Определенное сходство, конечно, есть. Если прозападная Словения напоминает республики Балтии, а Хорватия — Украину, то Сербия — в какой-то степени альтер эго России. Но аналогии всегда хромают, в том числе при сравнении Москвы и Белграда.

Поначалу распад Югославии, ознаменовавшийся несколькими войнами, казался намного более драматичным, чем распад Союза, однако события в Приднестровье, Карабахе, Грузии и Украине продемонстрировали общность сценариев расставания метрополий с колониями. Великодержавный шовинизм «главной» нации — не только живительное топливо в пожаре вооруженных конфликтов, но и «духовная скрепа» для мобилизации сил неоколониального реванша.

Тем не менее, практически все республики бывшей СФРЮ стремятся в НАТО и в ЕС. Словения и Хорватия (как и соседняя Албания) уже вступили в Евроатлантический оборонный альянс, Черногория станет его членом в конце мая на саммите НАТО, вступление других балканских стран — лишь вопрос времени. Не заладилось с НАТО, со времен бомбардировки Белграда, лишь у Сербии, но об этом — ниже.

Несмотря на такой устойчивый геополитический тренд, на пути евроинтеграции балканских стран зримо и незримо стоит Россия, разыгрывая славянскую и православную карту.

Не скупятся в Скупщине на обструкции

Этой весной Верховный представитель ЕС по иностранным делам Федерика Могерини осуществила мониторинговый тур по Балканам. Наименее тепло, и даже с элементами обструкции, ее встретили пророссийские силы в сербском парламенте — Скупщине.

Акция была задумана как старт президентской кампании лидера сербских радикалов Воислава Шешеля, одиозного политика времен югославских войн, личностью которого живо интересовался Международный трибунал по бывшей Югославии. Представители его политсилы и движения «Двери» пытались прервать выступление Могерини возгласами «Сербия не верит Брюсселю!», «Сербия, Россия — мы не нуждаемся в ЕС!».

Подобные сюжеты — любимая картинка российского телевидения, после рассказов о «кровавой киевской хунте», конечно.

Жесткая позиция России относительно признания Косова вернула ей лавры «защитника» интересов православных наций на Балканах. Главные месседжи просты: Россию и южных славян (сербов, черногорцев, македонцев) связывают особые отношения, поэтому Россия заботится об их интересах. Запад же принимает сторону албанцев, боснийских мусульман и хорватов.

Таким образом, Сербия и сербские сообщества в Косове, Боснии и Черногории стали плацдармом для усиления влияния Москвы в регионе. Как отмечают обозреватели, деятельность пророссийских организаций значительно активизировалась в 2014 году. Примечательно, что именно в том году Сербия начала официальные переговоры о вступлении в ЕС.

Основными каналами влияния России являются медиа, образовательные институции и православная церковь. Согласно отчету белградского Центра евроатлантичних исследований (май 2016 года), 110 зарегистрированных неправительственных организаций, ассоциаций и медиаресурсов страны непосредственно связаны с русским лобби.

В 2015 году на сербский медиарынок вошел ряд русских изданий и телеканалов, в частности Russia Today и Sputnik, которые не только поддерживают позитивный имидж РФ, но и распространяют фейки и конспирологические теории. Также русский контент внедряется через сербские медиаканалы.

Тем не менее, статистика упорно фиксирует дрейф страны к западному миру. Сербов, которые поддерживают интеграцию в ЕС (43%), по-прежнему больше, чем тех, кто выступает против (35%). Особенностью страны является то, что сербы теряют веру в процесс в целом. 41% опрошенных граждан считают, что Сербия никогда не станет членом ЕС. Вероятно, такой скепсис основывается на политике двойных стандартов Европы, проявляющейся, например, по отношению к Турции, которая уже полвека остается кандидатом в ЕС, при этом являясь членом НАТО с момента его создания.

В ответ на двойные стандарты — парад лицемерия

О двойных стандартах Европы и США много говорил «балканский Феллини» Эмир Кустурица в своих фильмах, а еще больше — в мемуарах и многочисленных интервью для прессы.

Но тут стоит отметить, что стандарты Москвы, а порой и Белграда, по отношению к оторвавшимся от бывшей империи народам — куда более лицемерны, поскольку сочетают современную гибридную пропаганду с античным принципом «разделяй и властвуй».

Ведь не идет ни в какое сравнение товарооборот бывших югославских республик со странами ЕС и с РФ. С последней — он просто мизерный. 60-70% торгового оборота Сербии приходится на страны ЕС, и только 6-7% — на Россию. Похожее соотношение — и в капиталовложениях, банковской сфере, СМИ.

Показательно, что в сербских медиа редко появляются материалы о помощи ЕС, зато «помощь» России освещается неизменно широко.

Эксперт Института мировой политики Дарья Гайдай на тематической пресс-конференции в «Главкоме» отметила:

— Моральная и дипломатическая поддержка Москвы в вопросе Косова для многих сербов весомее реальной экономической помощи, которую предоставляет ЕС на пути евроинтеграции Сербии.

Вероятно, это объясняется тем, что экономическая помощь осуществляется по линии анонимных бюрократических структур, тогда как политика всегда персонифицирована: не случайно до сих пор Путин в Сербии — самый популярный иностранный политик.

В январе 2017-го сербские таблоиды прониклись возможностью «большой сделки» между Дональдом Трампом и Владимиром Путиным, в частности возможностью «обмена» (то есть взаимного признания) Косова на Крым.

Следует отметить, что влияние российской пятой колонны на Балканах объяснимо еще и желанием элиты РФ прочно обосноваться в регионе. Причем в буквальном смысле. Многие функционеры Газпрома и коррумпированные силовики по дешевке скупают недвижимость в Юго-Восточной Европе, где она значительно дешевле, чем в Западной.

— Чтобы изменить ситуацию в целом, целесообразно увеличить «видимость» ЕС в регионе. Другими словами, недостаточно просто выделять средства на проведение реформ — необходимо, чтобы население знало о помощи ЕС, чувствовало поддержку ЕС и включенность Брюсселя в проблемы региона, — считает Дарья Гайдай, опубликовавшая свои «балканские тезисы» в одном из аналитических изданий.

Это мнение подкрепляется и общим западным трендом страны. Сербия с начала века постоянно «вестернизировалась». Латиница стала использоваться чаще, чем кириллица, а английский сейчас — основной иностранный язык. Мобильные телефоны и кредитные карты используются практически везде. Германия и Италия стали важнейшими торговыми партнерами страны, а членство в ЕС остается первоочередной целью ее внешней политики, как при президенте Вучиче с 2014 года, так и при его либеральном предшественнике Борисе Тадиче.

В 2012 году Сербию признали страной-кандидатом, с 2014 года ведутся переговоры о вступлении. В 2009 году был отменен визовый режим для стран шенгенской зоны. Сербия получила займ от Всемирного банка и МВФ на условии проведения экономических реформ.

За последние годы Сербия существенно уменьшила число государственных служащих и снизила субсидии госпредприятиям. Экспорт стимулируется низким курсом динара, импорт — снижением цен на электричество. Инфляция низкая, а прирост — относительно хороший (примерно 3%). Страна также принимает крупные инвестиции, в первую очередь в трудоемкие отрасли. Китай инвестирует в инфраструктуру, предприятия из ОАЭ купили государственную авиакомпанию Air Serbia и вкладывают сейчас деньги в огромный роскошный строительный проект Belgrade Waterfront, ИКЕА в этом году собирается открыть универмаг в Белграде, открытие еще пяти запланировано в других городах страны.

В ЕС идем, а НАТО нам не надо!

Почти все постсоциалистические страны приобщились к западным ценностям с помощью нехитрого алгоритма: сначала вступили в Североатлантический оборонный альянс, а после стали кандидатами в ЕС. У некоторых стран «кандидатский стаж» тянется десятилетиями. А официальный Белград демонстрирует противоположный подход.

Победивший в первом же туре (с результатом в 55% голосов поддержки) на апрельских президентских выборах Александр Вучич недавно заявил, что Сербия не планирует вступать в НАТО:

— Сербия, вступив в НАТО, решила бы многие свои проблемы, но такой шаг противоречил бы воле 75% населения страны, — цитирует слова Вучича, сказанные им на лекции на факультете безопасности Белградского университета, местная  газета «Политика».

В этой связи, по словам Вучича, Сербии имеет смысл поддерживать военный нейтралитет, чтобы вступить в Европейский Союз, сохранив при этом наилучшие отношения с Россией и Китаем.

— До сих пор нам это удавалось. Мы слышали признания Путина и Рогозина, что Россия и Сербия никогда не имели лучших отношений, чем сегодня. Из США и ЕС говорят, что никогда у нас не было более тесного сотрудничества, а об отношениях с Китаем я даже и не говорю, — отметил Вучич.

Ранее правительство Сербии приняло решение о создании Национального совета по сотрудничеству с Россией и Китаем, который возглавит уходящий президент республики Тимослав Николич. Предполагается, что совет станет межведомственным органом, который будет отвечать за сотрудничество Белграда с Москвой и Пекином в самых разных областях.

Томислав Николич на недавней встрече с белорусским президентом Александром Лукашенко (во время своего визита в Минск) не исключил, что аналогичная его роль может быть формализована и в отношении сотрудничества Сербии с Белоруссией.

Как известно, у России есть разведывательная база в южной Сербии, где она вместе с Белоруссией проводила военные учения. Недавно РФ передала Сербии множество бронетранспортеров и шесть истребителей МиГ-29, которые сделали ВВС страны сильнейшими в регионе. В перспективе Сербия планирует купить у России или Белоруссии зенитно-ракетные комплексы С-300.

Однако российское влияние не следует преувеличивать. Сербия получает оружие и от США, а совместные учения чаще проводит с НАТО, чем с Россией. То есть в своей политике безопасности Сербия балансирует между западными странами и Россией, называя себя нейтральной.

Некоторые эксперты полагают, что интерес России к Балканам — исключительно прагматический и ограничивается работой собственного нефтегазового комплекса.

— Российской госкомпании «Газпром» принадлежит больше половины акций энергопредприятия «Нафта Индустрия Сербии» (НИС), которая вносит примерно 17% в сербский бюджет, констатировал в беседе с журналистом «Немецкой волны» эксперт берлинского фонда «Наука и политика» Душан Рельич.

И тут мы имеем очевидный парадокс, о котором говорят все наблюдатели.

— Все сербские партии, даже из противоположных лагерей, понимают: для того, чтобы успешно выступить на выборах, надо съездить в Москву и сделать селфи с Путиным. Это уже можно проследить на нескольких последних выборах, это закономерность, — зафиксировал особенности нынешнего политического предвыборного «туризма» эксперт института Европы РАН Павел Кандель.

Однако конвертировать симпатии в реальные политические дивиденды сложно.

— Симпатии к России растут, но почему-то те люди, которые симпатизируют ей, голосуют все-таки за Вучича, а не за те партии, которые выставляют себя как более пророссийские, — отмечает российский эксперт, добавляя, что большинство прокремлевских партий маргинальны, и шансов, что они придут к власти, немного.

Жители сербского города со звучным названием Рашка в октябре прошлого года именно так поздравили с днем рождения президента РФ.

— Сербия — страна, где общественное мнение неоднородно. Есть часть населения, которая видит традиционного союзника в России. Но есть и часть населения, которая очень критически относится к системе Путина именно потому, что его позицию в вопросах защиты прав человека и демократии в Европе не разделяют, — резюмирует Душан Рельич.

Как видим, в Сербии проводится политика балансирования между Кремлем и Западом, с неспешным дрейфом в сторону последнего геополитического центра.

Самая большая проблема этой балканской страны — глубоко укоренившийся национализм, связанный с Косово и стимулируемый Россией. Память о поражении от османов на Косовом поле заботливо культивируется, как и бомбардировки НАТО в 1999 году, после которых Косово стало отдельным государством. Националисты постоянно проводят демонстрации против НАТО у стен парламента, и присоединение к НАТО считается политически невозможным.

Обозреватель шведской газеты Utrikesmagasinet Ингмар Олдберг прогнозирует возможные последствия нарушения нынешнего равновесия сил:

— Если сербские националисты захотят сделать ставку на завоевание территорий при поддержке России, это станет разрывом с ЕС и приведет к экономическому кризису. Протесты на улицах Белграда могут тогда разрастись, как это было в 2000 году, когда лидера социалистов Слободана Милошевича отстранили от власти, и как в 2014 году это произошло с президентом Украины Виктором Януковичем.

Судя по нынешнему характеру внешней политики Кремля, несложно предположить, что Россия рассчитывает именно на такой сценарий развития ситуации на Балканах. Более вероятным его может сделать усиление внутренних проблем Европейского Союза и доминирование евроскептицизма в умонастроениях европейцев, искусственно подогреваемые и культивируемые извне.

В заключение отметим, что упомянутая в материале Федерика Могерини, Верховный представитель ЕС по иностранным делам, именно с целью устранения подобных настроений у лидеров стран Балканского полуострова 24 мая провела с ними  неформальную встречу в Брюсселе. Как сообщают СМИ, в ней приняли участие премьер-министры Сербии Александар Вучич, Черногории Душко Маркович, Албании Эди Рама; президент Совета министров Боснии и Герцеговины Денис Звиздич; Иса Мустафа, которого недавно отправили в отставку с поста премьер-министра Косова, и получивший мандат на формирование нового правительства Македонии Зоран Заев.

И хотя официальной темой мероприятия была заявлена безопасность региона после Югославской войны (именно Европа выступала в свое время гарантом спокойствия и мира на Балканах), однако эксперты считают, что основным вопросом встречи являлась именно евроинтеграция.

Сообщается, что в ходе беседы Могерини призывала лидеров региона активизировать усилия, чтобы оправдать ожидания граждан своих стран и приблизить европейское будущее для всех государств Западных Балкан.

Александр Воронин, Роман Кот

ФОТО: интернет

(Окончание следует)

В заключительной статье нашего балканского цикла мы расскажем о ситуации в наиболее удаленных от российского влияния странах региона — Хорватии и Словении.

QHA