КИЕВ (QHA) -

19 декабря Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию, осуждающую нарушения прав человека в оккупированном Россией Крыму. В отличие от предыдущего, принятого год назад, новый документ признает ситуацию в Крыму продолжающейся оккупацией и международным вооруженным конфликтом. Кроме того, резолюция требует от России "полностью и немедленно" выполнить постановление Международного суда ООН в деле “Украина против России” от 19 апреля этого года о временных мерах, в частности возобновить деятельность Меджлиса крымскотатарского народа.

Также резолюция осуждает принудительное присвоение жителям Крыма российского гражданства и насильственный призыв крымчан в армию РФ, что противоречит женевским конвенциям, запрещающим государству-оккупанту принимать на службу в армию жителей оккупированных территорий.

Без сомнения, принятие резолюции на уровне Генассамблеи ООН является большим достижением для Украины, но с другой стороны, документ поддержало меньше стран, чем хотелось бы. За принятие резолюции проголосовали 70 стран, против — 26, а воздержались — 76.

И если к воздержавшимся претензий мало, то относительно тех, кто проголосовал против этого важнейшего для Украины документа, нужно сделать соответствующие выводы.

QHA попыталось разобраться в мотивах каждого из государств-противников защиты прав человека в Крыму.

Итак, против резолюции выступили: Армения, Беларусь, КНДР, Бурунди, Камбоджа, Китай, Эритрея, Индия, Иран, Мьянма, Кыргызстан, Никарагуа, Казахстан, Венесуэла, Филиппины, Россия, Сербия, Уганда, Южная Африка, Зимбабве, Узбекистан, Таджикистан, Сирия, Судан, Боливия и Куба.

Попутчики Кремля

Против осуждения России высказалась половина бывших членов Советского Союза. Армения, несмотря на резко усилившийся проевропейский вектор внешней политики, все-таки остается критически зависимой от РФ в сфере безопасности, фактически будучи зажата между Турцией и Азербайджаном, поэтому выбора у Еревана фактически не было.

Беларусь, хотя и позиционирует себя как посредника, но ее экономика завязана на экспорт в РФ, особенно взросший с введением антироссийских санкций, а в сфере безопасности, как показали учения Запад-2017, армия страны уже фактически подчинена российскому командованию. Исходя из этого, позиция режима Лукашенко ни у кого не должна вызывать иллюзий.

Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан, несмотря на то, что являются тюркскими странами и должны бы выступить в защиту крымских татар, тесно интегрированы в Евразийское экономическое сообщество с Россией. Украина же очень сильно сдала и без того не очень прочные позиции в Центральной Азии. Поэтому здесь без сюрпризов.

С Китаем ситуация немного сложнее. Во время большинства голосований в Совбезе ООН КНР придерживалась нейтралитета и, как правило, воздерживалась. Но с началом реализации китайского проекта “Пояс и путь” по созданию транспортных коридоров в Европу, большая часть которых проходит по территории России, не говоря уже о колоссальном проникновении КНР в Сибирь, КНР все больше играет на стороне Кремля. К тому же в самом Китае далеко не все идеально с правами человека.

Это же относится и к Индии. Если отношения с Украиной у этой страны довольно ограничены, то Россия является одним из главных поставщиков вооружений для индийской армии. Кроме того, в Нью-Дели очень дорожат сотрудничеством с Москвой в сфере безопасности через организации Шанхайской организации сотрудничества и БРИКС (Бразилия, Индия, Китай, Россия, Южная Африка).

Сербия официально декларирует стремление к интеграции с ЕС и приверженность демократическим ценностям. Тем не менее, в этой стране все еще очень сильна память о событиях 90-х, когда в череде конфликтов распался балканский мини-СССР, в котором доминировали именно сербы. Все это, помноженное на исторически тесные связи с Россией, и привело к тому, что она выступила против резолюции.

ЮАР является одним из важнейших партнеров России в Африке.  Кроме того, две страны ведут постоянный диалог и сотрудничают в десятках проектов по линии БРИКС. С Украиной Южно-Африканскую республику связывает разве что несколько контрактов на поставку угля, да и то краткосрочных. По всей видимости, ЮАР просто сделала услугу российским партнерам.

Венесуэла, наладившая отношения с РФ еще при одиозном Уго Чавесе, уже длительное время переживает острый экономический и политический кризис, вызванный падением цен на нефть. От окончательного краха страну спасают только финансовые вливания из Китая и России. По некоторым данным, с 2006 года Россия предоставила Венесуэле около 17 млрд долларов. В обмен РФ получила доступ к нефтяным месторождениям Венесуэлы, оборонные заказы, и абсолютную лояльность в международных организациях, в том числе и в Генассамблее ООН.

Диктаторы и военные преступники

Если с вышеупомянутыми странами еще можно работать, то другая группа государств, проголосовавших против резолюции по Крыму, — откровенные «отморозки» в мировой политике.

В отношении Северной Кореи, которая в последнее время превратилась в едва ли не концентрированное воплощение мирового зла, ситуация понятна. После того, как международное сообщество ввело против КНДР санкции, страна во многом действует просто во вред любым конструктивным международным инициативам, не говоря уже о том, что РФ является одним из немногих торговых партнеров режима Ким Чен Ына.

Иран также традиционно всегда и везде голосует против любых инициатив по защите прав человека из-за своих внутренних проблем. Кроме того, у Москвы есть свои рычаги давления на Тегеран, главным образом в Сирии. В то время, как Украина только наращивает сотрудничество с исламской республикой.

Режим Асада, ведя войну против собственного народа, давно бы был уничтожен, не будь российской и иранской помощи наемниками, оружием, и, в случае с РФ, прямой военной поддержки. За это Сирия готова голосовать по указке Москвы в ООН за что угодно.

Говоря о мелких африканских странах — Бурунди, Эритрее, Уганде и Зимбабве, необходимо отметить, что они в принципе против любых упоминаний о защите прав человека где бы то ни было, что, впрочем, типично для Африки. В Эритрее с 1993 года правит военный диктатор Исайяс Афеверки. В Судане Омар аль-Башир — с 1989 г., в Уганде Йовери Кагута Мусе́вени — с 1986 г., в Бурунди Пьер Нкурунзиза моложе всех — с 2005 г. Во всех этих государствах за решеткой находятся десятки тысяч политзаключенных, отсутствует свобода слова и массово нарушаются права граждан. В Зимбабве же только что произошел военный переворот против многолетнего одиозного диктатора Роберта Мугабе, впрочем, на смену ему пришла просто другая часть правящей элиты.

Главным стимулом Мьянмы выступить против, ввиду отсутствия активных связей что с Украиной, что с Россией, стали печально известные массовые этнические чистки в отношении народности рохинджа в этой стране. Демократическое правительство во главе с лауреатом Нобелевской премии мира Аун Сан Су Джи опасается, что когда-нибудь такую же резолюцию примут и против него.

Немного особняком стоят Филиппины. Президент страны Родриго Дутерте — важный союзник США в Восточной Азии и достаточно эффективно ведет борьбу с терроризмом, который расцвел на юге страны. Он известен массовыми казнями наркоторговцев, коих уже извел несколько тысяч, часто без суда и следствия. Правозащитники отмечают все ухудшающуюся ситуацию с правами человека в этой стране. По всей видимости, как и в случае с вышеупомянутыми странами, Филиппины тоже просто опасаются подобных резолюций в свой адрес.

В сухом остатке, на сторону России при голосовании за украинскую резолюцию в Генассамблее ООН встали либо откровенно людоедские режимы, возглавляемые диктаторами, либо страны, критически зависимые от РФ,  — к сожалению, их немало. Нужно отметить и другую тревожную тенденцию — большое количество государств, воздержавшихся от голосования. Конечно, по большей части это отдаленные, мелкие страны, но голоса таких влиятельных игроков, как Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты и Южная Корея, привлекли бы дополнительное внимание к нарушению прав человека в оккупированном Крыму.

Роман Кот

QHA