КИЕВ (QHA) -

Новый 2018 год принес нестабильность в Северную Африку. Волна массовых протестов охватила почти все крупные города Туниса. Изначально митинги проходили мирно, но уже с понедельника 8 января они приобрели более ожесточенный характер, угрожая ввергнуть Тунис в хаос. Уже сейчас более 800 протестующих арестованы, а один погиб.

Недовольство народа вызвал новый закон о финансах, который вступил в силу с 1 января и привел к стремительному росту цен и большой инфляции. Ситуацию усугубляет то, что большинство продовольствия страна импортирует. Кроме того, с нового года правительство повысило цены на бензин и налог на автомобили, обложило дополнительным сборами мобильных операторов и интернет-провайдеров, которые, как и полагается бизнесу, переложили дополнительные расходы на простых обывателей.

Все эти меры правительство реализовало в рамках реформ, по требованию МВФ, с которым открыло в начале 2017 года четырехлетнюю кредитную программу на 2,8 млрд долларов.

Ситуацию усугубляет то, что правительство даже и не думает идти на уступки демонстрантам и отменять, даже частично, принятые меры.

— Люди должны понять, что ситуация необыкновенная, и у их страны есть трудности, но мы считаем, что 2018 год станет последним трудным для тунисцев годом, — заявил 11 января премьер-министр Туниса Юсеф Шахед.

Но ситуация все больше выходит из-под контроля.

История (не)успеха

Тунис считается едва ли не единственным успешным примером установления демократии после Арабской весны. Да, по сравнению с другими странами региона, это едва ли не единственный образец эффективно действующей демократии в Северной Африке. Соседняя Ливия де-факто прекратила существование, распавшись на ряд управляемых местными варлордами территорий, в Египте у власти военный диктатор, а в Йемене который год продолжается гражданская война, усугубленная иностранной интервенцией. Но в Тунисе далеко не все так гладко.

Экономика Туниса находится в глубоком кризисе со времен падения режима Зин Эль Абидина Бен Али в 2011 году, до того 24 года правившего страной. С того времени в стране сменилось 9 правительств, которые, впрочем, не добились значительных успехов в преодолении системного экономического кризиса в стране. При всем этом, отметим, что парламент Туниса действует стабильно с 2014 года.

Последнее по счету правительство было сформировано коалицией светской центристской партии Нидаа Тунис (Призыв Туниса, — ред.) и умеренно-исламистской Ан-Нахды — возглавляется Юсефом Шахедом. В свой 41 год он является самым молодым главой правительства и имеет репутацию технократа.

И дела у него не очень. Хотя страну и удалось спасти от экономического краха, на протяжении последних лет рост тоже оставался минимальным. По данным Euler Hermes, в 2016 году ВВП Туниса вырос всего-навсего на 1,3%, а в 2017 — только на 2%, с таким же прогнозом и на этот год.

Показатель безработицы по состоянию на конец 2017 года составил более 15%, при этом среди молодежи он традиционно намного выше. Дефицит бюджета на 2018 год составит 4,9 %, а в 2017 он был более 6%. Для его покрытия у властей нет других средств, кроме кредитов Международного валютного фонда. Но он, в свою очередь, требует жестких реформ, о части из которых уже было сказано выше. Кроме того, МВФ требует, чтобы власти Туниса на четверть сократили государственный аппарат с 800 до 600 тыс. человек.

В этих условиях в стране потихоньку происходит возвращение старых кадров и сторонников режима Бен Али. В сентябре Юсеф Шахед почти на половину изменил состав правительства, заменив 13 из 27 министров. Из них трое занимали высокие посты при предыдущем режиме.

Что дальше

Протестная активность только нарастает. Оппозиционные партии уже спешат воспользоваться ситуацией. Так, 12 января лидер главной оппозиционной партии “Народный фронт” Хамма Хаммами заявил, что его политическая сила всецело будет поддерживать протестующих.

— Мы останемся на улице и будем увеличивать масштабы протестов до тех пор, пока не будет отменен несправедливый закон.

Между тем растет и агрессивность демонстрантов. 11 января протестующие сожгли штаб правоохранителей в городе Тала и вынудили полицию отступить оттуда.

Важным моментом, который определит дальнейшее развитие событий, будет воскресенье 14 января, на которое запланирована масштабная акция, приуроченная к седьмой годовщине падения режима Бен Али.

Судя по действиям правоохранителей, они избрали ту же модель поведения, что и их иранские коллеги немногим ранее — не давить мирные акции и жестко пресекать беспорядки.

То, каким образом закончится кризис, будет определяться еще одним фактором. На 2019 год в Тунисе пройдут президентские выборы, подготовка к которым идет уже сейчас. Главными кандидатами выступают премьер-министр Шахед и сын действующего президента Беджи Каида Эс-Себси — Хафед, занимающий сейчас пост генерального секретаря Нидаа Тунис. Пока до выборов еще много времени, премьер намерен по-быстрому провести болезненные реформы, пусть даже и вызывающие сопротивление у народа, и под занавес выборов, когда они дадут первые результаты, получить пост главы государства.

Этой же цели служит и антикоррупционная кампания, развязанная им в июне. По некоторому стечению обстоятельств, большинство задержанных связаны с кланом президента. Сейчас президент лишился большой части своих финансовых якорей, которые должны были обеспечивать финансирование президентской кампании его сына. В связи с этим отметим, что несмотря на то, что протесты продолжаются уже более недели, глава государства до сих пор не обозначил свою позицию, давая возможность народному возмущению сосредоточиться на премьере-реформаторе.

Роман Кот

QHA