КИЕВ (QHA) -

После российской аннексии Крыма и вторжения на Донбасс, Украина пережила значительный спад во внешней торговле, но по мере того, как социально-экономическая обстановка стабилизировалась, украинский бизнес все активнее восстанавливает утраченные позиции на многих направлениях. Одним из них является Ирак, который, так же как и Украина, стабилизировал внутриполитическую ситуацию и восстанавливает экономику.

— Сотрудничество Украины с Ираком имеет давние исторические и культурные традиции. Ирак — это одна из самых крупных стран Ближнего Востока и находится она на пересечении транспортных артерий и торговых маршрутов между Европой и Азией, - заявил на украинско-иракском бизнес-форуме 23 ноября президент Торгово-промышленной палаты Украины Геннадий Чижиков.

Товарооборот между Украиной и Ираком до сих пор не восстановился до уровня, который был перед российской агрессией, хотя и демонстрирует положительную динамику. Так, если в 2013 г. объемы торговли между нашими странами приближались к 900 млн долл., то в 2016 году они составили только 375 млн долл. В 2017 году ситуация немного улучшилась. За 9 месяцев товарооборот увеличился на 32%. Кроме того, Багдад является центром международной торговли. Некоторые товары, которые идут в эту страну из Украины, направляются дальше в другие арабские страны.

При этом, все это является почти исключительно украинским экспортом, а иракские поставки в Украину составляют не более 100 тыс. долл.

При этом важно, что в отличие от многих других стран, предпочитающих экспорт сырья из Украины, Ирак более интересуют продукты с добавленной стоимостью. Хотя власти страны и пытаются развивать свою промышленность и производство, но вследствие войны и некоторых других факторов они вынуждены закупать большую часть продукции. И огромная часть поставок идет именно из Украины. Это металл, строительные материалы, продукты питания.

— Ирак очень заинтересован покупать в Украине не только сырье, но и полуфабрикаты, и готовую продукцию с высокой степенью добавленной стоимости. Именно это должно заинтересовать украинских производителей, ведь это очень большой и перспективный рынок, — считает первый вице-президент ТПП Михаил Непран.

Для современного мира это сравнительно небольшие объемы, но дело в том, что только часть украинско-иракской торговли осуществляется напрямую.

— Неофициальный товарооборот, который идет через третьи страны, прежде всего, Турцию и Объединенные Арабские Эмираты, гораздо выше - он порядка 3-5 миллиардов долларов, — рассказал QHA представитель ТПП Украины в Ираке Алексей Солоненко.

По словам Геннадия Чижикова, наличие посредников приводит к тому, что большая часть прибыли оседает в третьих странах, вместо того, чтобы участвовать в экономиках Украины и Ирака.

— Такая статистика свидетельствует о недостаточной активности украинских и иракских партнеров в развитии торговли. Ведь объективно возможности для бизнеса есть, — считает Чижиков.

Объективно этому способствуют несколько факторов, которые все еще остаются барьерами в украинско-иракском бизнес-сотрудничестве.

Проблемы и барьеры

В связи с тем, что на значительной территории Ирака долгое время хозяйничали террористы ИГИЛ, Украина ввела ограничения для иракцев на посещение Украины. В частности, практически не открываются туристические визы, а бизнес-визу можно получить только через проверенные аккредитованные в посольстве структуры.

— У нас возникли трудности с въездом в Украину в Борисполе. Мы не сталкиваемся с такими проблемами в других странах Европы, — рассказал QHA председатель Иракско-Украинского делового совета Аббас Аль-Нури.

С одной стороны, для Украины вопросы безопасности на первом месте, но с другой — это в определенной степени сдерживает иракских предпринимателей. Правда, в скором времени ситуация, возможно, изменится, так как Исламское государство наконец-то было выдавлено с территории Ирака.

Также частично сдерживает совместное сотрудничество и то, что между Украиной и Ираком нет прямого банковского сообщения и все переводы идут через страны-посредники.

— Сейчас очень актуальным является вопрос взаиморасчетов и финансовых операций между двумя странами, — рассказал QHA Непран.

Здесь должны поработать юридические и финансовые компании, чтобы создать эффективные механизмы взаиморасчетов между предпринимателями без использования банков третьих стран.

Кроме того, есть некоторое недопонимание в подходах к ведению бизнеса.

— Украинские бизнесмены не очень понимают подход иракцев, а иракские предприниматели не совсем понимают украинцев, — считает Алексей Солоненко.

Перед тем, как приступить к конкретным переговорам, иракские бизнесмены предпочитают провести несколько формальных встреч, чтобы присмотреться к партнеру. Поэтому излишнее усердие и поспешность, так характерные для украинских предпринимателей, могут отпугнуть партнеров.

Перспективы сотрудничества

Для украинского бизнеса в Ираке открываются большие перспективы в качестве подрядчиков в восстановлении страны после разрушений, причиненных ИГИЛ. Больше всего выделяется средств на освобожденный Мосул, почти уничтоженный город-миллионник, реконструкция которого является делом престижа для багдадского правительства.

Так, в июне правительство Ирака обнародовало 10-летний план реконструкции страны на сумму 100 млрд долл. США, который, планируют начать реализовывать уже с начала следующего года. Первый этап проекта продолжится до 2022 года, а второй планируется с 2023 до 2028 года.

При этом власти Ирака всячески дают понять, что заинтересованы в сотрудничестве с украинскими компаниями в этом направлении. В частности, 22 ноября министр планирования Ирака Салман Али Аль-Джумайли призвал украинские корпорации принять участие в восстановлении районов, освобожденных от ИГИЛ. По его словам, они должны извлечь выгоду из инвестиционных возможностей в Ираке.

— Шансы есть у любых украинских компаний, нужно просто обратить больше внимания и проанализировать информацию относительно реальной ситуации в этой стране и активнее использовать те инструменты, которые сегодня есть, — считает Алексей Солоненко.

Ирак является второй в ОПЕК страной по объему добычи углеводородов. Поэтому в контексте диверсификации поставок энергоресурсов Украине наиболее интересны поставки сжиженного природного газа (СПГ) из Ирака. В отличие от других стран Персидского залива, газ раньше не являлся значимой статьей иракского экспорта, но ситуация постепенно меняется. В 2016 году была построена соответствующая инфраструктура в порту Умм-Каср на юге Ирака. Таким образом, для Украины открываются возможности наладить импорт СПГ морем, о чем сейчас и ведутся переговоры.

Таким образом, для продолжения плодотворного сотрудничества между Украиной и Ираком необходимо наладить прямое двустороннее сотрудничество не только с этим государством, но и со всеми странами Ближнего Востока. Для этого важно устранить те барьеры, которые пока существуют в банковской сфере, и визовые ограничения.

Роман Кот

QHA