КИЕВ (QHA) -

Массовые акции протеста, прокатившиеся в Франции, свидетельствуют о нежелании Французского общества изменяться чтобы быть конкурентоспособным по отношению к партнерам по ЕС. Между тем, осознавая необходимость изменений, президент Франции Эммануэль Макрон намерен протолкнуть ключевую реформу, которая возобновит активный экономический рост пятой французской республики. Ведь помимо внешнеполитических вызовов, одной из главных тем, которые находятся на повестке дня в Франции является социально-экономическое состояние.

Реформа трудового законодательства, об которую сломало копья уже не одно французское правительство, включая и предыдущее, изначально была одним из центральных пунктов программы Макрона наряду с борьбой с коррупцией и преодолением террористической угрозы.

— Нам нужно быстро пройти эту реформу, чтобы первые эффекты ощущались быстро, — заявил в одном из интервью президент Франции.

Но похоже Президент Франции недооценил степень инерции в французском обществе. 12 сентября сотни тысяч французов, протестуя против изменений в трудовой кодекс, вышли на улицы в Париже, Марселе, Лионе, Тулузе, Бордо и Ницце. Общее же их число составило от 220, по данным МВД Франции, до 400 тыс., по данным самих профсоюзов.

Что же вызвало такое недовольство у граждан пятой республики? Для этого необходимо вкратце объяснить почему сфера труда так чувствительна для Франции.

В пятой республике действует едва ли не самое социально-ориентированное законодательство в сфере труда, сложившееся в силу некоторых исторических условий.

Еще с 20-х годов прошлого века профсоюзы под патронажем коммунистической партии Франции, которая до сих пор формально является третьей по количеству членов, профсоюзы неуклонно лоббировали изменения в трудовое законодательство в свою пользу.

В 1936 году впервые в истории страны они добились оплачиваемых отпусков. В 50-х годах рабочая неделя была сокращена с 48 до 40 часов, а в 2000 году —  даже до 35 часов. Однако после распада СССР коммунисты и ориентированные на них профсоюзы оказались без внешней поддержки. в то же время постепенное исчезновение рабочего класса постепенно ослабляет их внутреннюю базу. Тем не менее, как показали протесты, у них все еще сохраняется потенциал поддерживать едва ли не самую социалистическую экономику в Евросоюзе.

С другой стороны, как свидетельствуют данные статистики, такая социально-ориентированная модель на протяжении последних лет демонстрирует свою неэффективность. В Франции один из самых высоких в ЕС уровней безработицы — 9,5%. Ежегодный рост ВВП составляет не более 1%, а внешний долг составляет около 95% ВВП. Таким образом, понимание того, что со сложившимся положением вещей необходимо что-то делать, имеется у многих. Кроме того, реформировать трудовое законодательство настойчиво требует Евросоюз, в особенности Германия.

Так что же намерен сделать Макрон? Прежде всего это уменьшение роли профсоюзов в переговорах об условиях труда. Если сейчас, к примеру зарплаты, должны жёстко соответствовать соглашениям, заключенным на уровне определённых секторов производства между отраслевыми профсоюзами и объединениями предпринимателей, то после реформы предприниматели будут освобождены от необходимости следовать этим соглашениям.

Но едва ли не самое главное нововведение — это упрощение процедуры увольнения работников, которая сейчас является чрезмерно сложной и в некоторых моментах доходит до абсурда. К примеру, перед увольнением сотрудника работодатель должен получить согласие профсоюза.

По мнению, представителей профсоюзов, все это сильно ударит по простым рабочим.

— Это проект, который в первую очередь предназначен, чтобы дать полномочия работодателям, а не защитить сотрудников, — считает генеральный секретарь профсоюзного объединения “Всеобщая конфедерация труда” Филипп Мартинез.

Французского политолог, вице-президент Континентального университета Оливье Ведрин, признавая, что предлагаемые Макроном реформы ударят преимущественно по работникам государственного сектора, считает, что их необходимо проводить для обеспечения общего роста экономики Франции.

— В Франции есть большое сопротивление реформам. Множество людей, прежде всего в государственном секторе против. У них есть много привилегий, и поэтому они не хотят реформ, справедливо опасаясь, что потеряют эти преимущества. Это большая проблема Франции. Сейчас в там происходит большая битва приватного и государственного сектора. Я думаю, что это не последние протесты, — считает Оливье Ведрин.

По мнению французского правительства, все эти нововведения дадут возможность сделать рынок труда Франции более гибким, что будет способствовать экономическому росту и перспективе наоборот увеличит занятость. Но для критиков реформы не очевидно, что либерализация рынка труда приведет к экономическому росту.

— Мы хотим заставить нас поверить, что это новый проект, и это единственное решение для сокращения безработицы, но это ложь государства, — заявил в одном из недавних интервью Филипп Мартинес.

Так или иначе, неоднозначность оценок общества свидетельствует о том, что позиции Эммануэля Макрона в Франции далеко не так прочны, как казалось до того. 

Если в мае этого года рейтинг нового французского президента составлял 62%, то уже в августе только 36% французов готовы были отдать свои голоса за Макрона. По мнению директора Французского института общественного мнения Жерома Фурке, это является своеобразным антирекордом.

— Это самое большое падение рейтинга французского президента за последние 20 лет и это необычно, — считает Жером Фурке.

Сможет ли команда Макрона преодолеть сопротивление и завершить реформу, покажет уже 22 сентября. А за день до этого Францию, по словам лидеров профсоюзов, должны вновь сотрясти протесты, куда более с куда большим количеством участников и, возможно, пострадавших.

Роман Кот

QHA