АСТАНА (QHA) -

В Астане 23-24-го января прошли первые крупные переговоры по урегулированию конфликта в Сирии. Пожалуй, самой важной особенностью этого раунда в Казахстане стало то, что на переговоры прибыли представители 12-ти крупнейших умеренных оппозиционных сил, составляющих вместе около 160 тысяч боевиков. Кроме того, к переговорам присоединились Турция, Россия и Иран, которые выступили не только как инициаторы и организаторы процесса переговоров, но и как стороны-гаранты в затянувшемся сирийском конфликте. Но какой же именно результат принесла двухдневная встреча?

Гладко было на бумаге…

Формально Турция, Иран и Россия договорились о создании трехстороннего механизма по наблюдению и обеспечению соблюдения режима прекращения огня в полуразрушенном государстве. Он предусматривает, что каждая из стран воспользуется влиянием на своего союзника в Сирии, чтобы прекратить кровопролитие.

- Сирийский кризис может быть урегулирован только политическим путем с учетом резолюции СБ ООН под номером 2254. Стороны конфликта заявили о готовности укреплять режим прекращения огня, содействовать минимизации нарушений, сокращать насилие, повышать доверие, а также обеспечить быстрый и беспрепятственный доступ к гуманитарной помощи в Сирии в соответствии с резолюцией ООН под номером 2165 (2014), защите гражданских лиц в Сирии и обеспечению свободного перемещения в Сирии, - сообщил министр иностранных дел Казахстана Кайрат Абдрахманов, зачитывая итоговое коммюнике.

Также читайте на QHA:Раздражение главного союзника Кремля на Ближнем Востоке растет.

Вот только сразу возникает несколько вопросов, ответы на которые покажут, можно ли вообще таким образом добиться прекращения кровопролития.

Проблема доверия

Стоит отметить, что основой любых переговоров является готовность разговаривать и слушать оппонента, как минимум, сев с ним за один стол переговоров. В Астане стороны не смогли сделать даже этого. Так, представители сирийской оппозиции заявили еще в начале раунда, что напрямую с представителями Асада даже не будут говорить.

Но в то же время, они выставили свои основные требования к Асаду через совместную делегацию Турции, России и ООН. В частности, лояльные режиму войска должны прекратить нарушения установленного 30 декабря режима прекращения огня, вывести с территории Сирии проиранские банды наемников, обеспечить доставку гуманитарной помощи в блокированные режимом районы, а также освободить из тюрем женщин, заключенных по политическим мотивам. И уже после этого турецкая и российская делегации изложили эти требования представителям Асада.

Читайте на QHA: Пиррова победа Асада и Путина в Сирии

То есть, непосредственного диалога так и не произошло. Со своей стороны делегация режима также не была ориентирована на конструктив. Кроме того, стоит ли говорить, что даже во время проведения самих переговоров перемирие несколько раз нарушалось? Войска, воюющие на стороне Асада, организовали воздушные и наземные операции в подконтрольных оппозиции районах Сирии – в провинциях Лазкийе, Хама, Алеппо, Дарайа и в Дамаске.

Что делать с террористами?

Другой проблемой является нерепрезентативность делегаций. Понятно, что с террористами никто вести переговоры не будет, и мы ни в коем случае не призываем этого делать, но на уровне факта это нужно зафиксировать. Несмотря на все усилия Международной коалиции по уничтожению Исламского государства и потерю многих важных городов, ИГИЛ все еще остается грозной силой, располагающей десятками тысяч готовых умереть в любой момент террористов, а ряд нетривиальных ходов и технических решений свидетельствует о том, что списывать их со счетов еще рано.

Читайте на QHA: Чего ждать от террористов в 2017-м?

Как показал недавний захват Пальмиры террористами, а также их значительное продвижение против войск Асада в Дейр-ез-Зоре и до сих пор продолжающийся штурм турецкой армией аль-Баба, даже полноценные военные операции с применением всех родов войск не всегда эффективны против них. Подобная же ситуация и с группировкой Джабхат Фатх аш-Шам, официально считающейся филиалом Аль-Каиды в Сирии. По боевому потенциалу они вместе составляют около 40% всей оппозиции.

Курдская проблема

Одним из главных условий, выдвинутых Турцией перед участием в переговорах, являлся полный бойкот и игнорирование сирийских курдов из террористической организации PYD. Как ранее не раз сообщали Крымские новости, по мнению Турции, организации курдов Сирии постоянно взаимодействуют и поддерживают Рабочую партию Курдистана (PKK), которая ведет непрекращающуюся террористическую войну против мирных жителей в Турции.

Читайте на QHA: Многогранный турецкий «Щит Евфрата»

Именно противостояние с PYD стало одним из главных мотивов начала операции Щит Евфрата. Таким образом, очевидным является антагонизм между протурецкими группировками и силами курдов. Учитывая то, что после взятия Эль-Баба для Турции следующим логичным шагом будет наступление в сторону Менбиджа - другого важного города на сирийской территории, который в настоящее время находится под контролем PYD и ее военизированного крыла YPG, возможны столкновения уже между курдами и силами умеренной оппозиции при поддержке Турции. Это автоматически прервет перемирие на севере Сирии. Особенно же этот риск возрастет в ближайшее время, когда можно будет использовать неразбериху в Белом доме – главном патроне курдов, ведь предыдущая американская администрация поддерживала именно их, видя в сирийских курдах главное средство борьбы против ИГИЛ на Земле. Заявления же команды Трампа очень противоречивы по этому вопросу и, судя по всему, Трамп не торопится четко очерчивать свою позицию по этому вопросу.

Как следствие, представители сирийских курдов уже заявили, что не будут признавать результатов переговоров.

- Поскольку мы не принимаем участия в этих переговорах, мы подчеркиваем, что не связаны никакими решениями, принятыми на конференции в Астане, - говорится в заявлении. - Мы, Силы народной самообороны (YPG), считаем, что стороны, которые участвуют или спонсируют эти переговоры, в первую очередь сами являются частью проблемы в Сирии.

Более того, курдские формирования решительно настроены на сохранение своего статуса и продвигают идею “демократических автономных зон, которые сохраняют единство сирийской земли”. То есть, по факту, настроены на создание отдельного государства на территории другого государства с нарушением всевозможных норм международного права.

Подводя итог, отметим, что стороны так и не договорились относительно будущего самого Башара аль-Асада. Россия и Иран однозначно хотят видеть его во главе Сирии до президентских выборов 2018 года. Но против этого выступают Турция и сирийская оппозиция, и именно их позиция определит успех или провал переговоров в Астане. Поэтому не удивительно, что ни делегация оппозиции, ни Асада не подписали итоговое коммюнике.

Более того, никто из внешних игроков не собирается выводить свои войска с территории Сирии. Для Ирана это бы привело к немедленному падению режима, а для Турции – это вопрос собственной безопасности. Так, 24 января вице-премьер-министр Турции Нуман Куртулмуш опроверг информацию о том, что город Эль-Баб вскоре может быть передан силам Башара аль-Асада после того, как оттуда вытеснят ИГИЛ.

- Мы говорили с самого начала, что операция Щит Евфрата является вопросом национальной безопасности Турции, - сказал Куртулмуш, добавив, что операция направлена на устранение террористической угрозы на южной границе страны с Сирией. То, что Эль-Баб будет передан под контроль Башара Асада после его освобождения - неправда.

Примечательно, что сами инициаторы переговоров делегировали на них лиц, занимающих третьестепенное положение, а в некоторых случаях и вовсе каких-то клерков. Так, команда спецпосланника генерального секретаря ООН по Сирии Стеффана де Мистуры и посол США в Казахстане Джордж Крол выступают на переговорах в качестве наблюдателей. Российскую делегацию возглавляет спецпредставитель президента РФ по сирийскому урегулированию Александр Лаврентьев, иранскую - заместитель министра иностранных дел Хосейн Джабери Ансари, турецкую - заместитель советника МИД Турции по делам Ближнего Востока и Африки Седат Онал. В качестве главы делегации правительства Сирии выступает постоянный представитель САР при ООН Башар Джаафари.

Война в Сирии уже давно переросла в фазу, когда непрекращающийся конфликт невозможно решить путем мирных переговоров и компромисса. Продолжающееся беззаконие породили сотни больших и маленьких полевых командиров, которым наплевать на чьи бы то ни было интересы, кроме своих собственных. А интерес у них один – собственное обогащение и власть, пусть даже на небольшой территории. Как показывает удачный и не слишком опыт многих других стран, как то Афганистан, Сомали, Саудовская Аравия, для достижения мира в Сирии и объединения страны необходимо либо физически уничтожить своих противников, либо предложить им такие преимущества, которые бы значительно улучшали их положение. Первое в Сирии в принципе невозможно, а второе – так и не было сделано, а без этого хоть трехсторонние, хоть десятисторонние механизмы наблюдения априори будут неэффективными.

Можно смело говорить, что конфликт в Сирии затянется еще на пару лет. Пожалуй, главным сдвигом в этом процессе является то, что в решении этой проблемы приняли участие за столом переговоров непосредственно государства региона, которые оценивают ситуации на расстоянии вытянутой руки.

Продолжения переговоров запланировано на 8 февраля уже в Женеве и под эгидой ООН, что автоматически заставляет усомниться в дальнейшем развитии процесса урегулирования сирийского конфликта. ООН уже неоднократно доказывала, что справиться со многими вопросами просто не может, а если компромисс и достигается, то в большей степени именно на гуманитарном поприще, но не в политической сфере решения проблем. 

Роман Кот, Настя Белова

QHA