КИЕВ (QHA) -

(QHA представляет читателям третью часть аналитического обзора, посвященного принятию пакета Яровой, первую часть читайте- тут, вторую - тут)

Террор против крымских татар лишь усилится.

Как мы уже сообщали днями, подготовлен Мониторинг соблюдения прав крымскотатарского народа в Крыму. Основной целью исследования, опубликованного на странице Уполномоченного Президента Украины по делам крымскотатарского народа, является реальная оценка состояния соблюдения прав человека в оккупированном Крыму.

Свежий выпуск этого обзора охватывает период с марта 2015-го по 30 июня 2016 года и составлен он был по результатам сбора информации из открытых источников, мониторинга СМИ и сообщений в социальных сетях свидетелей и потерпевших «из первых уст», анализа событий, а также на основе официальных данных.

Не сложно предугадать, что следующий квартальный отчет о российском беспределе в Крыму будет не менее тревожным, поскольку пакет Яровой открывает для крымской марионеточной власти дополнительные возможности.

Сразу после принятия антидемократических законов от Яровой-Озерова,  украинский телевизионный «112 канал» связался с экспертами. Известная российская журналистка Юлия Латынина отметила, что экономические последствия внедрения в жизнь пакета Яровой важнее политических.

С этим абсолютно не согласна руководитель крымской правозащитной группы Ольга Скрипник, которая отмечает, что в новых условиях несообщение о преступлениях открывает широкие возможности для избирательного применения и без того сурового российского закона.

По мнению экспертов Крымской правозащитной группы (КПГ), которую она возглавляет, данный пакет существенно ухудшит положение прав человека в Крыму и позволит усилить политически мотивированное преследование крымчан:

Появится новая уголовная статья 205.6 «Несообщение о преступлении». Она предполагает уголовное наказание от штрафа до лишения свободы на один год для тех, кто не сообщит в уполномоченные органы о том, что ему известно о подготовке или совершении так называемых террористических преступлений. В нынешних реалиях Крыма это довольна опасная статья. 

С другой стороны, учитывая практику работы ФСБ и прокуратуры в Крыму, с использованием этой статьи можно привлечь к ответственности практически любого, например, соседа мусульман, которые арестованы по «делу Хизб ут-Тахрир». Ведь сотрудник ФСБ может предположить, что сосед «точно знал» о деятельности этих людей и не сообщил. 

Понятие экстремизма в законах РФ имеет довольно размытые трактовки и уже сейчас является серьезным рычагом давления на свободу выражения мнений. Теперь с введением уголовной ответственности за «недонесение», в тюрьму могут посадить не только крымских активистов, не согласных с политикой Кремля, но также и их друзей, знакомых и коллег.

«Антитеррористический» пакет увеличивает сроки наказаний по ряду статей. Так, наказание по ст. 205.5 «Организация деятельности террористической организации и участие в деятельности такой организации» (а именно, за участие) увеличивается с «от пяти до десяти» до «от десяти до двадцати» лет лишения свободы. Именно по этой статье проходит большинство крымских мусульман по «делу Хизб ут-Тахрир».

Понятным образом, первыми от пакета Яровой-Озерова могут пострадать оппозиционеры, особенно те, кто засобирался на думские выборы. Естественно, число активной оппозиции в России в последние годы заметно сократилось: кого убили, как Немцова, кто уехал, как Каспаров, кого просто запугали.

Кремль просто мечтает, чтоб число активно несогласных с режимом сократилось до числа советских диссидентов.

Кстати, первоначально термин «диссиденты» или «диссентеры» (англ. dissenters) имел сугубо религиозное значение. Так, в Англии XVI—XVII веков его применяли к членам протестантских групп, противостоявших официальной Англиканской церкви — пуританам, квакерам и т. п. Также они назывались нонконформистами.

В Речи Посполитой после начала Реформации диссидентами стали называть сначала последователей всех христианских исповеданий, а позднее слово «диссиденты» стало обозначать у наших соседей только некатоликов.

Что для Кремля – вера в Бога? Важнее – лояльность кесарю

Есть в пакете Яровой и вопросы, регламентирующие аспекты вероисповедования людей, но и тут заметно, что Кремль больше интересует не столько борьба с религиозным экстремизмом (и связанным с ним международным тероризмом) сколько - традиционное желание любой светской, но авторитарной власти взять под свой плотный контроль деятельность всех религиозных конфессий, поскольку законопроект ужесточает регулирование религиозной сферы.

В частности, документ дает крайне широкое определение «миссионерской деятельности», которой отныне смогут заниматься только зарегистрированные организации и группы. При этом любая миссионерская деятельность вне специально предназначенных для этого помещений запрещена. За нарушения — штраф до миллиона рублей.

Экс-президент Татарстана Минтимер Шаймиев резко раскритиковал принятый Госдумой антитеррористический пакет поправок Ирины Яровой, отметив контекст, в котором он был принят:

- Он принят в спешке и в угаре предвыборной борьбы. И тепер из-за запрета миссионерской деятельности вне культовых сооружений вне закона окажутся обряды мусульман на дому,- заключил госсоветник республики.

Оценивая на заседание Госсовета республики пункты о миссионерской деятельности, он в частности остановился на норме, запрещающей миссионерскую деятельность вне специально предназначенных для этого помещений:

- Каким-то конфессиям это подходит, а другим — нет. Как провести, например, у себя дома ифтар (вечернее разговение в Рамадан у мусульман)? Без молитвы он не сопровождается. Это касается никаха (обряд бракосочетания), поминания усопших родственников — все они проводятся дома. А за нарушение — штраф до миллиона рублей. Что, кто-то должен это контролировать?! Если контролировать — каким образом? - цитирует недоумение высокопоставленного оратора газета «КоммерсантЪ» и продолжает:

- Законом, «разрешено проводить эти обряды в храмах, на кладбищах». "Но если 40 градусов мороза или еще что-то! Или неоднократно намазы читаются",— сказал  Шаймиев, заметив, что "и у других конфессий есть свои особенности".

Про особенности пакета Яровой в оценке думающих православных Дьякон Михаил Кураев в беседе с журналисткой Ольгой Журавлевой на «Эхе Москвы» отметил, что:

― В так называемом «пакете Яровой» есть запрет на конфессиональную анонимность. И это правильно. Если кто-то тебе предлагает участие в какой-то религиозной акции, организация обязана прямо и честно сообщить все свои юридические данные, свое наименование.

То есть,нельзя приглашать людей на вечер христианской музыки. Пожалуйста, пусть вечер лютеранской музыки, католической, православной, баптистской – почему нет? Но просто «христианской музыки» — нет,  как нет просто воды. Есть вода из такой-то скважины, из такой.  Когда вы минеральную или питьевую воду покупаете, вы должны иметь право прочитать на бутылке, откуда она, а не просто «вода питьевая»,- проводит он аналогию.

 А вот на вопрос журналистки о запрете проповеди вне строго очерченных рамок, Михаил Кураев возмущенно заметил:

- Почему из крайности в крайность надо бросаться? Некоторые из этих поправок я сам активно лоббировал в былые времена. И вдруг в дополнение – такое вот. То есть, закон о запрете миссионерской деятельности.

По сути говоря, сегодня закон написан в России так, что некий Иисус из Галилеи не имеет ни малейшего шанса дойти до Москвы и здесь проповедовать, - допускает он смелое сравнение и продолжает, - Получается, что сейчас я могу к себе домой позвать батюшку и просить его освятить мой дом. Это я могу. Разрешается в жилом помещении совершать религиозные обряды. А вот вести религиозные беседы не разрешается.

Павлик Морозов вновь стает примером?

Многие сейчас анализируют: станут ли для Путина «законы Яровой» тем же, чем стали для Януковича законы «16 января». Но, в отличии от политологов, правозащитников интересует практика возможного применения новых новаций от российской Госдумы.

- Одной из главных угроз для соблюдения прав человека в принятом пакете законов являются нормы, которые вводят уголовную ответственность за преступления террористической направленности с 14 лет, - среди прочих опасностей, отметила в вышеупомянутом заявлении Крымская правозащитная группа, - Теперь детей в возрасте 14 лет могут приговорить к наказанию вплоть до одного года лишения свободы за «несообщение» о готовящемся собрании в поддержку отмены запрета Меджлиса крымскотатарского народа.

Вполне возможно, что вся та технологическая часть пакета Яровой, связанная с тотальным контролем за телефонными разговорами и за посланиями в Интернете, о которой мы писали в предыдущем обзоре, – не более, чем зондаж общественной мысли: съедят ли россияне безропотно подробные ограничения в сфере контроля за свободой слова и образом мысли? Если негодование будет массовым, то тогда «мудрый руководитель» отменит наиболее одиозную часть законопроектов.

И тогда все облегченно вздохнут, уже не обращая особого внимания на то, что другие нормы войдут в действие, в том числе, и те, которые будут способствовать массовому «стукачеству». Может, их тоже потом отменят, а привычка к доносам останется…

А еще появится в правовом поле России и в массовом сознании россиян ХХІ века та двусмысленная ситуация,  которая знакома сейчас лишь юристам и историкам, изучающим правовую практику времен Сталина и Брежнева.

В частности, Конституции СССР 1936 и 1977 года декларировали права на свободу слова, а Уголовные кодексы РФ имели соответственно, при Сталине 58-ю, а при Брежневе - 70-ю статьи «за антисоветскую агитацию». Уже на новом историческом отрезке пакет Яровой явно входит в противоречие с нормами статей 23 и 24 нынешней Конституции РФ.

И последнее. Большинство экспертов уверены, что пакет Яровой-Озерова на самом деле разрабатывался не в кабинетах парламентских комитетов Госдумы, а в недрах спецслужб.

Как помнится, в декабре 2013 года, когда у нас только начинался Евромайдан, Путин провел свою девятую большую пресс-конференцию, на которой был задан вопрос о восстановлении на Лубянке памятника первого руководителя советской спецслужбы Дзержинскому, снесенному москвичами в августе 1991-го года.

Тогда же российский нацлидер напомнил, что против сноса памятника Дзержинскому в Москве на Лубянской площади в начале 90-х годов выступил такой "истинный демократ" как Анатолий Собчак. Однако, Путин в 2013-м году все же высказался «против преждевременных инициатив по восстановлению памятников советским лидерам, которые бы раскалывали общество, но считает, что такие решения должны принимать региональные власти».

В общем, всему свое время - и памятник Дзержинскому установим (Зураб Церетели, вероятно, уже делает заготовки), а пока на скульптурах Павлику Морозову потренируемся…

Александр Воронин

ФОТО: интернет

QHA