КИЕВ (QHA) -

Недавнее продление Советом ЕС «крымского пакета» санкций против России, расширение санкций Минфином США, расширение европейских секторальных санкций прогнозируемо вызывает со стороны самой России новую волну попыток дискредитировать санкционные идею как таковую и, в идеале, добиться их смягчения или даже отмены. Как говорят в России «не мытьем, так катаньем». Причем, добиться не путем ликвидации причины введения санкций - в данном случае, путем восстановления территориальной целостности Украины, а путем давления, манипуляций, торгов, без ликвидации первопричины для ограничительных мер.

Вероятно, что и после последнего летнего усиления санкций, Россия активно задействует пропагандистский антисанкционный арсенал. Как правило, он не очень разнообразен, но время от времени появляются новые тренды и инструменты.

Российская пропаганда о санкциях за оккупацию Крыма и части Донбасса основывается преимущественно на трех тезисах. С одной стороны, продвигается идея, что санкции абсолютно не обоснованы, введены непонятно за что и наносят существенный вред «простым россиянам» (да-да, не государству, не бизнесу, а простым людям — так жалостливее). Также звучит месседж, что на самом деле санкции полезны для РФ, поскольку стимулируют российскую экономику к диверсификации и изобретательности в поисках методов выживания в подсанкционном режиме. Ну и еще одно направление российской пропаганды — наибольший вред санкции причиняют не России, а самим Европе с Америкой, ну и Крыму.

В зависимости от того, какой тезис планируется продвигаться в информпространстве, подбирается претендент-месседжер для его озвучки. Время от времени появляются или умышленно создаются новые персоны или организации, которые Россия стремится использовать в собственных целях. Предположим, нужен определенный влиятельный или вхожий во влиятельные структуры эксперт или чиновник (штатный или внештатный), который станет «рупором» нужных месседжей.

В крымском вопросе Россия пытается задействовать названия топовых мировых институтов, в частности ООН. В этом плане стоит напомнить, что официальная позиция ООН по Крыму четко была высказана в декабре прошлого года в «крымской резолюции» Генассамблеи: Крым признан украинской территорией, временно оккупированной РФ, а Россия названа государством-оккупантом. Поэтому на официальном ооновском уровне России явно ничего не светит.

Однако к аббревиатуре ООН привязано очень много различных внештатных должностей и структур, среди которых при желании можно найти отдельных людей, лояльных к той или иной точке зрения, отличной от официальной. Или же попробовать навязать кому-то выгодную для себя точку зрения на события в каком-то далеком-далеком регионе.

Тень ООН: новая фигура под старые задачи

Весной текущего года привлекла внимание вспышка активности в информационном пространстве некоего Специального докладчика Совета ООН по правам человека по вопросам негативного влияния односторонних принудительных мер на права человека Идриса Джазири. В апреле он посетил Россию с заявленной целью выяснить последствия антироссийских санкций.

В принципе, нет ничего плохого в том, что спецдокладчик ООН хочет объективно разобраться в вопросе в рамках своего мандата и выезжает для этого, так сказать, на место. Ключевое слово — «объективно». Однако заявления Джазири по итогам этой поездки слишком уж отдавали «русским духом»: сводились к тому, что санкции оказались неэффективными, что «Россия адаптировалась к санкциям», что «уже можно увидеть выход росийской экономики из кризиса», а страны Запада понесли вдвое больший ущерб, нежели РФ. Общую сумму потерь России Джазири оценил в 52-55 млрд долл., а потери стран, объявивших санкции, — в 100 млрд долл. Джазири также отметил, что от санкций страдает ни в чем не повинное российское население, а больше всего от них пострадал Крым.

— 100 млрд долл. плюс 52-55 млрд долл. — это примерно 150 млрд долл. — это в три раза превышает ВВП Эфиопии, нельзя ли найти лучшее применение этим деньгам? Мероприятия призваны быть сдерживающим фактором для России, но они рискуют быть только сдерживающим фактором для международного сообщества предпринимателей, оказывая негативное влияние в России только на те уязвимые группы, которые вообще не имеют отношения к кризису.

В то же время в своих заявлениях, сделанных в Москве, Джазири обошел тему природы появления этих санкций и ни словом не обмолвился об официальной позиции ООН в крымском вопросе.

Напоследок он сообщил российской прессе, что для более детального изучения вопроса планирует посетить Крым. Правда, высказался дипломатично: если поступит соответствующее приглашение от всех заинтересованных сторон.

Созвучность вышеупомянутих заявлений тезисам кремлевской пропаганды, собственно, и заставляет усомниться в том, что спецдокладчик действительно пытался разобраться в сути вопроса. Еще один момент — российские СМИ очень избирательно транслировали его заявления в Москве, в результате чего создавалось впечатление заангажированности. Поэтому, вольно или невольно, на тот момент Джазири оказался еще одним инструментом в руках РФ для лоббирования снятия санкций, а его заявления способствовали дезориентации мирового сообщества относительно ситуации в Крыму и реального ущерба от санкций.

Подробный доклад по итогам своих поездок в Москву Джазири планирует представить Совету по правам человека ООН в сентябре этого года. Поедет ли он до сентября в Крым, если поедет — то каким образом, и будет ли его доклад столь же пророссийским, как и московские заявления — станет понятно в ближайшее время.

МИД: спецдокладчик должен руководствоваться позицией ООН по Крыму

Насколько эффективным и влиятельным является такой деятель, как «антисанкционный» (назовем его так) спецдокладчик Совета ООН по правам человека (СПЧ), и насколько его позицию можно трактовать как позицию ООН, мы расспросили в Министерстве иностранных дел Украины.

Как оказалось, должность «антисанкционного» спецдокладчика появилась в 2014 году — уже после начала российской агрессии против Украины. Мандат спецдокладчика по вопросам негативного влияния односторонних принудительных мер на права человека был основан резолюцией Совета ООН по правам человека (СПЧ) 27/21 «Права человека и односторонние принудительные меры». В этой резолюции указывается, что односторонние принудительные меры противоречат международному праву, международному гуманитарному праву и в долгосрочной перспективе могут повлечь за собой социальные проблемы.

Идрис Джазири (гражданин Алжира) стал первым держателем мандата «антисанкционного» спецдокладчика Совета ООН по правам человека — он вступил в должность 1 мая 2015 года. В МИД поясняют, что, в соответствии с мандатом, он должен собирать и изучать информацию относительно негативного влияния санкций на реализацию прав человека. Кстати, не только в отношении России. Кроме того, спецдокладчик может давать рекомендации относительно путей предупреждения, минимизации и исправления негативного воздействия санкций на ситуацию с правами человека.

В МИД обратили внимание на следующий показательный момент: больше всего в мире не любят санкции те страны, которые отличаются нарушением основных прав и свобод человека.

— Обычно резолюции об осуждении односторонних принудительных мер, к которым относят санкции, длительное время инициируются в рамках СПЧ (до этого — Комиссии ООН по правам человека) странами, имеющими определенные проблемы с соблюдением прав человека.

Поэтому не удивительно слышать об осуждении санкций со стороны России, в которой права человека нарушаются не только на ее международно признанной территории, но и на тех территориях стран-соседей, которые она фактически оккупировала — в Крыму и на части украинского Донбасса. Также не удивляет, что Россия попыталась максимально использовать «антисанкционного» спецдокладчика для реализации своих интересов, пригласив его в Москву фактически накануне пересмотра санкционных мер.

В то же время, судя по ответу МИД Украины, наше внешнеполитическое ведомство держит руку на пульсе событий и внимательно отслеживает все движения за рубежом, которые так или иначе могут касаться украинских интересов. В том числе и визит Джазири в Москву 26-28 апреля т.г. по приглашению России сопровождался, так сказать, предупредительными информационными мероприятиями со стороны Украины.

В частности, ситуацию вокруг этого визита сразу после того, как он был анонсирован, отслеживало Постоянное представительство Украины при Отделеннии ООН и других международных организациях в Женеве, рассказывают в МИД. И не просто отслеживало — украинские представители встречались с Идрисом Джазири, доказательно разъясняя ему, что именно обусловило введение антироссийских санкций.

— Перед упомянутым визитом и после него были проведены встречи с Идрисом Джазири с целью ознакомления его с фактами агрессивной политики России против Украины, которые, собственно, и стали причиной введения рядом стран соответствующих санкций против агрессора. Эти санкции остаются единственным путем обеспечения возврата РФ в международное правовое поле, деоккупации Автономной Республики Крым, предотвращения дальнейшей российской агрессии против Украины, в частности, в ОРДЛО, прекращения нарушений прав человека на украинской территории со стороны оккупационных властей России и подконтрольных ей незаконных вооруженных группировок.

Очевидно, что в Россию спецдокладчик ООН приехал уже проинформированным о причинах введения тех санкций, ущерб от которых он должен был изучать.

Мы уже упоминали, что пророссийский акцент заявлений, сделанных Джазири в Москве, несколько удивил и насторожил наблюдателей. Однако пока эти заявления могут рассматриваться лишь как частное мнение одного из внештатных ооновских чиновников, но отнюдь не как позиция организации. Хотя СМИ РФ активно и массово использовали в заголовках над заявлениями Джазири именно аббревиатуру «ООН». Впрочем, такая информационная манипуляция повлияла разве что на граждан России и на часть сторонников российской политики за ее пределами.

В украинском МИД считают, что говорить о влиятельности или невлиятельности должности Специального докладчика некорректно.

— Он является независимым экспертом, и его доклад (как и заявления) не отражает точку зрения ООН, пока она не утверждена соответствующими резолюциями, — отметили в МИД.

Кроме того, в министерстве акцентировали, что как спецдокладчик СПЧ ООН Джазири должен в обязательном порядке руководствоваться резолюциями ГА ООН 68/262 «О территориальной целостности Украины» и 71/205 «Ситуация с правами человека в Автономной Республике Крым и городе Севастополь (Украина)», то есть документами, в которых Крым признан временно оккупированной территорией, а Россию назвали оккупантом.

— Ситуация с правами человека в Крыму может быть отражена в докладе спецдокладчика только при условии обязательного подчеркивания статуса АРК, определенного упомянутыми документами ООН.

Таким образом, можно предположить, что изложение позиции Джазири, которую он планирует представить в сентябрьском докладе, будет существенно отличаться от заявлений, озвученных им в апреле в Москве. Если перед журналистами в Москве он мог дипломатично избегать слов о статусе Крыма как оккупированной территории в соответствии с документами ООН, то в официальном докладе в стенах самой ООН он вряд ли проявит подобную «дипломатичность». Не столько из собственного желания или нежелания, сколько исходя из определенных рамок, в которых он находится, несмотря на то, что является внештатным сотрудником. И так или иначе, в его докладе наверняка будут отсылки и к прошлогодней «крымской резолюции», и к резолюции ООН по Крыму от 2014 года.

Скользкая дорога в Крым...

Чувствительным остается вопрос, поедет ли Идрис Джазири в Крым, о чем он заявил в Москве, и если поедет — то каким именно путем. То есть — чей суверенитет он подтвердит: Украины или России?

Комментируя перспективы возможной поездки Джазири в Крым в обход украинского законодательства, в МИД отметили, что сейчас делать какие-то выводы или прогнозы преждевременно, поскольку было заявлено лишь о намерении такой поездки, без указания какой-либо конкретики в датах или путях передвижения. В то же время на данный момент Джазири не обращался в украинский МИД за разрешением посетить Крым.

— За разрешением посетить Крым Идрис Джазири в МИД Украины не обращался, он лишь высказался за целесообразность осуществления такого визита в будущем.

Впрочем, в МИД надеются, что чиновники ООН будут придерживаться украинского законодательства.

Глава Меджлиса крымскотатарского народа, народный депутат Украины Рефат Чубаров в разговоре с корреспондентом QHA также выразил надежду, что если спецдокладчик ООН и будет посещать Крым, то только через территорию Украины.

— Я не думаю, что спецдокладчик ООН будет заезжать в Крым каким-либо иным способом, нежели через Украину. Других путей приезда в Крым для любых чиновников ООН, чем порядок, установленный законами Украины, я просто не вижу и исключаю. Особенно после того, как ООН 19 декабря 2016 года приняла Резолюцию о ситуации в Крыму, где впервые назвала незаконной аннексию Крыма, произошедшую в 2014 году. И теперь эта трактовка, по крайней мере для всех чиновников и структур в рамках ООН, является обязательной нормой.

Кроме того, Рефат Чубаров выразил надежду, что в случае, если Джазир все-таки решит посетить Крым законно — через Украину, то Меджлис обязательно найдет возможность встретиться со спецдокладчиком ООН. В частности, чтобы объяснить ему важный нюанс: санкции как раз и введены за то, что Россия нарушает в оккупированном Крыму базовые права человека — безосновательно сажает в тюрьмы, выселяет, похищает. И именно на таких нарушениях прав человека представителям ооновских структур целесообразно сконцентрировать свое внимание.

— Если он будет заезжать через Украину, я думаю, мы обязательно с ним встретимся и поговорим. Думаю, что когда он будет в Украине, у нас будет возможность поговорить о причинах и источниках санкций и сути этих санкций. Потому что нельзя говорить о санкциях, отделив их от прав человека, прав людей, сидящих в тюрьмах, от тех, кого насильственно похитили. Все это должно быть взаимосвязано.

Действительно, нарушение права рядового россиянина приобрести что-нибудь в магазине в результате действия антироссийских санкций не идет ни в какое сравнение с нарушением прав человека, которые допускает Россия в Крыму в отношении крымских татар или украинцев. Ведь в последнем случае речь идет об угрозе здоровью и даже жизни.

Собственно, в случае заезда спецдокладчика в Крым через Украину остается открытым вопрос, а впустит ли его туда Россия, которая принципиально не пускает в Крым международных чиновников, которые стараются не нарушать украинское законодательство. Ведь сам факт такой поездки будет красноречиво свидетельствовать о том, что спецдокладчик ООН считает Крым украинским. Поэтому теряется смысл всех его возможных дальнейших заявлений, из которых Россия хотела бы извлечь для себя выгоду. Как написали бы в соцсетях, «запасаемся поп-корном» и ждем: поедет-не поедет и какой именно дорогой.

Спецдокладчик для РФ: «Много шума и — ничего...»

Наблюдая за попытками России привлечь международные структуры для лоббирования собственных интересов, можно предположить, что персоналии вроде Джазири привлекаются ею исключительно для создания информационного шумового эффекта, пропагандистского словесного сопровождения параллельно с какими-либо более серьезными действиями.

Очевидно, что желаемого стратегического результата — снятия или смягчения санкций — с помощью внештатных спецдокладчиков ООН, которые не являются сотрудниками этой организации и работают на добровольных началах, выступая как независимые эксперты по определенным вопросам, России добиться не удастсяОднако такие «инструменты» вполне сгодятся для создания информационного шума в обществе, в первую очередь для внутреннего использования — дальнейшего зомбирования российского населения, которое еще со времен Советского Союза свято верит в три магические буквы ООН. Подобное влияние можно предположить и на пророссийских (постсовковых, как говорят) сообществ за пределами РФ.

Любая манипуляция, представленная под соусом ООН, придется по вкусу непритязательному российскому/пророссийскому потребителю ифнормации, точнее — пропаганды. В данном случае на этапе, когда спецдокладчик ООН высказывал в Москве приятные для России месседжи, российские СМИ их освещали широко и активно, стараясь максимально использовать привлеченную персону.

Но вспомним замечание украинского МИД: до официального утверждения в резолюциях ООН любые заявления чиновников этой организации остаются не более, чем их частным мнением. А путь к резолюции ООН — ой какой долгий и тернистый, и пройти его инициаторам разнообразных антисанкционных заявлений просто и легко не удастся. На утверждение может быть вынесен документ, который будет существенно отличаться от первоначальных набросков. Впрочем, до утверждения дело может вообще не дойти.

На такой случай у российской пропаганды тоже есть вариант действий. Если в сентябре на Совете по правам человека ООН тот же Джазири вдруг начнет выступать с не слишком приятными для России тезисами, российская пропаганда просто «прикрутит вентиль», росСМИ займут слепоглухонемую позицию — и до россиян такая информация не дойдет. Подобный подход применяется достаточно часто, учитывая, что у российского общества нет внутренней потребности докапываться до истины в тех вопросах, где у России шаткие позиции.

Если говорить о последствиях вне пределов РФ, то тщетными будут намерения использовать заявления внештатного спецдокладчика для радикального влияния на серьезные мировые или европейские институты или политиков. Собственно, Россия и не пытается этого делать. Она цитирует выгодные ей месседжи (иногда выдернутые из контекста) на международных площадках разных уровней, но в основном, как говорится, для порядка. И хотя время от времени РФ «постреливает» в информационном пространстве заявлениями политиков, чиновников, экспертов разного сорта и гражданства — это, скорее, «беспокоящий огонь», который раздражает, но реального вреда не причиняет.

Есть еще один деликатный момент — репутация того человека, которого Россия попыталась привлечь к своим информационным войнам. Каждый, кто впутывается в российские пропагандистские сети, должен понимать: его используют, а в случае, если что-то пойдет не так — выкинут без сожаления и поддержки, с запятнанным имиджем и без надежды восстановить свое доброе имя. Нечто подобное сейчас происходит вокруг главы ПАСЕ Педро Аграмунта.

Собственно, заявления Джазири напомнили о некоторых событиях полугодовой давности. В начале года и в РФ, и в оккупированном Крыму активно зазвучали призывы к международным организациям присылать своих наблюдателей в Крым, чтобы они могли убедиться, что полуостров в оккупации «процветает» и ничьи права там не нарушаются. Однако приглашение обставлялось такими условиями, что ни одна организация или эксперт, дорожащие своей репутацией, не решились бы им воспользоваться. Фактически речь шла о том, что заехать в Крым смогут только лояльные к позиции РФ организации или представители. Тогда агентство QHA анализировало эту ситуацию в материале Россия хочет затянуть в Крым «вежливых наблюдателей».

Стоит заметить: за эти месяцы что-то не нашлось тех, кто воспользовался бы таким самоубийственным приглашением. Однако Россия продолжает вылавливать в международных структурах потенциальных создателей «шумовых эффектов» для своих антисанкционных спецопераций, пытаясь перекрыть количеством невысокую эффективность подобных «шумотворцев». Впрочем, чем дольше длится российская агрессия против Украины, чем больше в мире узнают об истинной природе российско-украинского конфликта и тем труднее роспропаганде находить новые информационные инструменты за рубежом. Так что российские антисанкционные спецоперации становятся все менее эффективными.

Татьяна Иваневич

ФОТО: интернет

QHA