КИЕВ (QHA) -

Об этом на брифинге в Украинском кризисном центре сообщил Генеральный директор Государственного концерна «Укроборонпром» Роман Романов. Очередное общение капитанов нашей оборонки с журналистами было посвящено двухлетию пребывания у руля концерна новой менеджерской команды.

С  4 июля 2014 года Роман Романов и его коллеги кроме выполнения своей главной миссии – обеспечения нашей армии надежной военной техникой  дополнительно взяли на себя еще одно обязательство: каждое полугодие публично предоставлять обществу тщательный анализ своей деятельности.

Формально концерн был создан еще в декабре 2010 года, но первые годы реорганизации нашей оборонной промышленности прошли по старым лекалам: коррупционные скандалы, нецелевое использование бюджетных средств, непрозрачность экспорта. Все это лишь усугубляло общую убыточность отрасли и ослабляло оборонный потенциал страны. И тут, как говорится, не было бы счастья, да несчастье, вернее, самая настоящая беда – российская агрессия – помогла реанимировать украинский ВПК. 

По злой иронии судьбы, у нас уже был аннексирован Крым и кремлевские мародеры наложили руку на весь военно-технический арсенал Украины на полуострове (в частности, были утрачены 13 предприятий концерна в Крыму), уже началась борьба за Донбасс  а продукция «Укроборонпрома» еще вооружала агрессора…

Возможно, это осуществлялось во исполнение раннее заключенных контрактов, словно Россия по-прежнему оставалась нашим надежным партнером по СНГ и не нарушила подписанные ее представителями пункты Будапештского меморандума, гарантирующие Украине суверенитет и территориальную целостность.

Только 16 июня 2014 года новоизбранный Президент Украины Петр Порошенко объявил запрет на военно-техническое сотрудничество с Российской Федерацией, включая поставки продукции двойного назначения.

Что же удалось сделать команде Романова с тех пор и чем отличались для оборонщиков эти два года по специфике выполнения управленческих задач?

– 2014 год у нас прошел под знаком оперативного ремонта и восстановления военной техники непосредственно в местах столкновения с противником, для чего более 50 наших ремонтных бригад выезжали в зону АТО. В прошлом году мы делали упор на запуск новых образцов техники в серийное производство, а начиная с нынешнего, акцент делаем на технологическом обновлении производственной базы, отметил руководитель концерна.

Изношенность основных производственных фондов в украинском оборонно-промышленном комплексе была не меньше, чем в других отраслях нашей индустрии, а кое-где даже больше, поскольку государство имело монополию на производство оружия и оружейной техники, и частной заинтересованности в развитии отрасли, что наблюдалось в приватизированных акционерных обществах или в ООО, не ощущалось. Собственно, необходимость решения о создании концерна и была обусловлена возможностью сочетать государственную собственность с плюсами рыночного менеджмента.

А преобразовывать было что. На момент получения Украиной независимости на территории страны было около 750 предприятий оборонной промышленности, что составляло треть всей оборонки Союза. Естественно, лишь по небольшой номенклатуре изделий мы владели замкнутым циклом производства.

В контексте последнего фактора, с учетом массовой практики вывоза технологического оборудования с контролируемых сепаратистами районов Донбасса в Россию, становится понятно, почему кремлевские клептоманы в 2014 году стремились заразить вирусом «русского мира» такие жемчужины украинского ВПК, как Днепропетровск, Харьков, Запорожье и Николаев.

В рамках российского имортозамещения наши оборонщики рассчитывают прежде всего на свои силы, но также надеются на сотрудничество с надежными партнерами, в первую очередь из Североатлантического альянса, не только заимствуя стандарты НАТО, но и привлекая зарубежных партнеров к совместному производству.

В прошлом году, к примеру, в концерн влилось авиапредприятие «Антонов». Тогда же было подписано соглашение о совместном с Саудовской Аравией производстве легкого транспортного самолета «Ан-132», который рассчитан на условия эксплуатации в жарком климате.

– Уже осенью самолет произведет первый пробный полет,  оптимистически спрогнозировал руководитель «Укроборонпрома», добавив, что сегодня утром на позиции наших войск отправилась первая партия из десяти бронеавтомобилей «Дозор-Б».

В ходе брифинга выяснилось, что техника из Харькова была направлена десантникам 95-й отдельной аэромобильной бригады, которая в мирное время дислоцируется в Житомире, а сейчас отдельные ее подразделения несут боевую вахту возле многострадальной Авдеевки.

Сейчас производственные мощности «Укроборонпрома» позволяют изготавливать более ста бронемашин «Дозор-Б» в год.

Около ста человек потеряла 95-я бригада за время своего пребывания в районе проведения АТО. Кто знает, возможно, жизни наших бойцов смогла бы защитить бороня «Дозора», если бы он поступил на вооружение раньше? Ведь презентован бронеавтомобиль был еще несколько лет назад.

Задержка была вызвана устранением ряда конструкторских недостатков. Потому госприемку первая партия серийных машин проходила двойную: сначала на основном производстве – Львовском бронетанковом заводе, а после на госпредприятии «Харьковское конструкторское бюро машиностроения им. Морозова», где сосредоточена конструкторская и технологическая элита производителей украинской бронетехники.

Под влиянием сложившихся обстоятельств протяженность хронологического цикла «от разработки до запуска в серийное производство» руководство «Укроборонпрома» уже сейчас существенно сократило. А самое главное: за столь короткое время Романову и его команде удалось сделать концерн прибыльным.

Как именно им это удалось? В первую очередь, благодаря грамотному менеджменту, который в ходе презентации двухлетних достижений концерна был представлен в виде разнообразной инфографики. Полностью просмотреть видеоотчет концерна в Украинском кризисном медиацентре можно тут.

В конце материала хотелось бы обозначить два момента. Первый: даже самый убежденный пацифист не станет отрицать того факта, что оборонная промышленность в военное время дает толчок развитию науки, техники и всей экономики. И нынешнее гибридное АТО – тому подтверждение.

Кроме 134 основных предприятий концерна (все они представлены на его портале) в ходе выполнения заказов Министерства обороны и других силовых структур страны к кооперации с оборонщиками подключаются смежные предприятия, а также научные центры и вузы, что создает дополнительные рабочие места и перспективу для студентов.

А теперь о том, что мешает развиваться нашему ОПК (в концерне предпочитают именно эту аббревиатуру, а не советскую ВПК, расшифровывая первую литеру как «оборонный», а не «военный»).

Периодическое шельмование ОПК в прессе можно расценивать как происки неприятеля, желающего ослабить реноме украинских конкурентов на международном рынке вооружения, однакое есть и конкретное вредительство. Мы даже не говорим о найденных в бензобаках «Дозора» тряпках или о перерезанных в воздуховодах бронемашины проводах, о чем рассказал на брифинге Роман Романов, – пусть этим занимается СБУ.

Своеобразной диверсией назвал руководитель «Укроборонпрома» такой порядок, по которому 75% чистой прибыли предприятий направляется в госбюджет, что не дает возможности технического переоснащения и необходимой реструктуризации отрасли.

– Мы достигли такого уровня, что вложенный в ОПК один процент государственных средств дает полтора процента прироста ВВП. Нельзя же резать курицу, которая несет золотые яйца! – в сердцах констатировал Романов и сообщил журналистам, что несколько раз обращался от имени всех работников отрасли и в Минэкономики, и в Минфин с предложением изменить шкалу налогообложения.

После парламентских каникул законодатели начнут рассматривать подготовленную Кабмином бюджетную резолюцию на следующий год, с параметрами основных расходов и доходов. Поэтому есть надежда, что тревожный сигнал отечественной оборонки будет услышан нашей властью, и она наконец-то повернется лицом к реальному сектору экономики, особенно той ее составляющей, которая работает на безопасность государства и его граждан.

Александр Воронин

ФОТО: QHA, интернет

QHA