КИЕВ (QHA) -

Как мы уже сообщали, встреча президентов Франции, России и Украины и канцлера Германии состоялась в резиденции Ангелы Меркель в Берлине.

Нормандия, Минск, Париж, Берлин. Далее – везде?

Напомним, что последняя «нормандская» встреча была четвертой по счету. Первый саммит в таком составе прошел в Нормандии в июне 2014 года во время празднования 70-летия высадки союзников. Он, собственно, и дал название политическому квартету. В феврале 2015-го состоялись 17-часовые переговоры в столице Беларуси, в результате которых и были выработаны Минские соглашения. Следующая встреча была организована год назад в Париже.

Главным итогом берлинских переговоров стала договоренность о разработке проекта «дорожной карты» по выполнению Минских договоренностей, который должен быть подготовлен и вынесен на утверждение в течение ближайшего месяца. Сама же эта карта должна стать документом по имплементации всех Минских договоренностей: от 5 сентября этого года, 12 февраля 2015 года и 19 сентября 2014 года.

О том, что промежуточный результат, полученный украинской делегацией в Берлине, для нас имеет пометку «позитив», свидетельствовало чувства юмора, проявленное президентом, который сразу после окончания своей миссии (пока Путин еще остался обсуждать сирийский кризис с Меркель и Олландом) сказал  журналистам:

Друзья, у меня для вас есть очень плохая новость, которая расстроила всю нашу делегацию. Это поражение киевского «Динамо» в матче с «Бенфикой». Мы уверены в том, что футбольные победы Украины еще впереди. Но приятно, что это единственная плохая новость, которую мы услышали сегодня вечером, – отметил Порошенко.

После берлинской встречи с лидерами Франции, Германии и России глава Украины провел еще ряд встреч с руководителями Европейского союза и НАТО в рамках своих визитов в Брюссель и Маастрихт, на которых его заверили в поддержке нашей страны в ее европейских устремлениях и желании укрепить национальную безопасность.

Как заявил Мартин Шульц, президент Европарламента:

– Встреча лидеров стран «нормандского формата» (Украина, Германия, Франция, РФ) проходила в более конструктивном русле, чем ожидалось. Впрочем, прогресса до сих пор недостаточно, – констатировал он.

Однако не все в Украине удовлетворены прошедшей встречей «нормандского» квартета, общий итог которой (по меткой фразе экс-министра обороны Украины Анатолия Гриценко – «договорились договариваться») перенес конкретику успеха на будущее, а пока чиновники МИДов получили поручение разрабатывать детали дорожной карты.

Давний политический соперник Петра Порошенко, лидер «Батькивщины» Юлия Тимошенко потребовала от команды президента обнародовать протоколы переговоров в «нормандском формате». Она сказала журналистам, что власть скрывает от общества часть договоренностей:

– Это опасно. От украинского народа не может быть секретов и тайн относительно урегулирования на востоке, – заявила она.

Тимошенко допускает, что за закрытой дверью обсуждался план «легализации оккупации украинской территории».

Как напоминает «Независимая газета»:

– О неких тайных протоколах в Украине заговорили на прошлой неделе. В местных СМИ появилась информация о том, что первый замруководителя миссии ОБСЕ Александр Хуг, выступая на международной конференции в Брюсселе, якобы сослался на тайную часть соглашений, из-за которой затруднена работа международных наблюдателей в зоне конфликта.

Издание отмечает, что бывший член политической подгруппы на переговорах в Минске Роман Бессмертный, комментируя ситуацию, заявил, что ему ничего не известно о засекреченной части соглашений.

Роман Бессмертный – хоть и опытный политик, но еще достаточно молод, чтобы претендовать на продолжение политической карьеры. С точки зрения объктивности ценнее мнения и оценки наших политических аксакалов из числа бывших руководителей страны, которые уже вряд ли будут принимать участие в будущих избирательных кампаниях.

Первый президент Украины Леонид Кравчук считает, что спекуляции возникли из-за сложной системы переговоров и принятия решений:

– Плохо, что «нормандский формат» работает без документов. Это напоминает клуб встреч. Собрались, поговорили  а потом рассказывают все по-разному, как кому выгодно. Интересная вещь: «нормандский формат» собирается – а решение принимают в Минске (и принимают их не главы государств). Это сложная схема, – подчеркнул Кравчук.

Леонид Кучма, который является представителем Украины в Трехсторонний контактной группе в Минске, выразил сомнение в том, что на переговорах в Берлине лидерам «нормандской четверки» удалось достичь общей позиции. Об этом сообщила пресс-секретарь Кучмы Дарка Олифер на своей странице в Facebook.

– Если судить по комментарию президента Петра Порошенко, который он сделал после окончания встречи, то, безусловно, это шаг вперед. Правда, надо проанализировать, что сказали другие участники «нормандской четверки». Кстати, многие ожидали их совместного заявления. Его отсутствие свидетельствует, что общая позиция еще далеко не достигнута. Считаю также очень правильным подтверждение на встрече безальтернативности «нормандского» формата и Минских соглашений... 

Конечно, положительным шагом является договоренность относительно подготовки дорожной карты имплементации Минских соглашений. И очень правильно, что ее разработку поручили министрам иностранных дел, которые на это имеют и право, и обязанности. В отличие от Трехсторонней контактной группы, которая только может давать предложения и рекомендации. Хотя, судя по комментариям участников встречи, есть сомнение, удастся ли в дорожной карте предусмотреть все то, что нужно для реального обеспечения мира на Донбассе, – заявил Леонид Кучма.

Другой представитель Украины в Трехсторонней контактной группе в Минске, экс-премьер и бывший руководитель ряда силовых структур страны Евгений Марчук еще за несколько часов до берлинской встречи на своей странице в Фейсбуке напомнил, что впервые линия соприкосновения на Донбассе была зафиксирована по состоянию на 19 сентября 2014 года, и с учетом именно этой линии парламент принял постановление №2374 о признании в отдельных районах Донбасса особого порядка осуществления местного самоуправления.

– Проще говоря, еще в сентябре 2014 года были обозначены границы временно оккупированных территорий, т.е. так называемых ОРДО и ОРЛО, где могут когда-нибудь в будущем состояться подобные выборы. В постановлении есть четкий перечень этих населенных пунктов и их точные координаты.

Мол, если уж Россия согласна с тем, что альтернативы Минским соглашениям нет, то она сама должны вернуться к положениям, зафиксированным в меморандуме от 19 сентября 2014 года. Вместе с тем политик напоминает:

– В 2014-2015 годах в результате наступательных боевых операций России площадь временно оккупированных территорий увеличилась почти на 1700 квадратных километров. Было занято Дебальцево и другие населенные пункты Украины. То есть теперь получается так, что Украина вроде бы должна не только закрыть глаза на это грубое и циничное нарушение Россией Меморандума от 19 сентября 2014 года в этой части, но и вести разговоры про какие-то выборы.

Из всех пунктов Меморандума РФ частично выполнила лишь 4-й пункт, в котором речь шла об отведении от линии соприкосновения сверхтяжелого артиллерийского вооружения больших калибров на максимальную дальность их стрельбы, но не выполняется 5-й пункт – о создании зоны, свободной от тяжелого вооружения, в районе Азовского моря, недалеко от Широкиного.

Какой смысл работать над новыми соглашениями, если старые, более важные, российской стороной не выполняются? – вопрошает Евгений Марчук и резюмирует:

Сегодня можно ставить вопрос об исполнении, а по сути  нарушении Россией базовых Минских соглашений.

Конечно, можно с горечью констатировать: какая война – такая и дипломатия. Но политика – это искусство возможного, тем более в условиях гибридной войны. Можно ли упрекать президента Порошенко в том, что в свое время Запад дал слабину и не смог склонить Путина к миру на условиях, предусмотренных международным правом и его обязательствами не только по Минску и «нормандскому» формату, которые уже – следствие агрессивной политики Москвы, но и по фундаментальным обязательствам РФ в рамках подписанных документов ООН, ОБСЕ и межгосударственных соглашений с Киевом, не говоря уже о Будапештском меморандуме?

Но позицию украинской власти критикуют не только политические конкуренты и независимые эксперты в Украине, но и друзья Украины из числа российских врагов путинского режима.

Так, бывший помощник Путина и его шерпа в «G8» Андрей Илларионов отметил:

– В целом украинская сторона не воспользовалась уникальным шансом выйти из менее выгодных для нее соглашений. А ведь Киев мог добиться пересмотра «Минска».

Если Юлия Тимошенко критиковала главу государства за якобы подписанные документы, то упрек Илларионова иной:

– По результатам встречи «нормандской четверки» нет никакого подписанного документа. Это означает, что нет базы, опираясь на которую, можно было бы объективно интерпретировать результаты проведенных переговоров и достигнутых договоренностей. И это серьезно ослабляет результат данной встречи, так как приходится опираться на интерпретации достигнутых договоренностей, которые предложены четырьмя спикерами. Конечно, наиболее интересны интерпретации президента Украины Петра Порошенко и президента РФ Владимира Путина.

Что ж, воспользуемся подсказкой известного экономиста и обратимся к президентским оценкам...

О встрече – из первых уст

Сперва изложим суть Путинских характеристик переговоров, которые он озвучил сразу после встречи в Берлине.

Президент РФ Владимир Путин заявил:

– Первое  это касается исполнения Минских соглашений: все участники сегодняшней встречи подтвердили, что в основе урегулирования конфликта на юго-востоке Украины должны лежать Минские соглашения, и все подтвердили свою приверженность этим договоренностям.

Мы много внимания уделили вопросам безопасности и договорились по целому ряду позиций о том, что должно быть сделано в ближайшее время в смысле дальнейшего решения вопросов, связанных с разведением конфликтующих сторон.

Подтвердили, что мы готовы расширить миссию ОБСЕ в зоне отвода и в пунктах хранения тяжелой техники.

Мы подтвердили, что продолжим совместную работу на политическом треке, в том числе в плане окончательных договоренностей о порядке имплементации и введения в действие договора об особом статусе в отдельных районах Луганской и Донецкой областей.

И определились с некоторыми – к сожалению, только с некоторыми – вопросами гуманитарного характера. К сожалению, здесь многого добиться не удалось, но выразили готовность решать вопросы гуманитарного характера.

Его пресс-секретарь Дмитрий Песков позже дополнил выступление таким тезисом:

– Минские соглашения, конечно, не реализованы, и большинство пунктов не выполнил Киев. В Берлине была подтверждена безальтернативность текста, что признал и Порошенко. И это очень важно на фоне косвенных попыток подменить Минские договоренности,  заявил представитель Кремля, совсем не заботясь о факте невыполнения со стороны России тех пунктов «Минска», о которых упоминал Евгений Марчук.

Поскольку трактовки договоренностей озвучиваются разные, а критика в основном была адресована украинскому президенту, Петр Порошенко в прошедшее воскресенье дал интервью по итогам берлинских переговоров представителям главных телевизионных каналов.

Во вступительном слове президент повторил, что во время переговоров 19 октября в Берлине была достигнута договоренность о подготовке до конца ноября «дорожной карты» по имплементации Минских договоренностей.

Глава государства сообщил, что в ближайшее время встретятся дипломатические советники руководства стран «нормандской четверки», а после – министры иностранных дел, чтобы подготовить следующий саммит, где должна быть утверждена «дорожная карта».

– Договорились о том, что мы должны будем закончить это до конца ноября. Считаю, что мы можем очень основательно и тщательно настаивать на том, чтобы это было сделано, – отметил президент. – Если же этого не произойдет, то на Совете ЕС, который состоится в декабре, руководство стран-членов ЕС будет иметь все основания, чтобы продолжить и усилить санкции против РФ

Он опроверг информацию о том, что якобы во время переговоров в «нормандском формате» были достигнуты тайные договоренности, которые не разглашают широкой общественности:

– Это не присущий для европейской политики стиль. Это в Москве можно проводить переговоры, подписывать тайные договоренности и потом годами их обнародовать. Все договоренности Минска в виде комплекса мероприятий, протокола от 5 сентября, меморандума – четко обнародованы, – подчеркнул президент.

По его словам, во время встречи в Берлине были представлены украинские, французские и немецкие проекты «дорожной карты».

Президент рассказал, что львиная доля времени во время встречи в Берлине была посвящена вопросам безопасности, и украинская сторона озвучила несколько ключевых позиций.

– Позиция первая – прекратить пинг-понг: кто, когда и какую часть Минских договоренностей должен имплементировать. Везде должна стоять дата и ответственный. Без этого никакого прогресса я не вижу. Второй украинской позицией является необходимость создания вооруженной полицейской миссии ОБСЕ, которая должна быть на постоянной основе на линии столкновения, в местах хранения тяжелой техники и артиллерии и на границе.

По мнению Порошенко, «дорожная карта» должна подразумевать всеобъемлющий режим прекращения огня, обеспечение отвода тяжелой техники, беспрепятственный доступ ОБСЕ ко всей оккупированной территории, включая границу, беспрепятственную работу дронов и других технических средств для фиксации режима прекращения огня, освобождение заложников и доступ миссии Международного Комитета Красного Креста для проверки условий содержания заложников и способствования их скорейшему освобождению.

Также пакет в части безопасности включает завершение разведения войск на трех участка: в Золотом, Петровском и Станице Луганской.

– Чтобы опровергнуть любую ложь – ни с одного клочка земли Украина не отходит. Украина снимает один наблюдательный пост. С той стороны представители российских террористических войск снимают три поста, – отметил глава государства.

По его словам, намечены четыре следующих зоны, где должен состояться режим разведения.

Одной из этих четырех зон, я это четко заявил во время встречи в «нормандском» формате, должно быть Дебальцево, – подчеркнул президент.

Петр Порошенко еще раз напомнил, что проведению местных выборов в оккупированных районах Донецкой и Луганской областей должно предшествовать выполнение всех условий Минских договоренностей в части безопасности.

Все способны критиковать «Минск», но никто не предлагает никакой альтернативы, кроме как навсегда оставить эти территории агрессору: признать их оккупированными, отдать и не заниматься этим. Но если Украина не будет этим заниматься, то этим не будет заниматься никто. Потому что кроме нас, или больше, чем нам, это никому не нужно. И я как украинский президент, как гарант Конституции и территориальной целостности Украины, никому не позволю разбрасываться украинскими землями это касается как Донбасса, так и Крыма, – заверил гарант.

Отметим, что это было единственное упоминание аннексированного полуострова в общении Порошенко с прессой по итогам встречи в Берлине. Не секрет, что агрессия РФ на Донбассе служит одним из способов отвлечения внимания мировой общественности от темы аннексии Крыма. И естественно, что с самого начала Минского процесса Кремль вывел тему аннексии за скобки дипломатического обсуждения. Досадно, что украинская сторона не активизирует эту тематику на других международных площадках.

На чей же стороне играет время?

Олег Леусенко в политическом фельетоне «Блиц-расшифровка Берлинской встречи «нормандской» тройки и краба» использует преферансную терминологию:

– Никто игру в «четыре руки» с Путиным не ведет. Нормандское трио держит российского президента за болвана. Партнеры по коалиции подводят плешивого под ремиз и с каждым раундом переговоров пишут эти ремизы ему в гору.

По его мнению, Минские соглашения можно сравнить с клинчем:

Соперники будут находиться в нем до тех пор, пока один из них не упадет в смертельных судорогах. И этот агонизирующий соперник Россия. Как вы понимаете, шансов выжить у нее, нарушившей все мыслимые и немыслимые правила, ровно столько, сколько у болванчика – выиграть у именитых преферансистов. Единственное, что могло бы гипотетически спасти краба,  выход Украины из Минска и ослабление (читай: снятие) санкций. Но такое удовольствие Путину не доставит даже дурак.

Политолог Олеся Яхно в своем блоге на УП высказалась более сдержанно:

– Повторюсь в очередной раз: Минск – не идеален, и он не исключает перспективы/параллельности других возможных форматов (по Крыму он точно будет другим). Но поднимать сейчас вопрос о выходе из соглашений – это направление не в пользу Украины.

В текущих условиях, и думаю, это для всех очевидно, Украина не может выиграть открытую войну с Россией. Кроме того, хочется спросить: понимают ли политики, агитирующие за выход из Минска, то, что они, по сути, выступают за отторжение Донбасса от Украины? Ввиду того, что военного пути возвращения региона нет, эти политики настаивают на отказе Украины от политико-дипломатического урегулирования как единственно возможного способа на текущем этапе. Те, кто предлагают отказаться от Минска, предлагают отказаться от Донбасса. В таком случае эти политики должны честно в этом признаться, а не лукавить. То есть обозначить все последствия своей инициативы. А главное – сказать, что отказ от Донбасса не означает мира все равно.

Но ведь если бы не Минск, то у нас уже была бы девятая волна мобилизации в продолжение первых шести (трех прошлогодних и трех позапрошлогодних), и мы бы не перешли к формированию армии на контрактной основе. Если бы не Минск, вместо позиционных обстрелов мы бы имели полномасштабную войну с Россией.

А в свежем посте на «Украинской правде» эксперт напоминает, что в ответ на агрессивную политику Кремля уже приняты две резолюции ПАСЕ, в которых Россия фактически признана агрессором и на нее возложена ответственность за нарушения прав человека и преступления на оккупированной части Донбасса. А еще предстоит третья часть отчета расследования по Боингу MH-17 с фамилиями тех, кто привозил «Бук» из РФ и туда же его отвозил.

Размышляя над тем, в чью пользу играет время, она констатирует:

Дело ведь не в форматах. Россия нарушила всю возможную договорную базу между Украиной и РФ, и ни для кого в мире это не секрет. То есть задача в том, как сделать Россию договороспособной, вернуть в русло международного права, а значит – вернуть и территориальную целостность Украины. Это и есть цель любых форматов. Поэтому давайте исходить из факторов, работающих в этом направлении.

1. Усиление нашей армии, спецслужб, в целом силовых ведомств (если учитывать диверсионно-террористические угрозы), современное техническое оснащение.

2. Экономическое ослабление России через санкции.

3. Международная поддержка Украины в широком смысле слова.

За эти два года произошли на самом деле значимые трансформации. Два года назад для Украины время значило гораздо больше, чем для России у нас тогда ничего не было, ни армии, ни спецслужб. Сегодня время нужно и Украине, и России. Только наше время мы тратим на понятные и, надеюсь, принятые всеми политическими силами и обществом действия – усиление обороноспособности страны. Тогда как Россия тратит свое время на уничтожение собственной экономики и на выжидание смены власти в европейских странах, где будут выборы в следующем году. Очень слабая позиция для страны, по-прежнему мечтающей о лидерстве в регионе и в мире. Украина тратит свое время на усиление, Россия наоборот, на ослабление.

Известный российский оппозиционный медиаэксперт Игорь Яковенко, говоря об амбивалентности времени в «Ежедневном журнале», отметил:

– Минские соглашения и периодические посиделки «нормандской четверки» имеют позитивное значение только в том, что они, имитируя какой-то переговорный процесс, создают условия для того, чтобы десять тысяч убитых с начала конфликта на Донбассе не превратились в сто тысяч. Условия для решения этой проблемы создаются совсем в других местах. Я знаю, по крайней мере, два таких места: правительство Дмитрия Медведева и ведомство Степана Полторака – Министерство обороны Украины.

Дмитрий Медведев и Степан Полторак, скорее всего, не подозревают, что они – команда. Но на самом деле они делают одно общее дело. Именно от усилий Дмитрия Медведева, направленных на уничтожение российской экономики, и от усилий Степана Полторака, направленных на укрепление украинской армии, будут зависеть сроки и характер разрешения украинского конфликта, а главное, количество жизней, которые этот конфликт еще унесет.

Хотелось бы верить, что счет жертв на Донбассе вскоре наконец-то закончится.

Александр Воронин

ФОТО: интернет

QHA