КИЕВ (QHA) -

4 марта в ФРГ завершилась многомесячная эпопея создания парламентской коалиции. Социал-демократическая партия Германии объявила результаты внутрипартийного голосования по вопросу объединения с ХДС/ХСС. Хотя договоренность и вернет Германию к нормальному режиму, широкая коалиция и созданное на ее базе правительство во главе с Ангелой Меркель имеет все шансы стать самым слабым и малопродуктивным за все время политической карьеры канцлера.

Неудачные союзники

Широкие коалиции вообще вещь нестабильная, а в этот раз особенно. Самым слабым звеном и главным элементом нестабильности в четвертом правительстве Меркель будут ее младшие партнеры СДПГ. Партия переживает едва ли не худший кризис в своей истории. Спад ее популярности начался еще в 2013 году, на предыдущих парламентских выборах. Тогда СДПГ также вошла в широкую коалицию с ХДС/ХСС, сформировав третье правительство Меркель. Однако социал-демократы не выдержали напора и по ряду вопросов вынуждены были пойти на поводу у ХДС/ХСС, скатившись до роли младшего партнера, тогда как широкая коалиция задумывалась как партнерство равных. Следование линии Меркель в таких чувствительных вопросах как миграционный кризис, политика относительно России и так далее привело к тому, что в новом Бундестаге СДПГ получила только 20,5% голосов, и по сравнению с 2013 годом  падение составило 5%.

СДПГ надеялись поднять рейтинг, уйдя на время в оппозицию, о чем объявили сразу же после выборов. Такой расклад устраивал и ХДС/ХСС, позволяя сгруппироваться с младшими партнерами из Свободной демократической партии и Зеленых, ведь тогда было бы им легче диктовать свою волю и добиться большего единства в правительстве. Но что-то пошло не так.

19 ноября Свободная демократическая партия объявила о выходе из переговоров.

— Мы были бы вынуждены отказаться от наших основных принципов и от всего, к чему мы стремились долгие годы. Мы не будем подводить наших избирателей, поддерживая политический курс, в который мы не верим, — написал у себя в Твиттере лидер СвДП Кристиан Линднер.

Перспектива новых выборов и еще как минимум полгода политической неопределенности никого не радовала, поэтому ХДС/ХСС начала переговоры с партнерами по коалиции прошлого созыва СДПГ. Договориться удалось с трудом, и лишь ценой больших уступок. Главный приверженец большой коалиции, председатель СДПГ Мартин Шульц даже ушел в отставку, а в самой партии резко против коалиции выступило молодежное крыло. На фоне всего этого, рейтинг СДПГ пробил очередное дно — 15,5%, что даже меньше, чем у ультраправой Альтернативы для Германии.

В таких условиях у социал-демократов просто нет другого выхода, кроме как играть собственную игру, максимально демонстрируя собственную, отличающуюся от ХДС/ХСС позицию. Благо, для этого есть все необходимые инструменты. Министерские портфели в новом правительстве будут разделены поровну. Причем СДПГ получит такие важные из них, как МИД и Минфин.

Внутреннее недовольство

Не все хорошо и в самом блоке ХДС/ХСС. Напомним, что Христианско-социальный союз является многолетним партнером христианских демократов (ХДС) и доминирует в Баварии. На общенациональных выборах они всегда выступают вместе, но позиции ХДС и ХСС не всегда совпадают.

В новом правительстве Меркель столкнется с конкуренцией в лице лидера ХСС Херста Зеехофера. Он получит расширенное Министерство внутренних дел, строительства и регионального развития. Это один из самых опытных и консервативных политиков Германии, многие годы возглавлявший правительство Баварии, где добился значительных успехов. Зеехофер имеет отличающуюся от Меркель позицию по отношению к миграционной политике и не раз критиковал бундесканцлерин за прием беженцев.

Другой потенциально опасной фигурой является Йенс Шпан, который займет пост министра здравоохранения. Это молодой по меркам немецкой политики (37 лет) и крайне амбициозный человек. Шпан, как и Зеехофер, довольно резко критиковал чрезмерно социалистические действия предыдущего кабинета Меркель.

За время доминирования Меркель, особенно после создания широкой коалиции в 2013 г., ХДС/ХСС изрядно полевели, сдвинувшись с правого центра политического спектра. Как следствие, многие из их традиционных  избирателей на последних выборах предпочли гораздо более правую Альтернативу для Германии. Последняя на выборах взяла 12,6% и ее популярность на фоне трудностей в коалиционных переговорах только выросла — до 17%. Все это беспокоит многих старых членов ХДС, и они пытаются корректировать курс партии, в том числе, и через Шпана.

В перспективе это правое крыло даже рассматривает его как следующего председателя ХДС, ведь Меркель давно дает понять, что скоро намерена покинуть политику. Чем дальше, тем ожесточеннее будет вестись борьба за место ее преемника на посту главы ХДС.

Не до Украины

На повестке дня нового правительства сразу несколько вызовов. Во-первых, реформирование еврозоны. В частности, речь идет об учреждении должности министра финансов еврозоны и общего бюджета для стран еврозоны, преобразовании Европейского стабилизационного механизма в Европейский валютный фонд, а также создании европейского банковского союза с адекватным механизмом защиты вкладов. Проблема в том, что все это — сфера ответственности как раз Министерства финансов, которое будут контролировать строптивые социал-демократы. Эксцессов вряд ли стоит ожидать, но времени и усилий на принятие решений будет тратиться в разы больше.

Это же относится и к внешней политике. Ее формирование в Германии происходит больше в ведомстве канцлера, чем в Министерстве иностранных дел. В данном случае, это может стать проблемой. Велика вероятность того, что у Меркель будет очень мало времени для этого.

Урегулирование конфликта на Донбассе и поддержка Украины в этой ситуации рискуют оказаться на периферии германской внешней политики. Хотя в коалиционном соглашении и говорится о намерении восстановить территориальную целостность Украины, поощрении реформ и желании участвовать в восстановлении Донбасса, ожидать каких-то прорывов и новых инициатив на этом треке со стороны Германии не стоит. Скорее всего, мы увидим сохранение нынешнего уровня вовлеченности Германии. Тем более, что кроме восточно-европейского, в первоочередных задачах германский МИД рассматривает нормализацию и выравнивание отношений с США, а также наращивание сотрудничества с балканскими странами, получившими перспективу членства в ЕС.

Впрочем, есть в этой бочке дегтя и своя ложка меда. Ослабленной Германии будет сложно продвигать и идею Северного потока-2.

Роман Кот

QHA