КИЕВ (QHA) -

В Крыму фестивали, конференции и круглые столы, на которых выступали за развитие русской культуры, проводили еще задолго до аннексии. И хотя полуостров и юридически, и фактически находился в составе Украины 21 год, русская культура и язык продолжали быть более актуальными для большинства населения полуострова.

Сейчас же Украина по сути не имеет никакого влияния на то, что происходит с культурой в Крыму. При этом целенаправленная политика Кремля имеет целью все большую сепарацию населения оккупированного полуострова.

Стало заметно разделение на “наше” (российское) и “не наше” (все остальное, враждебное). Читается желание вернуться к культуре советской эпохи с почтением к вождю, символикой и негласным запретом многообразия. Проведение национальными меньшинствами праздников и собраний теперь разрешено только в случае поддержки позиции России касательно статуса Крыма. Говорить о равных возможностях для меньшинств на оккупированном полуострове не приходится.

Остановлена деятельность учреждений, которые имели отношение к популяризации украинской культуры. В феврале 2015-го закрыли Музей украинской вышиванки, из некоторых библиотек изъяли книги современных украинских авторов. Проукраинских активистов арестовывали за проведение мероприятий.

Борьба с экстремизмом, которого теперь так боится РФ, приобрела в Крыму новое значение: теперь она служит для дополнительного контроля крымских татар. Желание, чтобы все жители Крыма стали пророссийской однородной массой, воплотилось также во множестве запретов, введенных после аннексии полуострова.

Культура из Крыма частично перекочевала вместе с людьми на территорию Украины, переехали крупные фестивали. Крымскотатарский детский фестиваль "Татлы сес" теперь проводят в Киеве, а в одном из турецких городов прошел фестиваль “Крымская ночь”, организованный Обществом культуры и взаимопомощи крымских татар в Турции.

Полностью вне контроля Украины оказались архитектурные и археологические памятники на оккупированном полуострове. Можно ли будет вернуть музейную собственность, которую за годы аннексии вывезут в Россию, и удастся ли Украине хоть как-то влиять на культурную жизнь Крыма — неизвестно.
 

Образование и язык

Сфера образования Крыма, которую можно использовать как важный источник насыщения определенной идеологией, претерпела ряд изменений.

Крымские педагоги с 2014 года прошли широкомасштабную программу повышения квалификации. В 10-11 классах все предметы должны преподавать только  на русском, а точная процедура и нормы преподавания языков меньшинств отсутствуют.

Количество школьников, обучающихся на украинском языке, сокращается с каждым годом — с 12694 в 2013-2014 годах до  371 в 2016-2017. Осталась только одна украинская школа.  У украинских школ, стоит сказать, не было достаточной финансовой поддержки за все годы независимости Украины: в Крыму их открывалось меньше всего. Так, в 2009 году на полуострове школ, где обучали на государственном языке, было всего 7, и это — на более чем 200 тыс. школьников.

По информации Крымской правозащитной группы, количество крымскотатарских школ не изменилось (в 2017 их функционировало 15 — столько же, сколько и в 2013 г.), в то время как количество классов сократилось.

Школьные учебники в оккупированном Крыму проверили на предмет того, чтобы события 2013-2014 годов были поданы так, как это нужно оккупантам: Крым вошел в состав России добровольно, это было восстановлением справедливости, а “жители Крыма вернулись в родное государство”.

Продолжает развиваться так называемое “патриотическое” образование: формирование в детях культа войны, толерантности к насилию и послушания теперешней власти. Это обеспечивают военно-патриотические уроки в школе и православные лагеря, где дети получают навыки разведчиков.  

К концу 2014 на аннексированном полуострове украинский как язык преподавания был исключен из университетского образования. Власти РФ включили Таврический национальный университет в состав новосозданного Крымского федерального университета имени В. И. Вернадского, а частично он переехал в Киев.

В оставшейся в Крыму части ТНУ закрыли факультет украинской филологии и украиноведения. Теперь изучение всего, связанного с Украиной, обеспечивает лишь деятельность объединенной кафедры украинской филологии, культуры украинского языка, теории и истории украинского языка. Абитуриенты из Крыма могут поступать в украинские вузы, хоть это и не так легко, как в российские, из-за бюрократических сложностей. К тому же есть опасность, что на семью студента, уехавшего учиться в Украину, будут оказывать давление российские спецслужбы.

В Крыму приняли закон о языках, в котором написано, что государственными на территории полуострова являются русский, украинский и крымскотатарский языки. Впрочем, первый заместитель председателя Меджлиса крымскотатарского народа Нариман Джелял в комментарии "Радио Свобода" назвал языковое равноправие “красивой формулировкой”. По его мнению, обязательное использование на официальных бланках и табличках госучреждений — вот и все "расширение прав" украинского и крымскотатарского языков. О развитии и сохранении языков в законе речи не идет. Но позиции этих языков еще более шаткие, чем кажется. Так, Общественная палата Крыма, орган местного самоуправления, предложила внести в закон поправки, которые расширят возможности использования русского языка, чтобы он имел статус привилегированного.

 

Религия

Под угрозой после оккупации оказалась в Крыму и свобода религии и убеждений, чему свидетельствует ряд инцидентов, нацеленных на представителей миноритарных конфессий и принадлежащих им религиозных объектов. Рейды ФСБ, угрозы, поджоги — все это крымские религиозные общины испытывают на себе с 2014 года.

В марте 2014 в Севастополе сотрудники службы безопасности РФ задержали священника-капеллана о. Николая Квича, который почти 10 лет представлял в городе украинскую греко-католическую церковь. Его били по голове, допрашивали 8 часов и обыскали жилище. Впоследствии духовенство УГКЦ и Киевского Патриархата было вынуждено вывезти семьи с полуострова из-за угроз в свой адрес.

Принятый в РФ 20 июля 2016 года так называемый “закон Яровой" дал властям возможность осуществлять наблюдение за группами, которые они определили как экстремистские. Под предлогом подозрения в экстремистской деятельности участились обыски в домах у крымских мусульман. Силовики ищут у них запрещенную литературу и оружие.

Кроме того, этот закон фактически запрещает деятельность миссионерских групп и молитвы в жилых помещениях, поскольку обращение в другую веру, проповеди, молитвы или распространение религиозных материалов не "в специально отведенных местах» теперь вне закона.

Ограничения в сфере религии коснулись также внешнего вида верующих.Так, в начале этого года руководство «Таврической академии» издало распоряжение «Об установлении требований к верхней одежде обучающихся». Отныне “внешний вид учащихся должен быть сезонным, без выраженных признаков социального, национального, религиозного или иного различия”. В результате этого запрета, мусульмане не смогут ходить на учебу в хиджабе, что, по мнению правозащитников, нарушает права человека. В докладе Управления Верховного комиссара ООН зафиксировано также, что многие заграничные представители религиозных общин были вынуждены выехать из Крыма, потому что им угрожали физической расправой и не продлили вид на жительство.

 

Музыка

Международные фестивали КаZантип, Jazz Koktebel, «Техносфера» ушли из оккупированного Крыма. Желая сохранить насиженное джазоманами место, оккупанты решили провести свой аналог Jazz Koktebel, однако исполнители, которые дорожат своей репутацией,  не приехали из-за санкций. Добрались на крымский полуостров не самые известные и далеко не самые желанные гости. Настоящий же Jazz Koktebel переехал под Одессу.

Самый известный в СНГ фестиваль электронной музыки «КаZантип», который "прокурор" оккупированного Крыма Наталья Поклонская назвала “наркоманским”, нашел себе преемника — фестиваль «Бифуз». Но и он не понравился крымским властям, они посчитали, что проведение «Бифуза» не удовлетворяет противопожарным и антитеррористическим нормам федерального законодательства. В результате создатели перенесли "KaZaнтип" во Вьетнам.

Посещение всемирно известными артистами Крыма в какой-то мере публично подтверждает признание другими странами этой территории как российской. Несмотря на предупреждения и угрозы лишения свободы, в Крыму выступила группа Scooter, The No Smoking Orchestra с Эмиром Кустурицей, американский музыкант Джо Линн Тернер, участник групп Rainbow и Deep Purple, джазмен Эмануэле Чизи. Некоторые из них со сцены заявляли, что хотели бы жить на оккупированном полуострове.

Но в целом международные санкции, которые должны предостерегать артистов от необдуманных шагов, действуют довольно успешно. Особенно жесткие условия для деятелей культуры поставили США: арест имущества по всему миру, штрафы и суд — вот что ожидает тех, кто таки отважится посетить оккупированный Крым.

Сегмент массовой культуры не претерпел существенных изменений. Выступать в Крыму так, как и 4 года назад, ездит много артистов российской эстрады.

В новогоднюю ночь аккомпанементом поеданию оливье и мандаринов звучали все те же Пугачева, Леонтьев, Алена Апина, Басков, Киркоров. После выступления президента Путина можно было сполна насладиться вечными “голубыми огоньками” российской эстрады 60+. Россияне даже обратились с петицией к Константину Эрнсту, гендиректору Первого канала, с просьбой изменить новогоднюю программу, сделать ее более современной. Петиция набрала 174 тысячи голосов, но поменять ничего не смогла.

 

Кино и литература

В оккупированном Крыму стали больше издавать так называемой социально значимой литературы.  По сообщению пресс-службы так называемого Министерства внутренней политики, информации и связи оккупированного Крыма, еще в 2015 году на полуострове издали более 15 тысяч экземпляров социально значимых книг. Такими стали, например, издания о Второй мировой войне и фотоальбом “Крымская весна”.

В Крыму распространяются запреты на кино, актуальные для России. Так, под цензуру попала кинокартина “Смерть Сталина”, “Любовь” Гаспара Ноэ не прошла нравственный контроль "из-за порнографии", со скандалом на большом экране показали картину Алексея Учителя "Матильда".
Еще до аннексии подчеркивалось, что в Крыму жили и отдыхали именно русские поэты. При украинских властях с 2007 года на полуострове проходил фестиваль “Великое русское слово”. В его программе, кроме встреч, посвященных русским художникам и поэтам, еще за 3 года до аннексии можно было найти такие “увлекательные” мероприятия, как “Общественный украино-российский форум «Взаимодействие – 2011»”, Международная экспертно-политологическая конференция «Русская культура в современном мире» и круглый стол «Молодежь в русском мире – фактор будущего», а между депутатами Госдумы РФ и Верховного Совета АРК в рамках фестиваля проходили футбольные матчи.

Фестиваль проводился ежегодно в соответствии с постановлением Верховной Рады АРК «О комплексном плане ежегодных мероприятий по развитию русской культуры, использованию русского языка, содержанию объектов и учреждений русской образовательной и культурно-исторической направленности в Автономной Республике Крым на 2009–2015 годы».

 

Культурное наследие

Со времени аннексии Крыма Министерство культуры России выдало ряд разрешений на проведение археологических работ. По данным прокуратуры АРК, только в 2017 году нашли 7500 предметов древности. Также известно о незаконных работах на скале, где расположено “Ласточкино гнездо”, раскопках захоронения 2 века нашей эры, работах на территории Генуэзской крепости в Судаке, а из-за добычи песка уничтожили археологические объекты античного городища Артезиан. Экспонаты Музейного фонда Украины вывозили на выставку в Москву,  и узнать, все ли из них вернули на территорию оккупированного полуострова — невозможно.

Сильно пострадал за время аннексии Бахчисарайский Ханский дворец. Под предлогом реконструкции там проводят строительные работы, во время которых росписи храма и старинные надгробия не защищают должным образом и не применяют особые технологии, необходимые для восстановления памятника. Активисты опасаются, что под сооружением может просесть грунт, дворец утратит свой статус памятника архитектуры 16-го века и перестанет быть объектом наследия ЮНЕСКО.

— Я злюсь на то, что украинские власти не придают никакого значения утерянным архитектурным памятникам в Крыму. Я считаю, что одним из наиболее важных пунктов Минских соглашений должно быть возвращение этих ценностей, движимого и недвижимого наследия и культурных достопримечательностей. Все, что находится на территории Крыма, должно и далее считаться украинским достоянием. Все движимое имущество должно быть перевезено на территорию Украины. - отметила Наталья Заболотная, президент Фонда гуманитарного развития Украины, в комментарии корреспонденту QHA.

В 2017 году Министерство финансов подконтрольного Крыма выделило 1,4 млрд рублей "Минкульту" полуострова и 22,3 млн рублей — "госкомитету по охране культурного наследия", но свою прямую функцию охраны памятников архитектуры он выполнить не может.

— Возможно, это прозвучит немного цинично, но это так же важно, как и возвращение наших политзаключенных. Нельзя разрешить Путину добавить в копилку истории России еще 5 лишних тысячелетий. Потому что это наша культура, наша история и наше достояние, - подчеркнула Заболотная.

Зато в Крыму появляются новые памятники, призванные увековечить имперское прошлое России. Президент РФ лично открыл в ноябре 2017 года памятник Александру Третьему в Ялте, а в Симферополе установили мемориальную доску Сталину.

Так культура стала мощным идеологическим инструментом, который помогает оккупантам поддерживать статус-кво России в аннексированном Крыму. Создается впечатление, что РФ использует метод кнута и пряника, где пряник — это условное возвращение в СССР и "всеобщее единство", которого хочет часть жителей, а кнут — постоянные запреты и преследования, которыми пытаются усмирить всех несогласных.

Анна Воробьева

 

QHA