КИЕВ (QHA) -

Одиночные пикеты в Крыму свидетельствуют – стратегия ненасильственного сопротивления крымских татар эффективна в условиях репрессий российских спецслужб.

В апреле 2016 года в Киеве министерство информполитики презентовало руководство по ненасильственному сопротивлению оккупации. В нем был аккумулирован опыт противодействия в разных государствах в разное время. Среди примеров успешной борьбы без кровопоролития наряду с последователями Махатмы Ганди и Мартина Лютера Кинга  активисты крымскотатарского движения за возвращение на родину.

С тех пор, как крымские татары вернулись из депортации, самой массовой и эффективной стала акция, стартовавашая в октябре 2014 года на юге Херсонской области. Тогда активисты решили остановить торговлю материковой Украины с оккупированным полуостровом. Участники фактически взяли на себя работу пограничников и таможенников. И хотя в отдельных случаях им приходилось использовать физическую силу, в целом блокада вполне соответствовала стратегии ненасильственного сопротивления Меджлиса. Несмотря на отчаянное противодействие олигархического лобби, тогда удалось добиться прекращения поставок не только товаров, но и электроэнергии, – в Крыму продолжали работать предприятия украинских миллиардеров. Правительство в Киеве было вынуждено реагировать на общественную инициативу переселенцев и запретило торговлю с оккупантами. Многие наблюдатели и участники блокады считают неудачей нереализованную идею создания крымскотатарского батальона имени Номана Челебиджихана. Костяк будущего подразделения сформировался именно в период блокирования админграницы с полуостровом. Формированию батальона воспротивился украинский генералитет. Сослались на то, что создание подразделений по национальному и религиозному признаку не предусмотрено украинским законодательством. Так, волею обстоятельств, крымскотатарское движение осталось в рамках ненасильственного сопротивления.

Мировая практика мирной борьбы свидетельствует – ее успех в значительной мере определяется количеством участников. В Индии во время борьбы за независимость под руководством Ганди выступали миллионы его сторонников. Миллионы противников политики расовой сегрегации в США собрал и возглавил Мартин Лютер Кинг. Оба лидера погибли от пуль убийц, но их идеи были реализованы. Крымских татар меньше 400 тысяч. Достаточно ли их для победы в борьбе за освобождение Крыма, за право самостоятельно решать как жить дальше? Движение крупнейшего коренного народа полуострова в своей основе справедливо – желание жить по своим законам на своей земле у адекватного человека вызывает понимание и сочуваствие. А ненасильственный характер исключает жертвы среди оккупантов, которые могли бы оттолкнуть кого-то из сторонников справедливости. Друзья у крымских татар, поддерживавшие их борьбу за право на родину, были и в советский период, и позже. Число сторонников будет расти по мере распространения информации о реальном положении дел в оккупированном Крыму. Это непросто, ведь оккупированная территория остается «серой зоной», где не могут постоянно работать международные правозащитные организации. Это сегодня – миссия лидеров Меджлиса, активистов, выезжающих за пределы Крыма и Украины.

Между тем, ненасильственное сопротивление дает первые ощутимые результаты: участникам одиночных пикетов ФСБ и полиция пока смогли противопоставить только штрафы и «разъяснительные беседы». Отставка коллаборанта Смирнова – еще одно подтверждение эффективности протестов. Их ненасильственный характер не позволяет российским силовикам усмирять непокорный народ при помощи методов, испытанных в Чечне и Дагестане против вооруженного мусульманского подполья. Крымским татарам их религия дает возможность выбирать – отвечать насилием на притесенения или нет. Пока практика борьбы в Крыму и за его пределами подтверждает правильность выбора в пользу ненасильственного сопротивления.

Анвар Деркач специально для QHA

QHA